×

КС: выявленный смысл законоположения одного кодекса распространяется на аналогичные положения других

Суд отметил, что указание на то, что пересмотр арбитражного дела по новым обстоятельствам в связи с признанием НПА недействующим не зависит от момента принятия соответствующего решения, по аналогии распространяется и на КАС
Фото: Пресс-служба КС РФ
В комментарии «АГ» один из адвокатов заметила, что постановление КС направлено на обеспечение единства правоприменения, что имеет первостепенное значение для качества и эффективности правосудия. Вторая указала, что формально суды, отказывая заявителю в пересмотре по новым обстоятельствам и не признавая таким обстоятельством решение Верховного Суда РФ о признании нормативного правового акта недействующим с момента вступления в силу этого решения, действовали строго в рамках процессуального закона.

Конституционный Суд вынес Постановление № 9-П, в котором указал, что право лица на пересмотр несправедливого судебного акта в связи с признанием недействующим нормативного правового акта, на котором он был основан, не должно ограничиваться в зависимости лишь от того, было ли дело с участием этого лица разрешено по правилам гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства.

Отказ в пересмотре дела по новым обстоятельствам

В связи с заключением аттестационной комиссии о несоответствии занимаемой должности Александр Таратухин в августе 2014 г. был уволен с военной службы. Мужчину отозвали из отпуска, не предоставили времени для прохождения военно-врачебной комиссии, не выдали воинские перевозочные документ и уволили по причине невыполнения им условий контракта. Он попытался обжаловать заключение вышестоящему командованию, но ему не удалось.

Александр Таратухин обратился в 94 гарнизонный военный суд с требованием о признании незаконными действий и решений должностных лиц ФСО России. По его мнению, ему также неверно рассчитали выслугу лет.

26 февраля 2015 г. суд отказал в удовлетворении требований на основании в том числе Порядка организации и проведения аттестации военнослужащих федеральных органов государственной охраны, утвержденного приказом ФСО России от 29 апреля 2005 г. № 155, отметив, что на момент рассмотрения дела данный приказ, вопреки утверждению Таратухина, незаконным не признан и уполномоченным должностным лицом не отменен, а значит, подлежит применению. Сам истец проинформировал суд о поданном им заявлении в ВС РФ об обжаловании данного приказа, однако суд проигнорировал эту информацию.

1 апреля 2015 г. Верховный Суд по заявлению Александра Таратухина признал названный Порядок недействующим со дня вступления решения об этом в законную силу. Суд исходил из того, что НПА затрагивает права неопределенного круга лиц, однако в нарушение закона не прошел государственную регистрацию в Минюсте России и не был официально опубликован. Ввиду этого требование административного истца было удовлетворено без исследования иных обстоятельств, включая содержание оспариваемого акта. Правильность такого решения подтвердила Апелляционная коллегия Верховного Суда. Решение вступило в законную силу 26 мая 2015 года.

1 июня того же года судебная коллегия по административным делам 3 окружного военного суда оставила без изменения решение 94 гарнизонного военного суда со ссылкой на то, что примененный судом первой инстанции Порядок признан недействующим лишь с момента вступления решения о том в законную силу. В передаче жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Александру Таратухину было отказано определениями судьи 3 окружного военного суда и судьи Верховного Суда.

Читайте также
КС напомнил судам об обязанности не применять подзаконные акты, противоречащие закону
Конституционный Суд разъяснил, что пересмотр арбитражного дела по новым обстоятельствам в связи с признанием НПА недействующим не зависит от момента принятия соответствующего решения
12 Июля 2018 Новости

23 августа 2018 г. мужчине было отказано в пересмотре решения 94 гарнизонного военного суда по новым обстоятельствам - апелляция оставила его без изменений. В передаче жалоб в кассацию Таратухину было отказано со ссылкой на то, что обстоятельство, на которое он ссылается, а именно признание Порядка недействующим, не являлось новым на момент рассмотрения дела судом второй инстанции, а потому и не относится к основаниям для пересмотра судебных актов, исчерпывающий перечень которых закреплен законом. Одновременно суды сочли невозможным применить по аналогии правовые позиции Конституционного Суда, выраженные в Постановлении от 6 июля 2018 г. № 29-П, о котором ранее писала «АГ».

Тогда КС проверял конституционность п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ. По итогам рассмотрения жалобы КС РФ постановил признать оспариваемую норму не противоречащей Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу она не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу решения арбитражного суда, в основу которого положен нормативный правовой акт, признанный недействующим судом общей юрисдикции, – вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим, в связи с чем направить решения, принятые в отношении заявителя, на пересмотр.

Конституционный Суд разъяснил спорную норму

Александр Таратухин обратился в Конституционный Суд. В жалобе (имеется у «АГ») он указал, что п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС не соответствуют Основному закону в той мере, в какой препятствует пересмотру судебного акта, если положенный в его основу нормативный правовой акт в дальнейшем признан недействующим со дня вступления решения о том в законную силу, чем, по мнению заявителя, исключается возможность восстановления в судебном порядке нарушенных прав и законных интересов, связанных с прохождением им военной службы.

Читайте также
Конституционный Суд напомнил нижестоящим инстанциям об азах юриспруденции
КС РФ разъяснил обязанность арбитражных судов проверять нормативный акт на соответствие иному нормативному акту, имеющему большую юридическую силу
13 Декабря 2017 Новости

Изучив материалы дела, Конституционный Суд указал, что в Постановлении № 37-П/2017 и Постановлении № 29-П/2018 (принятом в отношении положения АПК РФ, аналогичного оспариваемому заявителем) он сформулировал, что в отличие от признания судом нормативного правового акта не подлежащим применению в конкретном деле как противоречащего акту большей юридической силы, последствием признания судом нормативного правового акта недействующим является его исключение из системы правового регулирования, обеспечиваемое доведением такого решения суда до сведения широкого круга лиц в надлежащем порядке (п. 2 ч. 4 ст. 215 и ч. 1 ст. 216 КАС) и возможностью пересмотра в установленных случаях состоявшихся судебных решений. Следовательно, указал Суд, таким решением суда удовлетворяется как индивидуальный интерес лица в защите принадлежащих ему прав (уже нарушенных применением этого акта или находящихся под непосредственной угрозой нарушения в будущем), так и общественный интерес в поддержании законности и правопорядка в целом.

Также КС отмечал, что у административного истца, являющегося (являвшегося) одновременно участником гражданского дела, имеется юридическая заинтересованность в рассмотрении по существу его заявления об оспаривании подлежащих применению (примененных) в этом гражданском деле положений нормативного правового акта. Кроме того, обращаясь за судебной защитой в порядке административного судопроизводства, лицо предпринимает усилия для отстаивания своей позиции, а также несет временные и финансовые издержки, в том числе на уплату государственной пошлины при подаче административного искового заявления и жалобы на принятое решение, на оплату услуг представителя, отвечающего требованиям, предусмотренным ст. 55 КАС РФ, а потому имеет разумные основания ожидать, что решение об удовлетворении его требования будет способствовать дальнейшей защите его имущественных и иных прав.

В тех же постановлениях Конституционный Суд сформулировал, что в случае, когда нарушение прав лица применением нормативного правового акта в гражданском деле уже имело место, невозможность для него извлечь благоприятные правовые последствия из судебного решения, которым удовлетворено его административное исковое заявление, но этот акт признан недействующим на будущее время, обесценивала бы само право на обращение в суд с административным иском, лишала бы стимулов к защите своих прав всеми не запрещенными законом способами, подрывала бы доверие к судебной системе и правосудию в целом, а также ставила бы такое лицо в неравное положение по сравнению с теми, кто будет испытывать на себе положительное воздействие указанного решения в дальнейшем, не приложив собственных усилий к устранению из правового поля незаконного нормативного правового акта.

Суд указал, что п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ (как и аналогичные положения ГПК и АПК), называя новым обстоятельством для целей пересмотра судебного акта отмену послужившего основанием для его принятия постановления соответствующего органа, прямо не связывает возможность такого пересмотра с действием соответствующего судебного решения во времени. «Вместе с тем судебные акты, принятые в отношении А.Н.Таратухина, свидетельствуют о том, что такой пересмотр суды обусловливают признанием нормативного правового акта недействующим именно со дня его принятия», – указал КС. На это толкование указанного законоположения, заметил он, ориентирует и п. 6 ч. 1 той же статьи, который, по сути, регламентирует частный случай утраты нормативным правовым актом его юридической силы как нового обстоятельства для целей пересмотра судебных актов (признание ВС РФ, судом общей юрисдикции недействующим со дня принятия нормативного правового акта, примененного судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель оспорил данный нормативный правовой акт).

Читайте также
Изменение практики правоприменения обратной силы не имеет
Опубликовано постановление Конституционного Суда РФ о том, что решения судебных коллегий ВС РФ по конкретному делу не могут быть основанием для пересмотра аналогичных дел
23 Октября 2017 Новости

Конституционный Суд указал, что в Постановлении от 11 января 2019 г. № 2-П, имея в виду однородный характер регулируемых Гражданским и Арбитражным процессуальными кодексами правоотношений и опираясь на правовую позицию, высказанную в Постановлении от 17 октября 2017 г. № 24-П, он отметил, что гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в главных своих началах и чертах должно быть единообразным. С учетом этого, указал он, сделанный им вывод в отношении п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК и сохраняющие силу правовые позиции, положенные в основание данного вывода, в полной мере применимы и к регулированию, установленному п. 1 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

Суд заметил, что оспариваемый заявителем п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС РФ регулирует тот же, по сути, круг правоотношений, что и названные нормы гражданского и арбитражного процессуального законодательства. Кроме того, вплоть до 15 сентября 2015 г. производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов публичной власти, а значит, и пересмотр вынесенных в таких делах судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам регламентировались именно ГПК, его главой 25.

«Следовательно, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные им в указанных постановлениях и сохраняющие свою силу, в равной мере подлежат учету при применении судами общей юрисдикции рассматриваемого в настоящем деле законоположения. В противном случае создавались бы предпосылки для отступления от принципа правового равенства (статья 19 Конституции Российской Федерации), поскольку право лица на пересмотр несправедливого судебного акта в связи с признанием недействующим нормативного правового акта, на котором он был основан, ограничивалось бы в зависимости лишь от того, было ли дело с участием этого лица разрешено по правилам гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства», – подчеркнул Суд.

Конституционный Суд постановил признать п. 1 ч. 1 ст. 350 КАС соответствующим Конституции, поскольку он не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта суда общей юрисдикции по заявлению лица, в связи с административным иском которого положенный в основу этого судебного акта нормативный правовой акт признан недействующим судом, вне зависимости от того, с какого момента данный нормативный правовой акт признан недействующим.

Суд указал, что выявленный смысл оспариваемых положений является общеобязательным, что исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Также КС постановил пересмотреть судебные акты, принятые по делу Александра Таратухина.

Эксперты «АГ» оценили выводы КС

Управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры», адвокат Татьяна Проценко отметила, что формально суды, отказывая заявителю в пересмотре по новым обстоятельствам и не признавая таким обстоятельством решение Верховного Суда РФ о признании нормативного правового акта недействующим с момента вступления в силу этого решения, действовали строго в рамках процессуального закона.

Адвокат указала, что в данном решении Конституционный Суд попытался исправить норму, содержащуюся в ч. 2 ст. 253 ГПК РФ и перекочевавшую в ч. 2 ст. 215 КАС РФ, позволяющую суду в случае признания нормативного правового акта не соответствующим закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, прекратить его действие не со для его принятия, а с иной определенной судом даты (например, с момента вступления в силу решения суда). «Ситуация сложилась абсурдная: суд на какое-то время фактически разрешает действие незаконного нормативного правового акта», – заметила Татьяна Проценко.

«Видится, что признавать неконституционной следовало именно эту норму ГПК и КАС. Расширительное толкование, данное Конституционным Судом РФ ст. 350 КАС РФ, является лишь попыткой исправить последствия применения нормы, заложенной в ч. 2 ст. 215 КАС РФ», – резюмировала адвокат.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва считает, что постановление КС направлено на обеспечение единства правоприменения, что имеет первостепенное значение для качества и эффективности правосудия.

Между тем, по ее мнению, в анализируемом деле позиция Верховного Суда представляет больший интерес. Так, ВС РФ указал, что ввиду того, что до настоящего времени правила, содержащиеся в Порядке, применялись, данный нормативный правовой акт подлежит признанию недействующим с момента вступления решения суда в законную силу. При этом Суд признал, что был нарушен порядок, в частности нормативный правовой акт не был зарегистрирован в Минюсте РФ.

Читайте также
Верховный Суд разъяснит порядок оспаривания НПА
Пленум ВС отправил на доработку соответствующий проект постановления, но эксперты прокомментировали для «АГ» его основные положения
20 Декабря 2018 Новости

В то же время Ольга Рогачёва отметила, что в соответствии с п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» акты, не прошедшие государственную регистрацию (если такая регистрация является обязательной), не опубликованные в предусмотренном порядке, а равно имеющие иные нарушения порядка принятия и введения в действие, свидетельствующие об отсутствии у них юридической силы, не влекут правовых последствий и не могут регулировать соответствующие правоотношения независимо от выявления указанных нарушений в судебном порядке. Установив такие нарушения, суд принимает решение о признании оспариваемого акта не действующим полностью (в том числе и при оспаривании в суд его отдельных положений), как не имеющего юридической силы с момента его принятия, вывод о чем должен содержаться в резолютивной части судебного акта. «В этом случае Пленум ВС четко говорит, что акт признается недействующим с момента его принятия», – подчеркнула она.

Рассказать: