×

ВС РИ изготовил мотивировку определения, которым подтвердил взыскание с МВД 1,5 млн компенсации за пытки и убийство

Ведомство уже направило кассационную жалобу, в которой настаивает, что преступные действия полицейского были совершены не по заданию руководства и за переделами его полномочий, а значит, МВД за них не отвечает
В комментарии «АГ» адвокат Андрей Сабинин, представлявший интересы заявительницы, чей сын умер после пыток в полиции, отметил, что истица не планирует обращаться в кассацию, несмотря на снижение запрошенной суммы компенсации в 10 раз.

Верховный Суд Республики Ингушетия изготовил мотивированное апелляционное определение (имеется у «АГ), которым подтвердил справедливость взыскания 1,5 млн руб. с Министерства внутренних дел в качестве компенсации женщине за пытки и убийство ее сына сотрудниками Центра по противодействию экстремизму МВД по РИ.

Обстоятельства дела

15 июля 2016 г. Магомед Долиев был доставлен в административное здание ЦПЭ МВД по Республике Ингушетия. Там он был избит старшим оперуполномоченным Алиханом Бековым, который не только нанес задержанному множество ударов твердым предметом, но также перекрыл ему доступ воздуха и применил электрический ток. Это привело к острому нарушению дыхательной деятельности, в результате чего мужчина скончался.

Читайте также
Сотрудники ЦПЭ Ингушетии признаны виновными в пытках и убийстве
Уголовное дело заняло 67 томов с общим обвинением в 22 преступлениях
16 Ноября 2018 Мнения

Вступившим в законную силу приговором Нальчикского гарнизонного военного суда от 27 июля 2018 г. Беков был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел было расценено судом при вынесении приговора в качества обстоятельства, отягчающего наказание.

В последующем мать погибшего Лемка Долиева обратилась в Магасский районный суд с иском к МВД России, МВД по Республике Ингушетия и Министерству финансов о компенсации морального вреда. Она просила взыскать с МВД по РИ за счет казны РФ 15 млн руб.

Решением Магасского районного суда исковые требования были удовлетворены частично, с МВД по РИ за счет казны России была взыскана компенсация морального вреда в размере 1,5 млн руб. с возложением обязанности по произведению выплаты указанной суммы на Министерство финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Республике Ингушетия.

Не согласившись с решением суда, представитель МВД России и МВД по РИ обратился в Верховный Суд республики с апелляционной жалобой, в которой попросил отказать в удовлетворении исковых требований.

Представитель Министерства финансов России просил решение суда изменить в части возложения обязанности по произведению выплаты суммы компенсации морального вреда на Министерство финансов РФ в лице УФК по Республике Ингушетия, определив МВД по РИ надлежащим ответчиком.

Представитель истицы, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Андрей Сабинин попросил удовлетворить исковые требования в полном объеме. Помощник прокурора просил оставить решение суда без изменения.

Верховный Суд РИ поддержал решение первой инстанции

Изучив материалы дела, ВС Республики Ингушетия сослался на п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» и указал, что моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Читайте также
«Стоимость» человеческой жизни
Эксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред
21 Апреля 2020 Дискуссии

ВС РИ указал, что размер суммы, взысканной в счет компенсации морального вреда, определен в соответствии со ст. 151 и ч. 2 ст. 1101 ГК, исходя из требований разумности и справедливости, с учетом фактических обстоятельств дела, нанесенных истцу нравственных страданий.

При этом апелляция посчитала неправильным решение о взыскании с МВД по РИ компенсации морального вреда в пользу Лемки Долиевой и возложении обязанности по произведению выплаты на Минфин РФ в лице УФК по РИ.

Суд сослался на ст. 1069 ГК РФ и указал, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Читайте также
Верховный Суд разъяснит порядок взыскания судебных расходов из бюджета
Пленум ВС РФ дорабатывает проект постановления о некоторых вопросах применения судами норм БК РФ, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства российской бюджетной системы
21 Мая 2019 Новости

Апелляция отметила, что в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 28 мая 2019 г. № 13 «О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации» указано, что исполнение судебных актов по искам к России о возмещении вреда, причиненного гражданину или юрлицу незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц (ст. 1069, 1070 ГК РФ)‚ в том числе в результате издания государственными органами РФ актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту‚ возложено на Минфин России и осуществляется за счет казны РФ (п. 1 ст. 242.2 БК РФ). Субъектом, обязанным возместить вред по правилам ст. 1069 ГК РФ, и, соответственно, ответчиком по указанным искам является Россия, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности тех государственных органов (должностных лиц), в результате незаконных действий (бездействия) которых физическому или юрлицу причинен вред (п. 3 ст. 125 ГК РФ, ст. 6, подп. 1 п. 3 ст. 158 БК РФ). При удовлетворении иска о возмещении вреда в порядке, предусмотренном ст. 1069 ГК РФ, в резолютивной части решения суд указывает на взыскание вреда с России в лице главного распорядителя бюджетных средств за счет казны РФ.

ВС РИ отметил, что согласно п. 57 Положения о Министерстве внутренних дел РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 21 декабря 2016 г. № 699, МВД России осуществляет функции получателя и распорядителя бюджетных средств (получателя, распорядителя средств федерального бюджета), а также бюджетные полномочия администратора доходов федерального бюджета, главного администратора (администратора) доходов бюджета субъекта РФ и местных бюджетов в соответствии с правовым актом главного администратора доходов бюджета о наделении соответствующими полномочиями.

«С учетом приведенных норм, а также совершения преступления действующим сотрудником государственного органа при исполнении служебных обязанностей в рабочее время на своем рабочем месте в здании ЦПЭ МВД по РИ, в результате которого скончался сын истца, коллегия полагает необходимым взыскать с Российской Федерации в лице МВД Российской Федерации за счет казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в размере 1 500 000 рублей», – резюмируется в апелляционном определении.

МВД России и МВД по РИ подали общую кассационную жалобу

В кассационной жалобе (есть у «АГ») указывается, что нижестоящие инстанции не приняли во внимание, что действия Алихана Бекова были направлены на причинение вреда жизни и здоровью Магомеда Долиева, то есть находились за пределами осуществления обязанностей службы, в связи с чем ссылка суда на нормы ст. 1069 ГК РФ как основание для возложения обязанности по возмещению истцу морального вреда на Россию не может быть признана правомерной. «Совершая противоправные действия, старший оперуполномоченный Беков А.М. действовал не по заданию руководства министерства, а явно выходя за пределы своих полномочий с применением насилия к Долиеву М.М.», – отмечается в жалобе.

Ведомство обратило внимание на то, что данная позиция соответствует положениям ГК РФ о деликтной ответственности и выражена, а частности, в Определении ВС РФ от 12 декабря 2016 г. № 80-КГ16-12.

Читайте также
ВС: Суд должен оценить степень вины МВД как работодателя в случае убийства человека в полиции
Суд указал, что нижестоящая инстанция не дала оценки доводам истицы о том, что убивший ее сына сотрудник полиции, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, не был отстранен от службы и ему было выдано табельное оружие
25 Декабря 2019 Новости

Указывается, что суды не привели мотивы и не обосновали, почему пришли к выводу о том, что сумма в 1,5 млн руб. является достаточной компенсацией причиненных истцу страданий. Ведомство сослалось на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 26 ноября 2019 г. № 5-КГ19-207 и отметило, что первая инстанция не указала, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы компенсации морального вреда и какие из этих обстоятельств послужили основанием для уменьшения суммы компенсации морального вреда, заявленной истицей.

МВД России и МВД по РИ посчитали взысканную сумму завышенной и не отвечающей нормам разумности и справедливости, а потому попросили отменить решения нижестоящих судов и отказать в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В комментарии «АГ» Андрей Сабинин отметил, что апелляция исправила неисполнимое решение суда первой инстанции в части определения ответчика. «В таких исках, как правило, им является главный распорядитель бюджетных средств, а это МВД РФ, а не МВД РИ. Собственно, об этом мы коллегию и просили», – указал адвокат.

Андрей Сабинин отметил, что истица не планирует обращаться в кассацию, несмотря на то что апелляционный суд согласился со снижением запрошенной суммой компенсации морального вреда в 10 раз.

Рассказать: