×

ВС напомнил, как определять размер компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда

Суд пояснил, что нижестоящие инстанции не приняли во внимание обстоятельства, свидетельствующие о грубой неосторожности погибшего пешехода, а также не учли тяжелое имущественное положение водителя
По мнению одного адвоката, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным. Другая в целом согласилась с правовой позицией ВС, отметив, что право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-94-К2 от 11 октября, в котором рассмотрел вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам погибшего пешехода, который переходил дорогу в неположенном месте и находился в состоянии опьянения.

20 марта 2018 г. Ибрагим Халилов, находясь за рулем автомобиля, совершил наезд на пешехода Дмитрия Забродина, который впоследствии через несколько дней скончался от полученных травм в больнице.

Постановлением следователя от 15 декабря 2018 г. уголовное дело в отношении Ибрагима Халилова было прекращено в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. В ходе следствия было установлено, что Дмитрий Забродин находился в состоянии алкогольного опьянения и в темное время суток в условиях недостаточной видимости вне населенного пункта, без предметов со светоотражающими элементами стал переходить проезжую часть вне пешеходного перехода. Также было выяснено, что пешеход не убедился в безопасности перехода проезжей части и не обратил внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд транспортного средства под управлением Ибрагима Халилова.

В июне 2019 г. члены семьи Дмитрия Забродина – его родители, супруга и сын обратились в суд с иском к Ибрагиму Халилову о компенсации морального вреда в размере 500 тыс. руб. каждому из истцов, а также о взыскании расходов на погребение в общей сумме 104 тыс. руб. Обосновывая свои требования, истцы указали, что смерть их родственника причинила им физические и нравственные страдания.

В письменных возражениях на иск Ибрагим Халилов, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, просил суд уменьшить размер компенсации морального вреда, поскольку он находится в тяжелом имущественном положении. Он также указывал на то, что Дмитрий Забродин с 2005 г. проживал с истцами раздельно, виделся с ними крайне редко, доказательств тесных семейных взаимоотношений и поддержки родственниками друг друга не представлено.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 8 октября 2019 г. исковые требования были удовлетворены частично. Суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истцов, при этом взыскал в пользу родителей и сына компенсацию морального вреда больше, чем в пользу супруги, указав на то, что она длительное время не интересовалась отсутствием супруга после произошедшего ДТП. Суд взыскал с Ибрагима Халилова в пользу родственников умершего компенсацию морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб., расходы на погребение в размере 100 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг представителя – 20 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 6 августа 2020 г. решение оставлено без изменения. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и отклонила доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова о снижении взысканной с него суммы компенсации с учетом его имущественного положения и действий пешехода, послуживших причиной ДТП, отметив, что оснований для изменения данной суммы не усматривается. Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 8 декабря 2020 г. согласился с доводами нижестоящих инстанций, не установив нарушения либо неправильного применения ими норм материального права или норм процессуального права.

Впоследствии Ибрагим Халилов подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления судов как незаконные. Изучив материалы дела, Суд напомнил, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Ссылаясь на ст. 151 ГК РФ, ВС указал, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что суду при определении размера компенсации морального вреда членам семьи потерпевшего в случае его смерти необходимо в совокупности оценить конкретные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных именно этим лицам физических или нравственных страданий. Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1, Суд указал, что важно учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

Читайте также
ВС: Взыскание одинаковой компенсации морального вреда за смерть мужа и отца должно быть обоснованно
Суд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не может ограничиться лишь ссылкой на общие принципы определения его размера, закрепленные в ГК, не применив их к спорным отношениям
27 Ноября 2019 Новости

Суд обратил внимание, что если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, то размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ). ВС также обратил внимание, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение. «Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела. Размер возмещения вреда также может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда (гражданина). При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом суммы компенсации», – отмечено в определении.

Верховный Суд указал, что суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации морального вреда, не приняли во внимание нормативные положения п. 2 и 3 ст. 1083 ГК и разъяснения постановления Пленума ВС РФ об учете при определении размера компенсации морального вреда грубой неосторожности потерпевшего при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (причинителя вреда) и его имущественного положения.

Суд подчеркнул, что нижестоящие инстанции, указывая о прекращении уголовного дела в отношении Ибрагима Халилова, не дали правовую оценку важным обстоятельствам. Так, ВС отметил: суды не учли, что потерпевший в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, что он переходил проезжую часть в неположенном месте в темное время суток, не обращая внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд. Тем самым суды нарушили право Ибрагима Халилова на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, добавил Суд.

Кроме того, ВС обратил внимание, что судами первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст. 196 ГК не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились обстоятельства, касающиеся имущественного положения Ибрагима Халилова, которые просил принять во внимание его представитель: отсутствие у него дохода, проживание в сельском доме, наличие в собственности только старого автомобиля, ввиду чего взыскание с него денежных средств в значительной для него с учетом его имущественного положения сумме негативно отразится на уровне его жизни.

Судебная коллегия ВС указала, что суждение суда апелляционной инстанции о том, что доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова об отсутствии достаточного дохода не могут повлечь снижение взысканных сумм компенсации, а могут быть указаны в заявлении о рассрочке или об отсрочке исполнения решения суда, свидетельствует об уклонении суда от рассмотрения названных доводов вопреки требованиям процессуального закона.

Кроме того, ВС установил, что суды первой и апелляционной инстанций, процитировав в судебных постановлениях нормы материального права о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не привели мотивы со ссылкой на какие-либо доказательства относительно того, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер определенных к взысканию с Ибрагима Халилова в пользу истцов сумм компенсации морального вреда, что не отвечает предписаниям ст. 195 ГК о законности и обоснованности решения суда.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Ибрагима Халилова компенсации морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб. в пользу членов семьи неправомерными, поскольку они сделаны с нарушением норм права, регулирующих спорные отношения. Кассационный суд, проверяя законность судебных постановлений, допущенные ими нарушения не выявил и не устранил, указал ВС. С учетом изложенного Судебная коллегия ВС отменила решения трех судебных инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Читайте также
ВС не допустил взыскания убытков и компенсации морального вреда с лица, вина которого не доказана
Суд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела
02 Декабря 2020 Новости

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что ВС обратил внимание на то, что пешеход сам проявил грубую неосторожность и фактически вина водителя в случившемся отсутствует, что согласуется с прекращением в отношении него уголовного дела. По его мнению, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным, и в связи с этим в качестве основания для его снижения указал на необходимость принятия во внимание материального положения водителя. «Иными словами, на мой взгляд, Верховый Суд РФ в этой ситуации пожалел водителя и фактически дал нижестоящим судам указание снизить размер компенсации и обосновать это тяжелым материальным положением водителя», – прокомментировал адвокат.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Елена Чуднова указала, что в целом она согласна с правовой позицией ВС. По ее мнению, право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда. «В данном конкретном случае право работало также на предупреждение причинения вреда потерпевшему путем запрещения перехода через проезжую часть в неположенном месте, без светоотражающих знаков, которое, к сожалению, он проигнорировал», – отметила адвокат.

Елена Чуднова подчеркнула, что главная задача правоприменителя состоит в том, чтобы исходить из степени вины причинителя вреда и оценки поведения потерпевшего, на что и указал ВС РФ. Если вины ответчика нет, то вполне справедливо учитывать как его материальное положение, так и индивидуальные особенности – это подпадает под критерий «иных заслуживающих внимание обстоятельств», считает адвокат. «Здесь право хотя и работает на предупреждение в будущем владельца источника повышенной опасности, но оно не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия его вины, в бедственное материальное положение», – добавила Елена Чуднова.

По мнению адвоката, несмотря на то, что Верховный Суд указал на необходимость в данном случае учитывать интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на главный вопрос «как определить пределы разумности и справедливости», сегодня ответа нет. В связи с чем Елена Чуднова полагает, что в таких случаях необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания.

Рассказать:
Яндекс.Метрика