×

Не всем иностранным третейским судам придется иметь обособленные подразделения в России

Соответствующие поправки предложены в законопроект, уточняющий процедуру предоставления российским НКО и иностранным арбитражным учреждениям права создания третейского суда в России
Мнения экспертов «АГ» по выработанным предложениям разделились. Один эксперт считает, что принятые решения заслуживают поддержки, так как будут способствовать дальнейшему развитию института арбитража в России. Другой эксперт раскритиковал предложенные условия создания иностранными третейскими судами спецподразделений в РФ и привел свои доводы в обоснование своей позиции.

19 сентября состоялось заседание рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства, в ходе которого обсуждались поправки в законопроект № 350176-7, которым предлагается уточнить процедуру предоставления российским НКО и иностранным арбитражным учреждениям права создания третейского суда в России. 

Как ранее писала «АГ», законопроект предусматривает, что право на осуществление функций третейского суда предоставляется российским некоммерческим организациям актом Правительства РФ, а отказ в его предоставлении – решением Минюста. В обоих случаях решение принимается на основании соответствующей рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства. В отношении иностранного арбитражного учреждения это право предоставляется, только если оно включено в перечень иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими в соответствии с законодательством. 

Включение в перечень осуществляется Минюстом на основании рекомендации совета, которая дается, если иностранное арбитражное учреждение обладает широко признанной международной репутацией и имеет обособленное подразделение на территории РФ либо юридическое лицо, при котором создано такое иностранное арбитражное учреждение в соответствии с законодательством РФ.

В случае выдачи советом отрицательной рекомендации Минюст России принимает решение об отказе во включении иностранного учреждения в указанный перечень, и предоставленные документы возвращаются заявителю. Такой отказ может быть обжалован в суде. 

Законопроектом предусматривается также наделение совета полномочиями по обобщению практики применения законодательства РФ об арбитраже (третейском разбирательстве).  

В ходе заседания рабочей группы заместитель министра юстиции РФ Денис Новак высказался за создание специальных подразделений в РФ только для тех иностранных третейских судов, которые рассматривают внутренние споры в России. Он также предложил внести изменения в законодательство о рекламе с целью недопустимости недобросовестной рекламы третейскими судами ad hoc. С этими предложениями согласился вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Вадим Чубаров. 

Ректор МГЮА им. О.Е. Кутафина Виктор Блажеев отметил необходимость упрощения порядка получения разрешений третейскими судами и установления исчерпывающего перечня документов, необходимых для функционирования третейских судов. 

Руководитель рабочей группы, председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников сообщил о проблемах создания третейских судов; о необходимости развивать институт третейского разбирательства в РФ и выработке мер, которые будут способствовать повышению доверия к арбитражным учреждениям. Он также поддержал идеи о возложении всех полномочий на Минюст России по предоставлению права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, а также отказа в выдаче такого разрешения; установлении исчерпывающего перечня документов на осуществление деятельности третейским судом. 

По результатам заседания было решено внести в законопроект поправки о наделении Минюста полномочиями на предоставление права (вынесение отказа) по осуществлению деятельности постоянно действующим третейских судов; об установлении в Законе об арбитраже исчерпывающего перечня документов на осуществление деятельности третейским судом; а также о создании в РФ спецподразделений только для тех иностранных третейских судов, которые рассматривают внутренние споры в России.

Комментируя принятые решения, ответственный администратор Российского арбитражного центра при Российском институте современного арбитража Андрей Горленко отметил, что они заслуживают поддержки, так как будут способствовать дальнейшему развитию института третейского разбирательства в российской юрисдикции. 

«Мы видим значительную положительную динамику в этом направлении в течение последних двух лет действия нового законодательства. Интерес бизнеса к современным и добросовестным российским площадкам растет, сами арбитражные учреждения постоянно работают над совершенствованием своих процедур и популяризацией арбитража, – отметил эксперт. – Необходимо отметить предложение смягчить требования для иностранных арбитражных учреждений, которые администрируют международные коммерческие споры». По мнению эксперта, получение статуса ПДАУ ведущими арбитражными центрами будет также иметь позитивный эффект для российской юрисдикции. 

Читайте также
Совершенствование третейского разбирательства с большими полномочиями
Минюст внес изменения в Положение о порядке создания и деятельности Совета по совершенствованию третейского разбирательства
30 Октября 2017 Новости

Адвокат, партнер Clifford Chance Тимур Аиткулов отметил, что в настоящий момент право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения предоставляется Правительством РФ на основании рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства. «Из формулировки комментируемого предложения по возложению указанных полномочий на Минюст не совсем понятно, сохранятся ли полномочия Совета по совершенствованию третейского разбирательства в части предоставления рекомендации, – считает адвокат. – Если они сохранятся, то нет принципиальной разницы в том, кто будет предоставлять право на основании такой рекомендации (Правительство РФ или Минюст России)». 

Эксперт также отметил, что действующим законодательством не предусмотрено, что иностранные третейские суды должны создавать в России какие-либо специальные подразделения в РФ в качестве условия для получения ими права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. «Ранее Минюст выступил за введение такого условия в российское законодательство. Однако предложение Минюста не имело под собой никаких юридических или практических оснований и было крайне негативно воспринято ведущими международными арбитражными центрами. Теперь предлагается более мягкий вариант – обязать иностранные третейские суды создавать в России подразделения только в том случае, если третейские суды будут администрировать внутренние споры. Этот более мягкий вариант, как и предыдущий, не имеет под собой никаких юридических или практических оснований», – рассказал он. 

В обоснование своей позиции Тимур Аиткулов пояснил, что споры в третейском суде рассматриваются составом арбитров, а не арбитражным институтом. «Состав арбитров может рассматривать дело в любом месте, о котором договорились стороны, – отметил адвокат. – Поэтому наличие или отсутствие в России подразделения иностранного третейского суда не повлияет на рассмотрение дела, и, следовательно, указанное предложение нецелесообразно. В противном случае такая мера лишь затруднит возможность российских организаций обращаться в иностранный третейский суд за разрешением спора». 

Также эксперт привел иные причины, почему он считает предложенную меру неработоспособной. «Вопрос о том, внутренний это спор или международный, зависит от состава участников. Предположим, изначально договор заключен иностранной компанией с российским контрагентом, но впоследствии иностранная компания уступила свои права российской организации (например, своему дочернему обществу в России), – разъяснил Тимур Аиткулов. – Принятие предлагаемых поправок вполне возможно приведет к ситуации, когда арбитражная оговорка в таком договоре в пользу иностранного третейского суда, не имеющего подразделения в России, станет неисполнимой». 

Адвокат отметил, что такой результат крайне негативно скажется на стабильности гражданского оборота. «Более того, предлагаемые ограничения могут привести к тому, что российские организации будут действовать через иностранных лиц – хотя бы только для того, чтобы иметь возможность рассмотреть споры в иностранном третейском суде, если он, с их точки зрения, более предпочтителен для данного конкретного случая», – заключил Тимур Аиткулов.

Рассказать: