×

Участник ООО вправе оспаривать избрание директора даже после назначения нового руководителя общества

ВС подчеркнул, что интерес в оспаривании такого решения сохраняется и в том случае, если на момент рассмотрения спора в реестре уже указан иной директор. Суд также указал на недопустимость отказа в таком иске из-за того, что ИФНС не представила копию протокола
Один из экспертов указал, что при истребовании доказательств суды должны использовать свои процессуальные полномочия, отказ от этого умаляет авторитет судебной власти. Вторая подчеркнула, что восстановить права пострадавших участников обществ всегда сложно, в этом им требуется активное содействие судебных органов.

Игорь Российский владел 2/3 доли уставного капитала управляющей компании «ТЭН-Девелопмент», остальная часть принадлежала Ирине Чернявской. В апреле 2018 года в ЕГРЮЛ была внесена запись о новом генеральном директоре общества.

Игорь Российский обратился в Арбитражный суд г. Москвы, указав, что только после появления записи в реестре он узнал о появлении нового руководителя у «ТЭН-Девелопмент». Истец потребовал признать недействительным соответствующее решение общего собрания участников, а также акт налогового органа о внесении сведений в ЕГРЮЛ.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска. Суд указал, что истребовал у лиц, участвующих в деле, протокол собрания, однако они его не предоставили, поэтому первая инстанция исходила из того, что не может рассматривать требования в отношении доказательства, которого нет в деле. Суд пояснил, что лишен возможности оценить состав участников собрания, явку или неявку истца на него, тогда как данный факт является основополагающим при принятии решения о недействительности.

Первая инстанция также сослалась на то, что уже после внесения в ЕГРЮЛ оспариваемой записи в Реестр была внесена новая запись, в соответствии с которой руководителем общества стал другой человек. Основываясь на этом, суд пришел к выводу о том, что права истца не нарушены, так как после оспариваемого собрания было проведено новое собрание, в результате которого был назначен новый директор.

Апелляция и кассация согласились с выводами суда первой инстанции. Суд округа также подчеркнул, что само по себе признание решения общего собрания об избрании руководителя юрлица недействительным не влечет за собой признания недействительными всех сделок, совершенных этим генеральным директором. Поэтому, указал суд, у истца отсутствует интерес в оспаривании.

Игорь Российский посчитал свои права нарушенными и обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Определением № 305-ЭС19-3789 от 16 июля по делу № А40-112744/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам поддержала его позицию.

В своем отзыве на жалобу представители налоговой инспекции просили оставить принятые по делу судебные акты без изменения в части отказа в удовлетворении требований к регистрирующему органу. Инспекция сослалась на то, что истребованный протокол не мог быть представлен суду, поскольку его оригинал изъят органами предварительного расследования, а в регистрационном деле осталась только копия. Кроме того, ИФНС обратила внимание суда на отсутствие нарушения законодательства с ее стороны, а также на то, что она не обязана оказывать истцу содействие в «правильном формировании требований». Помимо этого налоговый орган пояснил, что Игорь Российский неверно указал дату обжалуемого решения собрания. В свою очередь ВС отметил, что ранее инспекция не заявляла об ошибке истца.

Экономическая коллегия напомнила, что согласно п. 2 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью суд вправе оставить в силе решение при одновременном соблюдении следующих условий: голос участника не мог повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков данному участнику.

Истец утверждал, что внеочередное собрание по вопросу досрочного прекращения полномочий предыдущего генерального директора и избрания на эту должность руководителя не созывалось и не проводилось. Игорь Российский говорил судам о том, что не получал уведомление о дате и времени проведения собрания, при этом обжалуемое решение не могло быть принято без него, поскольку требовалось квалифицированное большинство.

ВС подчеркнул, что у участника сохраняется интерес в оспаривании решения об избрании руководителя общества даже в том случае, если на момент рассмотрения спора в реестре уже указан иной директор.

Судебная коллегия также отметила ошибочность довода о том, что признание недействительным решения собрания по вопросу об избрании генерального директора не влечет за собой признания недействительными всех сделок общества, совершенных этим лицом. Она напомнила, что оспоримое решение, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия. По общему правилу, если недействительным признано решение об избрании руководителя юрлица, а контрагент добросовестно полагался на сведения о директоре из ЕГРЮЛ, то сделка, совершенная этим руководителем, влечет последствия для юридического лица. Однако это правило не действует, если соответствующие данные были включены в реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица. Поэтому нижестоящим судам необходимо было исследовать обстоятельства, связанные с правомерностью включения данных о новом директоре в ЕГРЮЛ.

ВС обратил внимание на тот факт, что суд первой инстанции удовлетворил ходатайство истца и истребовал у инспекции копию обжалуемого решения, а также разъяснил ей последствия несовершения данного процессуального действия. При этом регистрирующий орган в следующее судебное заседание своего представителя не направил. Более того, он не известил суд о причинах, по которым не может представить копию протокола. То есть, сделал вывод ВС, не исполнил судебное постановление без каких-либо причин. Несмотря на это, АС г. Москвы разрешил дело по существу.

Именно отсутствие протокола внеочередного общего собрания, которым было оформлено обжалуемое истцом решение, послужило основанием для отказа истцу. Это, по мнению Судебной коллегии, лишило участника возможности реализовать принадлежащие ему процессуальные права и обязанности по доказыванию своих требований. Первая инстанция не установила ни факт принятия решения о смене генерального директора, ни, соответственно, наличие оснований для внесения в ЕГРЮЛ сведений об этом, но при этом отказала в удовлетворении требования о признании решения инспекции недействительным.

Поскольку нижестоящие инстанции допустили серьезные нарушения, экономическая коллегия направила дело в АС г. Москвы на новое рассмотрение.

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Евгений Розенблат в своем комментарии «АГ» сообщил: «На практике контрольные органы частенько не предоставляют документы, а суды не всегда проявляют должную настойчивость в их истребовании». По его словам, причины непредоставления могут быть самые разные – от «банального разгильдяйства» до коррупционной составляющей.

Адвокат полагает, что даже непрофессионалу очевидно: без изучения протокола общего собрания участников принять законное решение по данному спору невозможно. «Суд первой инстанции был весьма непоследователен. Он истребовал у инспекции копию протокола. А потом разрешил спор по существу без изучения данного документа. Это грубая ошибка, и она должна была быть устранена при обжаловании. Однако этого не произошло, и «достучаться» удалось лишь после обращения в высшую судебную инстанцию. Здесь надо отдать должное истцу, который проявил терпение и настойчивость», – отметил Евгений Розенблат.

Адвокат подчеркнул, что, к сожалению, при новом рассмотрении дела даже с учетом рекомендаций Верховного Суда первая инстанция может «забыть» про необходимость истребовать протокол.

Евгений Розенблат полагает, что в определении ничего революционного нет. «Суды должны использовать свои процессуальные полномочия и авторитет органа судебной власти при истребовании важнейших доказательств. Уклонение от данного подхода влечет, во-первых, умаление авторитета как такового, во-вторых, процессуальную растрату», – сообщил он.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина отметила особенную важность позиции о возможности оспаривания решения собрания даже после того, как был назначен другой директор, при рейдерских захватах организаций. «Как показывает практика, владельцам и руководителям компаний сегодня приходится ежедневно мониторить сведения о своих обществах на сайте налоговой службы во избежание и неожиданных изменений в налоговой отчетности, и изменений в органах управления», – рассказала она.

Ольга Истомина полагает, что внезапно появившийся новый руководитель может за несколько дней «утопить компанию». По ее мнению, практика внесения незаконных изменений в ЕГРЮЛ связана в том числе с недобросовестными действиями сотрудников регистрирующего органа. Адвокат подчеркнула, что восстановить права пострадавших участников всегда сложно, в этом им требуется активное содействие судебных органов.

Адвокат АП г. Москвы Егор Чиликов указал, что на практике довольно часто встречаются ситуации, когда только одна сторона, как правило, ответчик, обладает важным доказательством и отказывается его представлять. «В таких случаях у судьи всегда есть соблазн отказать в удовлетворении иска потому, что какое-то обстоятельство осталось недоказанным. Несмотря на то, что истец в принципе не мог его доказать», – отметил он.

По словам Егора Чиликова, коллегия ВС подчеркнула очень важное правило, которое в последнее время настойчиво укрепляется в судебной практике: отказ ответчика представить доказательства, когда эти доказательства важны для решения дела и только ответчик ими обладает, не должен вести к отказу в защите права истца. Адвокат подчеркнул, что суд должен учитывать факт отказа при разрешении спора по существу: «Например, суд может посчитать обстоятельства, на которые ссылается истец, доказанными и предложить ответчику их опровергнуть (под страхом решения дела в пользу истца). Одним из первых дел, где успешно был применен этот принцип, было дело Кировского завода (ВАС РФ № 12505/11). В практике много других примеров, и данное определение коллегии ВС укрепляет этот тренд».

Управляющий партнер, глава практики разрешения споров Squire Patton Boggs в России Сергей Трещев полагает, что суд первой инстанции должен был действовать последовательно и добиться от налоговой инспекции представления истребуемого документа. По мнению юриста, в этом случае недопустимо принимать решение только на имеющихся в деле доказательствах.

«Основываясь на своей судебной практике, могу утверждать, что государственные органы достаточно часто не представляют в добровольном порядке испрашиваемые лицами, участвующими в деле, документы. Но в случае истребования судами документов, необходимых для рассмотрения дела, налоговые и иные государственные органы, как правило, такие документы предоставляют. Поэтому у меня непоследовательное поведение суда первой инстанции в рассматриваемом деле вызвало непонимание, равно как и позиция судов апелляционной и кассационной инстанций. Считаю, что такое дело вообще не должно было доходить до рассмотрения в Верховном Суде», – заключил Сергей Трещев.

Рассказать: