×

ВС: Порядок электронного голосования на выборах в Мосгордуму не нарушит права избирателей

Суд подчеркнул, что порядок дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Мосгордумы седьмого созыва соответствует действующему законодательству, обеспечивая тайну голосования и волеизъявления избирателей
По мнению одного из экспертов «АГ», поставленный административным истцом в рамках рассматриваемого дела вопрос на самом деле касался контроля за голосованием, затрагивая проблемы «прозрачности» электронного голосования и доверия к самой его технологии. Другой эксперт согласился с выводом Суда о том, что оспариваемая процедура не противоречит действующему законодательству и не ущемляет права избирателей, но подчеркнул, что сама избирательная система недостаточно информирует избирателя о процедуре электронного голосования.

6 августа Верховный Суд РФ вынес апелляционное Определение № 5-АПА19-93 по делу об оспаривании порядка дистанционного электронного голосования на выборах в Мосгордуму, утвержденного решением Мосгоризбиркома от 18 июля 2019 г. № 102/3.

23 июля с соответствующим административным исковым заявлением в Мосгорсуд обратился кандидат в депутаты по одномандатному избирательному округу Иван Ульянченко. По мнению административного истца, спорный документ противоречил Закону об основных гарантиях избирательных прав.

Иван Ульянченко полагает, что оспариваемый им порядок не предусматривает удостоверение членами избирательной комиссии личности избирателя перед голосованием и не предполагает возникновения недействительных избирательных бюллетеней. Дистанционное электронное голосование запланировано только в трех избирательных округах, что, по мнению заявителя, нарушает равенство избирателей. Кроме того, гражданин указал, что оспариваемое решение не устанавливает ясных положений о соблюдении гарантий тайны голосования. Так, предусмотренное «зашифровывание» данных ввиду отсутствия его законодательного регулирования и надлежащей технической возможности не способно в полной мере, по мнению административного истца, обеспечить тайну голосования. Таким образом, кандидат в депутаты посчитал, что само решение нарушает его активное и пассивное избирательные права.

Мосгорсуд отказал в удовлетворении административного иска. Суд счел, что оспариваемое решение принято в рамках компетенции Мосгоризбиркома с соблюдением требований к порядку принятия и опубликования такого рода актов. Кроме того, он указал, что спорный документ не противоречит действующему российскому законодательству и не нарушает прав и законных интересов административного истца.

Тогда Иван Ульянченко обратился с апелляционной жалобой в Верховный Суд РФ.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по административным делам ВС отметила, что выводы нижестоящего суда согласуются с требованиями Закона о проведении эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Мосгордумы седьмого созыва. Согласно положениям такого закона избиратель, обладающий активным избирательным правом в соответствующем избирательном округе города Москвы, вправе самостоятельно выбрать формат участия (дистанционное электронное голосование или традиционное голосование). Подача избирателем указанного заявления не лишает его права принять участие в голосовании в общем порядке, если он не проголосовал дистанционно. На всех этапах подготовки и проведения дистанционного электронного голосования предусмотрено соблюдение гарантий прав граждан, тайны голосования, требований к открытости для наблюдения и безопасности процесса подготовки и проведения выборов на уровне не ниже закрепленного Законом об основных гарантиях избирательных прав.

ВС РФ также пояснил, что вышеуказанный закон предусматривает должную процедуру идентификации избирателя, обеспечение информационной безопасности и тайны голосования. Порядок проведения эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Мосгордумы седьмого созыва установлен Законом г. Москвы от 22 мая 2019 г. № 18, ч. 11 ст. 8 которого предусматривает специальное программное обеспечение в подсистеме «личный кабинет» портала. В результате тайна голосования избирателя обеспечивается посредством шифрования данных. Таким образом, «не допускается возможность взаимоувязки персональных данных избирателя и результата его волеизъявления в целях последующей идентификации избирателя», отмечено в апелляционном определении.

Проанализировав содержание оспариваемого документа, Верховный Суд также заключил, что оно не отменяет и не изменяет объективные критерии, с которыми законодатель связывает «дистанционное электронное голосование». Он также аргументированно отклонил довод заявителя о том, что оспариваемое им правовое регулирование не обеспечивает тайну выборов ввиду используемого программного обеспечения, не соответствующего ГАС «Выборы».

«Таким образом, для проведения эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Мосгордумы 7-го созыва решениями уполномоченного органа предусмотрена надлежащая система, обеспечивающая тайну голосования и волеизъявления избирателей. Также решение не предусматривает и норм, которыми вводятся какие-либо ограничения на голосование в общем порядке, которое допускается федеральным законодателем в качестве гарантии для избирателя», - заключил Суд в своем апелляционном определении.

В связи с этим ВС РФ отказался удовлетворять жалобу заявителя и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокат АП. г. Санкт-Петербурга Антон Лебедев пояснил «АГ», что Москва проводит эксперимент в сфере электронного голосования, и это подтверждено федеральным и московским законодательством. «Под электронное голосование подведена целая законодательная база. Оспаривая эти положения, заявитель, на мой взгляд, пытается поставить совсем другой вопрос. При голосовании бюллетенями предполагается наличие листов, сложенных в урну для голосования, которые легко пересчитать, подвести итоги голосования и составить протокол. То есть можно контролировать весь процесс голосования. В случае электронного голосования происходит формирование базы голосовавших, и, естественно, лицо, имеющее доступ к управлению базой, сможет выдать "нужный" результат. Это может быть один человек, расположенный за сотни километров от избирательного участка, но имеющий доступ к базе. Поэтому вопрос, поставленный в рамках данного дела, на самом деле лежит именно в области контроля за голосованием», – считает эксперт.

По словам адвоката, в силу положений ст. 8 Закона г. Москвы о проведении эксперимента по организации и осуществлению дистанционного электронного голосования на выборах депутатов Мосгордумы 7-го созыва будет предоставляться доступ с компьютера, а подтверждение действий направляется по СМС. «При этом гарантировать то, что голосовать будет именно владелец телефона, никто не может, – убежден адвокат. – Современные компьютеры позволяют получать СМС одновременно на компьютеры и планшеты. СМС может отображаться на экране заблокированного телефона, его можно просто переслать. Таким образом, код может получить кто-то еще. Законом также предусмотрена возможность установления дополнительных способов подтверждения личности избирателя, но какие это способы и использовались ли они, неясно».

Антон Лебедев добавил, что программно-аппаратный комплекс, принимающий электронные бюллетени, будет расположен в избирательном участке и подключен к сети Интернет. «Что будет происходить внутри этого комплекса, для окружающих останется загадкой. В результате из принтера вылезет итог голосования, но как этот итог получился – обычному человеку не проверить. Погружаться в программирование или проверять код "партийными" программистами – тоже затратное мероприятие по времени и денежным средствам. Внесение изменений в код может быть совсем незначительным и произведено за секунды, но результаты таких изменений мы будем наблюдать до следующих выборов», – полагает он.

Эксперт подытожил, что поставленный административным истцом вопрос скорее лежит в области «прозрачности» электронного голосования и доверия к самой его технологии. «Занимать позицию полного запрета этой технологии тоже неверно. Думаю, что всем сторонам нужно приложить усилия для того, чтобы этот процесс стал "прозрачным"», – резюмировал Антон Лебедев.

Член СПЧ, адвокат, председатель координационного совета общероссийской общественной организации «Юристы за права и достойную жизнь человека» Александр Брод полагает, что электронное голосование, будучи новшеством в практике избирательных процессов, вызывает повышенное внимание политиков и экспертов.

По его мнению, Верховный Суд убедительно разъяснил, что данная процедура не противоречит действующему законодательству и не ущемляет права избирателей. В то же время эксперт считает, что избирательная система недостаточно информирует избирателя о процедуре электронного голосования. «Будучи экспертом в сфере электоральных процессов, я знаю, что идет тестирование системы, устраняются ранее выявленные сбои, усиливается защита данных от действий хакеров, вирусов. Но знает ли все это рядовой избиратель Москвы? Даже те избиратели, в округах которых это электронное голосование будет применено. Каков порядок действий при таком голосовании? Поэтому моя основная рекомендация для Мосгоризбиркома – срочно усилить информирование избирателей об электронном голосовании и в доступной и популярной форме разъяснять, что это за штука и с чем ее едят», – отметил Александр Брод.

Рассказать: