×

Решения арбитражных судов гораздо сложнее для восприятия, чем правовые акты

К такому выводу пришли сотрудники Института проблем правоприменения, дополнительно указав, что итоговые акты по спорам из публичных правоотношений более трудны для понимания, чем решения, вынесенные по гражданским делам
Один из экспертов полагает, что лингвистические ошибки не только усложняют восприятие судебного акта, но и демонстрируют недостаточный уровень профессионализма судьи, а значит, снижают авторитет судебной власти. Два других указали на факторы, которые не позволяют судьям излагать свою позицию и обстоятельства дела яснее и проще. Первая из них отметила необходимость сначала озвучить решение и лишь потом подготовить его мотивировку. Второй обратил внимание на высокую загрузку судей и низкое качество работы представителей, «грамотные» документы которых могут стать хорошим подспорьем при разрешении спора.

Институт проблем правоприменения опубликовал аналитическую записку о результатах изучения лексического и синтаксического качества текстов решений российских арбитражных судов. Исследование подготовили научный сотрудник ИПП, к.ю.н. Денис Савельев и младший научный сотрудник ИПП, экономист и политолог Руслан Кучаков.

Авторы проанализировали почти 900 тыс. судебных актов

Сотрудники ИПП изучили около 900 тыс. решений арбитражных судов по делам, зарегистрированным в 2013–2017 гг. Примечательно, что в выборку вошли только те споры, где одной из сторон являлась либо организация, выручка которой в 2016 г. превысила 10 млрд руб., либо кредитная организация, указанная в справочнике Центробанка на 16 марта 2018 г. В аналитической записке отмечается, что использование таких данных позволило сфокусироваться на наиболее значимых для экономики субъектах.

Добавим, что исследовались только вступившие в законную силу решения судов первой инстанции, из числа которых были исключены слишком короткие и слишком длинные тексты. Для деления дел на категории авторы использовали систему картотеки арбитражных дел и банка решений арбитражных судов.

Основные выводы

Авторы заметили, что мотивировочные части решений зачастую не содержат подробного раскрытия причин, по которым суд сделал тот или иной вывод.

В декабре 2018 г. Денис Савельев и Руслан Кучаков опубликовали результаты аналогичного исследования, предметом которого стали тексты нормативных актов. В исследовании 2019 г., посвященном актам арбитражных судов, авторы указали, что лексическое разнообразие таких решений на треть ниже по сравнению с нормативными актами, а сложность предложений в два раза выше. Иными словами, сложность текстов решений арбитражных судов существенно выше, чем сложность текстов правовых актов.

Кроме того, как указано в исследовании 2019 г., литературные тексты, например «Война и мир», «Преступление и наказание», существенно проще для восприятия, чем законы и решения судов.

Отмечается, что тексты решений, вынесенных в порядке упрощенного производства, меньше и проще. «Это позволяет констатировать, что упрощенный порядок судопроизводства не только не требует расходов на присутствие представителя сторон в деле, но и выражается в более простых для составления и последующей работы текстах решений», – отмечают авторы.

Денис Савельев и Руслан Кучаков пришли к выводу, что тексты решений по спорам, вытекающим из публичных правоотношений, существенно сложнее и больше по объему, чем содержание актов, вынесенных по гражданским делам. При этом наиболее непростыми являются решения по делам об обжаловании ненормативных актов федеральных госорганов, отказа в регистрации прав на недвижимость и действий внебюджетных фондов. Наиболее просто по спорам из публичных правоотношений суды излагают выводы при оспаривании актов о привлечении предпринимателей к административной ответственности.

Примечательно, что сложность решений по делам из публичных правоотношений обусловлена не тяжелыми для восприятия словами, а длинными и сложно составленными предложениями.

В производстве по гражданским делам, по словам авторов исследования, наиболее трудно воспринимаются тексты решений по спорам, связанным с признанием и защитой права собственности, сделками с недвижимостью и лизингом, а самыми простыми – по неисполнению или ненадлежащему исполнению обязательств по договорам транспортной перевозки, хранения и подряда.

Авторы обратили внимание на то, что их выводы о сложности текстов решений арбитражных судов по категориям дел не во всем совпадают с классификацией сложности споров, которую ранее рекомендовал использовать Высший Арбитражный Суд в своем Информационном письме № 167 от 1 июля 2014 г. Так, одними из самых сложных, по мнению ВАС, являются корпоративные споры. При этом результаты исследования свидетельствуют о том, что тексты решений по таким делам далеко не самые трудно воспринимаемые. «Это может говорить о том, что в юридически сложных категориях дел суды сохраняют качество юридического письма, тогда как в делах по спорам с государством формулировки судебных решений становятся плохо читаемыми», – указано в документе.

Также отмечено, что сложность решений арбитражных судов по гражданским делам остается неизменной на протяжении всего рассматриваемого периода, а сложность решений по административным делам несколько увеличивается. При этом авторы заметили, что решение при удовлетворении иска по гражданскому делу написано проще, чем при отказе или частичном удовлетворении. Иная зависимость выявлена в делах из публичных правоотношений, где тексты об удовлетворении заявления сложнее «отказных» судебных актов.

По мнению исследователей, такой вывод объясняется статистикой. В проанализированных гражданских делах отказ в иске встречался существенно реже его удовлетворения – всего в 5% случаев против 94,5%. В спорах из публичных правоотношений баланс иной: почти 37% отказов и 63% удовлетворений.

Авторы попытались выявить зависимость сложности текстов от того, каким судом они вынесены. Они пришли к выводу, что при прочих равных условиях этот показатель существенно различается в разных арбитражных судах. Например, решения АС Ингушетии гораздо меньше актов АС Калмыкии, а предложения в решениях Арбитражного суда г. Москвы длиннее, чем в актах АС Санкт-Петербурга.

В завершение исследования авторы указали, что сложность текста – это не только дополнительные издержки на его понимание, но и сигнал о возможных проблемах в делопроизводстве конкретного суда.

Эксперты согласились с наличием проблем

Адвокат практики разрешения споров и международного арбитража юридической фирмы ART DE LEX Анастасия Василенко рассказала «АГ», что российские суды, к сожалению, не поддерживают общемировую тенденцию более простого изложения информации, которая актуальна и для «общения» государства с гражданами. «В судебных актах присутствует бесконечное количество канцеляризмов и конструкций, которые не несут никакого смысла и при этом перегружают текст. В попытке придать значимости и весомости тексту, этими “железобетонными” конструкциями суды доводят официально-деловой стиль до абсурда», – пояснила адвокат.v

Она согласилась с тем, что сделать повествование в судебном акте простым и непринужденным невозможно, так как акт не должен упускать ни одной детали дела. «С другой стороны, решение должно быть понятно любому человеку. И вопрос здесь не столько в формализме и отсутствии лексического многообразия, сколько в реальном понимании конкретным судьей сути спора», – полагает Анастасия Василенко.

По ее словам, по тексту акта можно сделать вывод о том, насколько вдумчиво судья рассматривал дело. «Лингвистические ошибки хотя и не влияют на законность акта, но очевидно ухудшают его восприятие и демонстрируют недостаточный уровень профессионализма судьи, а значит, снижают авторитет судебной власти», – сказала адвокат.

Эксперт подчеркнула, что следует разграничивать сложный текст и сложное решение. «Авторы исследования отдельно остановились на том, что по делам сложной категории тексты актов понятнее и в целом качественнее. Связано это с более высоким уровнем подготовки судей, рассматривающих такие споры», – пояснила она.

Адвокат отметила, что судьи по «коммерческим» спорам зачастую более гибки в выборе средств выражения мысли и не боятся использовать понятные, а иногда и разговорные слова и выражения. «Так, в судебные акты пришли “фирма-однодневка”, “засилить судебный акт”, “директор-номинал”. Это не является признаком обеднения языка, а наоборот, говорит, что судьи понимают то, о чем пишут», – подытожила Анастасия Василенко.

Юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Дарья Соломатина полагает, что высокая сложность и порой низкое качество текста объясняются несбалансированной структурой судебных актов. «В большинстве стандартных решений значительную часть занимают изложение обстоятельств дела и цитирование норм права. Позиция суда, как правило, – не более двух абзацев. При этом выводы нередко носят шаблонный характер и не позволяют понять, почему суд принял именно такое решение», – отметила эксперт.

По мнению Дарьи Соломатиной, сравнительно невысокое качество правовых позиций судов приводит к снижению уровня доверия общества к судебной власти, возрастающему числу жалоб в вышестоящие судебные инстанции и отсутствию единообразия в судебной практике.

Комментируя причины низкого качества судебных актов, Дарья Соломатина отметила, что существующий порядок принятия решения не позволяет судьям детально исследовать все обстоятельства дела, поскольку судьи вынуждены уже по окончании судебного разбирательства оглашать принятое решение и лишь потом готовить мотивировочную часть. «Фактически нарушается логическая структура анализа фактических обстоятельств и позиций сторон: сначала суд вынужден делать вывод, а только после обосновывать, каким образом он к нему пришел», – отметила эксперт.

Ее коллега, юрист практики банкротства юридической фирмы «Инфралекс» Владимир Исаенко добавил, что нельзя не учитывать высокую загруженность судей. «В среднем они рассматривают около 100 дел в месяц, а судьи АС г. Москвы – по 180. Их рабочее время занято бесчисленными судебными заседаниями, что, конечно, сокращает время на оценку доказательств и позиции сторон, а также на подготовку собственной мотивировки. При составлении судебного акта судьям приходится опираться на те выводы, к которым они пришли в ходе непосредственного рассмотрения дела. В таких условиях принять взвешенное и мотивированное решение довольно сложно», – полагает юрист.

Кроме того, по его словам, нельзя игнорировать и низкий уровень правовых позиций сторон. «Судьи охотно берут за основу финального акта процессуальные документы сторон или предлагают им подготовить проекты судебного акта, тем самым предоставляя возможность включить нужные положения в текст решения. Однако качество подготовки процессуальных позиций сторонами зачастую оставляет желать лучшего», – поделился своим мнением Владимир Исаенко. Таким образом, заключил он, на низкое качество судебных актов влияет как несовершенство процессуального законодательства и устройства судебной системы, так и низкое качество работы представителей.

Рассказать: