×

На ПМЮФ обсудили совместное осуществление исключительного права

Спикеры из России, Швейцарии, Германии и Беларуси поделились опытом своих стран в вопросе совместного правообладания патентным правом
Фото: Егоров Евгений, источник:ТАСС
В целом участники дискуссии указали на недостаточную урегулированность данной сферы.

15 мая в рамках Петербургского международного юридического форума представители науки и практикующие юристы обсудили ряд вопросов относительно совместного осуществления исключительного права.

В ходе дискуссии «Совместное осуществление исключительного права» заместитель начальника отдела обобщения судебной практики и статистики Суда по интеллектуальным правам Мария Кольздорф отметила, что отношения соправообладателей между собой и с третьими лицами фактически урегулированы одной нормой – п. 3 ст. 1229 ГК, которая применяется, если соправообладатели в соглашении не договорились об ином. Так, согласно данной норме, каждый вправе самостоятельно использовать объект интеллектуальной собственности и защищать свое право, но для распоряжения исключительным правом необходимо совместное согласие соправообладателей. Кроме того, в законе установлено, что доли в доходах от совместного использования и распоряжения считаются равными. Многие иные вопросы остаются нерешенными.

Читайте также
ВС разъяснил применение положений ГК в области интеллектуальной собственности
Постановление Пленума разъясняет подсудность интеллектуальных споров, определение размера компенсации нарушенных прав, допустимость использования скриншотов как доказательств и иные вопросы
23 Апреля 2019 Новости

Мария Кольздорф указала на классический случай, когда исключительное право возникает у нескольких лиц – совместное создание объекта, например лекарства. Для получения патента автору необходимо обратиться в Роспатент. При этом в законе отсутствует норма о том, кому принадлежит право, если соавторов несколько, и в каком режиме оно им принадлежит. «В законе лишь сказано, что правом на получение патента они могут распоряжаться совместно. Означает ли это, что каждый не может распорядиться своей частью, учитывая, что в законе не сказано, что право на получение патента принадлежит им совместно? На практике такие случаи возникают и каждый распоряжается сам», – пояснила она.

Спикер отметила, что один из соправообладателей может передать право на получение патента иному лицу, с которым другому ученому придется согласовывать все действия по получению патента. По мнению Марии Кольздорф, если предусматривается право распоряжения правом на получение патента, то логично было бы предусмотреть такое право и для распоряжения в исключительном праве.

Кроме того, она затронула тему согласования лицензирования патента и случая, когда одна сторона может отказаться согласовать данный порядок. «Какие риски несет контрагент, который заключает договор лишь с одним правообладателем? У соправообладателя возникает вопрос, как поступить – может ли он распорядиться частью в исключительном праве? Часть 4 ст. 1229 ГК предусматривает распоряжение только полностью исключительным правом», – подчеркнула Мария Кольздорф.

Она отметила, что ВС указал, что образование долей в исключительном праве невозможно. «Когда возникает конфликт, они могут передать дело на разрешение в суд. В каких случаях он может выйти за рамки общего правила о том, что лицензирование возможно только совместно?» – задалась вопросом спикер.

Продолжая дискуссию, консультант отдела законодательства об интеллектуальных правах Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ Наталья Спиридонова указала, что ГК запрещает применение общей собственности к исключительным правам, поскольку когда дело касается вещей – есть материальный актив. «В нематериальном <активе> ценность не в нем, а в прибыли, которая может быть получена. Принцип равенства начинает искажаться, что должно быть урегулировано», – подчеркнула она. Наталья Спиридонова отметила, что в сообладании это сложно обеспечить, поскольку экономическая ценность нестабильна. В качестве примера она привела соправообладателей разного типа – работника и работодателя и пояснила, что в данном случае существуют разные возможности коммерциализации.

Партнер Eisenfuehr Speiser Фолькмар Хенке указал, что новая редакция ст. 1229 ГК РФ вызвала много дискуссий, в том числе и в Германии. Он заметил, что на международном уровне патент в совместном правообладании должен быть общим, в случае продажи или реализации в качестве залога подразумевается принцип согласия всех остальных правообладателей.

Он отметил, что всегда возникают проблемы с продолжительностью действия патента. Также он указал, что в США правообладатели могут делать с патентом все что угодно, если он используется на благое дело. Фолькмар Хенке заметил, что в Германии не предусмотрено, как решить проблемы правообладания совместной собственностью, как может действовать один соправообладатель в отсутствие разрешения других. «Обычно можно принять решение большинством голосов», – указал спикер.

Читайте также
Распоряжение исключительным правом хотят уточнить
Поправки в ГК предполагают, что большинству правообладателей не понадобится согласие остальных для распоряжения правом на результат интеллектуальной деятельности
29 Октября 2018 Новости

Руководитель службы по промышленной собственности Ведомства по интеллектуальной собственности Швейцарии Александр Пфистер отметил, что в его стране существуют конкретные правила, которые прописаны в законах об интеллектуальной собственности. Он указал, что есть акт о патенте, однако в товарных знаках детализации не наблюдается.

Александр Пфистер отметил, что в Швейцарии все сделки относительно части патента регулируются отношениями между совладельцами: каждый может распорядиться своей частью независимо от второго совладельца, а также может самостоятельно ее защищать. Кроме того, он рассказал о законной практике передачи патента третьему лицу без регистрации такой передачи в регистрирующем органе. В то же время он отметил, что законодательство признает такую передачу недействительной, отчего возникает коллизия в праве.

Ведущий научный сотрудник Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь Сергей Лосев отметил, что в Беларуси только подходят к пониманию рассматриваемых проблем. Он указал, что основное регулирование содержит Гражданский кодекс, а детальное – специальные законы. Спикер отметил, что в ГК Беларуси норма исключительного права и вещных прав сформулирована кратко по сравнению со ст. 1227 ГК России. «У нас исключительное право не зависит от права собственности. Это не исключает применения аналогии закона и права», – указал спикер.

Сергей Лосев добавил, что в 2018 г. были приняты изменения в патентном законе, в соответствии с которыми право на получение патента было признано неограниченно оборотоспособным. Таким образом, патентосообладателями стали иные лица, а не только соавторы. При этом белорусское законодательство не допускает совместного обладания правами на товарный знак, поэтому закон в таких случаях предусматривает переход в сферу коллективного знака.

Заместитель председателя Суда по интеллектуальным правам Владимир Корнеев отметил, что в соответствии со ст. 10 ГК разрешаются вопросы, возникающие при подаче одним соправообладателем иска в отношении другого. «Статья 10 ГК применяется, когда совершаются действия за рамками обычного поведения. Правообладание, по-моему, – обычное поведение, поэтому не должно регулироваться данной нормой», – заключил Владимир Корнеев.

Рассказать:
Дискуссии
ПМЮФ-2019
ПМЮФ-2019
Юридический рынок
20 Мая 2019