×

КС посчитал, что присяжные могут быть проинформированы о том, что подсудимый является осужденным

Конституционный Суд отметил, что доказыванию подлежит место совершения преступления, даже если это произошло в исправительном учреждении
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» один из адвокатов отметил, что КС правильно указал, что факт прежней судимости и факт отбывания наказания в местах лишения свободы представляют собой объективную сторону состава преступления и уже не являются только лишь сведениями, характеризующими личности подсудимых. Второй выразил надежду на расширение законодателем перечня информации, которая может быть доведена до сведения присяжных, повысив тем самым объективность и взвешенность их вердиктов и снизив риск отмены приговоров апелляцией по причине изучения в их присутствии «информации, не подлежащей доведению до присяжных».

Конституционный Суд опубликовал Определение № 3276-О от 5 декабря, в котором указал, что неотъемлемой частью события преступления является место его совершения, поэтому присяжные заседатели имеют право знать, что оно совершено в исправительном учреждении.

В КС обратился суд Ямало-Ненецкого автономного округа. Как отмечалось в запросе, Александру Агееву и Алексею Воеводину, ранее судимым за совершение ряда особо тяжких преступлений против личности и отбывающим наказание в виде пожизненного лишения свободы, предъявлено обвинение в совершении шести преступлений, предусмотренных п. «д», «е» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание – причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев, не повлекшее последствий, указанных в ст. 111 и 112 УК, совершенное с применением пытки группой лиц по предварительному сговору). Также им предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительном сговору) и п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 (убийство, совершенное с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору) УК. Суд указал, что за преступление, предусмотренное п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК, одним из видов наказания является пожизненное лишение свободы.

Согласно предъявленному обвинению преступления имели место в исправительном учреждении, предназначенном для отбывания наказания осужденных к пожизненному лишению свободы. Жертвами стали другие пожизненно осужденные, шестеро из которых признаны потерпевшими по данному делу, а один был убит.

По окончании предварительного расследования обвиняемые заявили ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Когда дело поступило в суд ЯНАО, он решил приостановить производство и направить запрос в Конституционный Суд. Первая инстанция попросила проверить конституционность положений ч. 2 ст. 57 УК как допускающих – самих по себе и во взаимосвязи с положениями ч. 5 ст. 79 Кодекса – повторное назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы лицам, уже отбывающим такое наказание, и тем самым фактически лишающих их права на рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении.

Также заявитель просил проверить, соответствуют ли Конституции РФ положения п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ в той мере, в какой они обязывают суд рассмотреть уголовное дело по ходатайству подсудимого с участием присяжных, не способных быть объективными и беспристрастными как в субъективном, так и в объективном смысле. Суд ЯНАО пояснил, что осужденным предъявлено обвинение в совершении нового преступления в исправительном учреждении, жертвами которого стали другие осужденные, в связи с чем невозможно скрыть факты прежней судимости и отбывания пожизненного наказания. По мнению заявителей, коллегия присяжных не способна вследствие этого быть судом, созданным на основании закона и обеспечивающим практическую и эффективную защиту прав подсудимых в конкретном деле.

Суд ЯНАО подчеркнул, что фактические обстоятельства дела (факт прежней судимости и факт отбывания пожизненного лишения свободы) невозможно утаить от присяжных, что в совокупности с особыми мерами по конвоированию таких осужденных сформирует у коллегии заседателей предвзятую психологическую установку.

Изучив материалы дела, КС указал, что сами по себе положения п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК не затрагивают гарантий объективности и беспристрастности присяжных.

Конституционный Суд подчеркнул, что подсудимые обвиняются в совершении преступлений во время нахождения в исправительном учреждении в период отбывания ранее назначенного наказания в виде пожизненного лишения свободы. Это обстоятельство (включая факт судимости) в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 73 и п. 1 ч. 1 ст. 299 УПК является неотъемлемой частью события преступления, в совершении которого обвиняются подсудимые, так как в содержание этого понятия входят время, место, способ и другие обстоятельства содеянного. Разрешение же вопроса об инкриминируемом деянии – событии преступления – входит в компетенцию коллегии присяжных, отметил КС.

Конституционный Суд также указал, что ч. 8 ст. 335 УПК позволяет исследовать с участием присяжных данные о личности подсудимого в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления. Однако – с учетом предписаний п. 1 ч. 1 ст. 73 и п. 1 ч. 1 ст. 299 Кодекса – положения данной нормы не следует истолковывать как императивно запрещающие коллегии присяжных исследовать факты прежней судимости, относящиеся к событию преступления и подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Суд пришел к выводу, что по смыслу ст. 73, 299, 334 и 335 УПК данные о факте судимости могут быть доведены до сведения коллегии присяжных, если эти сведения входят в предмет доказывания по уголовному делу – в части установления обстоятельств события преступления, – исходя из предъявленного обвинения либо из версии стороны защиты. Поэтому неопределенности в отношении п. 2 ч. 2 ст. 30 УК, подчеркнул КС, в аспекте, изложенном заявителем, с позиции конституционных гарантий и в рамках данного дела нет.

«Что же касается части второй статьи 57 УК Российской Федерации, предусматривающей ограничения в назначении пожизненного лишения свободы, связанные с неприменением этого наказания к женщинам, лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста, а также части пятой статьи 79 этого Кодекса, разрешающей вопросы об условно-досрочном освобождении осужденных к пожизненному лишению свободы, то они не подлежат применению в рассматриваемом судом Ямало-Ненецкого автономного округа по первой инстанции уголовном деле: на данной стадии судебного производства заявление об условно-досрочном освобождении осужденных к пожизненному лишению свободы не может быть подано и не может исследоваться судом; подсудимые ˂…˃ не достигли шестидесятипятилетнего возраста», – указал КС, признав запрос суда ЯНАО не подлежащим дальнейшему рассмотрению, поскольку поставленный в нем вопрос не требует вынесения итогового решения Суда в виде постановления.

В комментарии «АГ» адвокат Московской региональной коллегии адвокатов Александр Васильев предположил, что мотивом запроса суда ЯНАО был поиск оснований для ограничения компетенции суда присяжных. «К счастью для юридического сообщества, КС пресек такую попытку на корню. В противном случае перед федеральными судами открывались бы весьма заманчивые перспективы переформатирования многострадального уголовно-процессуального законодательства – достаточно было бы найти в материалах дела информацию, не подлежащую доведению до сведения присяжных, объявить ее неотторжимым элементом обвинения и руководствуясь “заботой о правах подсудимого”, лишить его права на суд присяжных», – пояснил эксперт.

При этом адвокат посчитал, что данная проблема гораздо глубже – она в очередной раз продемонстрировала юридическому сообществу инфантилизм и непродуманность правовых норм, регламентирующих рассмотрение дел присяжными. По его мнению, трудно понять, чем руководствовался законодатель, ограничивая круг информации, подлежащей доведению до сведения присяжных, а фактически отдавая решение этих вопросов на откуп «судейскому усмотрению» и трактуя факты прежних судимостей подсудимого исключительно как некое безальтернативно порочащее его обстоятельство.

«Мне не раз приходилось видеть ситуации, когда детальное изучение присяжными личности (и в том числе судимостей) подсудимого могло бы добавить их последующему вердикту куда больше объективности и обоснованности, помочь правильно оценить непосредственные обстоятельства преступления и степень виновности. Более того, в ряде случаев это пошло на пользу именно стороне защиты», – указал Александр Васильев. Он отметил, что факт прежней судимости мог бы объяснить, почему из нескольких возможных «претендентов» на роль обвиняемого следствие выбрало конкретное лицо, а сведения о том, что ранее подсудимый не был осужден за насильственные преступления заставил бы присяжных задуматься, он ли совершил особо тяжкое деяние в этот раз.

Кроме того, адвокат подчеркнул, что информация о прежних судимостях при определенных обстоятельствах может служить даже элементом алиби. Александр Васильев также рассказал, что в данный момент защищает подсудимых, которым, помимо прочего, вменяют участие в преступном сообществе. В период, в который, по версии следствия, существовало данное сообщество, некоторые из подсудимых успели совершить преступления и даже отбыть за них наказания, и в прежних приговорах об этом сообществе не упоминалось. «С учетом того что прежние приговоры до настоящего времени не отменены, обвинение породило парадоксальную ситуацию, когда одни и те же граждане совершают преступные деяния то в рамках сообщества, то вне его, что выглядит несерьезно», – заметил он.

Адвокат выразил надежду, что когда-нибудь законодатель расширит перечень информации, которая может быть доведена до сведения присяжных, повысив тем самым объективность и взвешенность их вердиктов и снизив риск отмены приговоров (в основном почему-то оправдательных) апелляционной инстанцией, по причине изучения в их присутствии «информации, не подлежащей доведению до присяжных».

Адвокат, управляющий партнер АБ «FORTIS» Вячеслав Земчихин посчитал, что правовых препятствий для рассмотрения уголовного дела судом присяжных нет. «Смысл уголовно-правовой нормы состоит в том, чтобы не исследовать без необходимости те или иные сведения о подсудимом, которые могут сформировать у присяжных предубеждение. В данной ситуации, как правильно указал КС, факт прежней судимости и факт отбывания наказания в местах лишения свободы входят в объективную сторону состава преступления и уже не являются только лишь сведениями, характеризующими личности подсудимых. Для подобных случаев в процессе есть председательствующий, который в ходе обращения к присяжным и напутственном слове должен “очистить умы” присяжных от неверного понимания указанных обстоятельств», – резюмировал адвокат.

Рассказать: