×

ВС напомнил о недопустимости поворота исполнения решения суда в трудовых спорах, связанных с возмещением вреда здоровью

В определении подчеркивается, что ограничение обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании вступившего в силу решения суда, преследует цель соблюдения баланса прав и интересов работодателя и работника, не имеющего, как правило, иных источников дохода, кроме зарплаты и выплат, возмещающих ее утрату
Одна из экспертов посчитала, что в рассматриваемом деле ВС пресек попытку судов «обесценить» норму о запрете поворота исполнения. Второй с сожалением отметил, что высшие судебные инстанции вынуждены регулярно напоминать о невозможности поворота решения суда по искам о возмещении вреда, вытекающим из трудовых отношений.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 20 июля 2020 г. № 72-КГ20-1, в котором указал на недопустимость обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании решения суда, вступившего в силу.

Спор о возмещении вреда, причиненного здоровью работника в результате производственной травмы

Юрий Лосев работал в ПАО «Территориальная генерирующая компания № 14» машинистом котельной (кочегаром). 15 августа 2016 г. на производстве произошел несчастный случай, в результате которого здоровью мужчины был причинен вред. По данному факту работодателем 12 сентября 2016 г. был составлен соответствующий акт.

Далее Лосев обратился в Черновский районный суд г. Читы с иском к обществу о возмещении вреда, причиненного здоровью. Он попросил взыскать с работодателя утраченный заработок в размере более 20 тыс. руб. ежемесячно, дополнительные расходы, связанные с повреждением здоровья и приобретением лекарственных препаратов, в размере около 34 тыс. руб., а также оплатить лист нетрудоспособности в четырехкратном размере.

Суд частично удовлетворил исковые требования и взыскал с ответчика в счет возмещения утраченного заработка более 135 тыс. руб., а также расходов на уплату госпошлины в размере около 4 тыс. руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 24 июля 2018 г. решение первой инстанции было изменено в части взыскания размера утраченного заработка и госпошлины. Апелляция взыскала с общества около 90 тыс. руб. и расходы на госпошлину в размере около 3 тыс. руб.

В августе того же года Юрию Лосеву на основании его заявления районный суд выдал исполнительный лист. Впоследствии общество-ответчик перечислило истцу взысканные суммы.

Однако 31 января 2019 г. президиум Забайкальского краевого суда отменил апелляционное определение, указав, что выводы судебных инстанций в обоснование удовлетворения исковых требований основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения. Кассация вернула дело на новое рассмотрение в апелляцию, которая 6 марта 2019 г. отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении исковых требований.

Далее общество обратилось в суд первой инстанции с заявлением о повороте исполнения решения этого же суда по иску Юрия Лосева о возмещении вреда, причиненного здоровью.

Удовлетворяя заявление от 13 мая 2019 г., суд, сославшись на ст. 443 ГПК РФ, исходил из отмены указанного решения апелляцией. Он пришел к выводу, что к данным правоотношениям неприменимы положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК о недопустимости поворота исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, перечисленным в названной норме, – в частности, вытекающим из трудовых правоотношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, за исключением случаев, когда отмененное в кассационном и надзорном порядке решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах.

Апелляция поддержала выводы первой инстанции и их правовое обоснование.

Позиция Верховного Суда

Не согласившись с судебными актами, Юрий Лосев обратился в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 445 ГПК если суд, рассматривающий дело в апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, окончательно разрешает спор либо прекращает производство по делу, либо оставляет заявление без рассмотрения, он обязан разрешить вопрос о повороте исполнения решения первой инстанции или передать ей данное дело.

Верховный Суд пояснил, что согласно ч. 1 и абз. 1 ч. 3 ст. 445 ГПК в случае отмены в апелляционном порядке решения суда поворот исполнения по общему правилу допускается по любым требованиям (за исключением поворота по делу о взыскании алиментов, который возможен лишь при наличии определенных обстоятельств: отмененное решение о взыскании алиментов основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах). При отмене решения суда в кассационном или надзорном порядке поворот исполнения в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК по общему правилу также допустим, кроме решений суда по требованиям, перечисленным в названной норме (в частности, по требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, за исключением случаев, когда отмененное в кассационном и надзорном порядке решение было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах).

«Ограничение обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании решения суда, вступившего в законную силу, является гарантией защиты трудовых прав работника и преследует цель соблюдения баланса прав и интересов работодателя и работника, не имеющего, как правило, иных источников дохода кроме заработной платы и выплат, возмещающих ее утрату», – подчеркивается в определении.

Высшая инстанция добавила, что каких-либо ссылок на то, что решение и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам были основаны на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах, постановление президиума Забайкальского краевого суда от 31 января 2019 г. не содержит. При новом рассмотрении дела в апелляционном определении от 6 марта 2019 г. также не указаны обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности истца.

«Между тем гражданин, получивший в порядке исполнения вступившего в законную силу судебного решения денежные средства в счет возмещения утраченного заработка по спору о возмещении вреда, причиненного здоровью, не должен претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий (поворота исполнения решения) в случаях, если это решение отменено судом кассационной инстанции как ошибочное, при том что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах», – отметил ВС.

Верховный Суд обратил внимание, что соответствующий подход нашел отражение в ст. 1109 ГК РФ, согласно подп. 3 которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения зарплата, а также суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны или при наличии счетной ошибки.

Читайте также
КС запретил взыскивать излишне уплаченную по ошибке пенсию по инвалидности
Конституционный Суд указал, что ответственность за это несет не гражданин, а бюро медико-социальной экспертизы и Пенсионный фонд
28 Февраля 2018 Новости

ВС также сослался на позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в постановлениях от 24 марта 2017 г. № 9-П и от 26 февраля 2018 г. № 10-П, согласно которой предусмотренное гл. 60 ГК правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения – соответственно, и ст. 1109 Кодекса, – не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечение тем самым баланса публичных и частных интересов, отвечающего конституционным требованиям о недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц, а также принципам равенства и справедливости.

Следовательно, резюмировала высшая инстанция, судам при рассмотрении вопроса о возможности поворота исполнения судебного постановления, отмененного в кассационном порядке, о присуждении денежных средств в счет возмещения утраченного заработка, исходя из их общего предназначения – в системе действующего правового регулирования – с суммами, выплачиваемыми работодателем в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника, по правилам гл. 59 ГК, следует руководствоваться абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК.

В связи с этим, указывается в определении, выводы судебных инстанций об удовлетворении заявления общества о повороте исполнения в рамках спора работника с работодателем о возмещении вреда здоровью решения Черновского райсуда от 4 мая 2018 г. и апелляционного определения Забайкальского краевого суда от 24 июля 2018 г. по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью, не могут быть признаны правомерными. ВС заметил, что суды неправильно истолковали положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК, предусматривающего ограничение обратного взыскания с работника сумм, выплаченных ему на основании вступившего в силу судебного решения, в отсутствие обстоятельств, предусмотренных указанной нормой ГПК и подп. 3 ст. 1109 ГК, а также без учета правовой позиции, изложенной в Постановлении КС от 12 ноября 2018 г. № 40-П.

В итоге ВС отменил определение Черновского районного суда г. Читы от 13 мая 2019 г. и апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 10 июля 2019 г., направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты отметили регулярность споров о повороте судебных решений и «лукавый» подход судов к толкованию нормы ГПК

Читайте также
КС подтвердил невозможность поворота исполнения решения суда по регрессному иску
Суд отметил, что если отмененное решение не было основано на сообщении истцом ложных сведений, то оснований для поворота исполнения решения суда нет
14 Ноября 2018 Новости

В комментарии «АГ» адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов положительно оценил выводы ВС. При этом он заметил, что споры о повороте исполнения решения суда по искам о возмещении вреда здоровью «всплывают» регулярно. Несмотря на то что данный вопрос рассматривался КС в Постановлении № 40-П, высшие судебные инстанции вынуждены регулярно напоминать судьям о невозможности поворота решения по искам о возмещении вреда и вытекающим из трудовых отношений. «Поворот возможен только если истец сообщил ложные сведения при рассмотрении дела. Однако в этом случае именно данный факт (сообщение ложных сведений) должен являться основанием для отмены “поворачиваемого” решения», – указал Александр Немов.

Адвокат добавил, что в гражданском законодательстве недвусмысленно и очень давно урегулирован вопрос об удовлетворении требований о повороте. «Формулировки норм не позволяют расширительно толковать их положения. Суды не должны удовлетворять заявления о повороте исполнения по делам о возмещении вреда здоровью», – подчеркнул он.

Юрист Ольга Подоплелова посчитала, что в рассматриваемом деле суды пытались нивелировать запрет поворота исполнения решения суда по трудовому спору для случаев возвращения дела из кассации в апелляцию.

«Такой подход к толкованию ч. 3 ст. 445 ГПК является не просто формальным, а я бы даже сказала, лукавым. Очень важно, что Верховный Суд пресек попытку судов “обесценить” норму о запрете поворота исполнения. Нельзя исключать, что он сделал это, припоминая довольно жесткое противостояние с КС в 2017–2018 гг. по делам “регрессников”, которые начинались с вопроса о перерасчете Фондом социального страхования выплат в счет возмещения вреда здоровью, а закончились обратным взысканием крупных сумм с граждан, пострадавших на производстве. Получается, что в данном деле ВС сразу занял позицию, солидарную с КС, который еще 16 декабря 2010 г. в Определении № 1650-О высказался по жалобе банка “ВТБ 24” в отношении поворота исполнения вступивших в силу решений судов по требованиям, вытекающим из трудовых отношений. КС тогда отметил, что запрет поворота исполнения таких решений является гарантией защиты работника как слабой стороны, экономически и организационно зависимой от работодателя. Одобряя такую норму, КС подчеркивал, что она применима ко всем работодателям, независимо от источника их финансирования – т.е. и к бюджетным учреждениям, и к частным компаниям. Единственный случай, когда допустимо обращать взыскание на выплаченные суммы, – это недобросовестность работника, представление им в суд подложных документов или сообщение ложных сведений», – резюмировала Ольга Подоплелова.

Рассказать: