×

Защитить пассивную тактику защиты в Конституционном Суде не удалось

Суд отметил, что невозможность безусловного представления новых доказательств в апелляции обусловлена тем, что вторая инстанция проверяет качество приговора, а не рассматривает уголовное дело заново
Представитель заявителя жалобы в КС уверен, что, несмотря на «отказное» определение, законодатель должен дать осужденному возможность защищаться всеми не противоречащими закону способами в апелляционной инстанции. Один из экспертов считает, что КС прав, так как при ином подходе рассмотрение дела в первой инстанции теряет смысл, а стороны получают неограниченные возможности для злоупотребления процессуальными правами. По словам второго, отсутствие ограничений на представление новых доказательств возможно только при модели полной апелляции, когда процесс во второй инстанции полностью дублирует разбирательство в нижестоящем суде. Третий эксперт считает, что действующий УПК позволяет реализовать право на представление доказательств и при этом не допускает, чтобы стороны воспринимали апелляционную инстанцию как «вторую стадию суда первой инстанции».

Конституционный Суд отказался рассматривать жалобу Вадима Федячкина, полагавшего, что апелляция необоснованно отказала в принятии новых доказательств по уголовному делу, которые мужчина мог предоставить еще в первую инстанцию, но не стал этого делать, поскольку избрал пассивную тактику защиты (Определение № 1062-О/2020).

Приобщить доказательства в апелляции не получилось

При рассмотрении в апелляционной инстанции уголовного дела в отношении Вадима Федячкина суд оставил без удовлетворения ряд ходатайств защиты об истребовании и исследовании новых доказательств. Апелляция посчитала, что ссылки на невозможность представления этих доказательств в первую инстанцию в связи с избранной обвиняемым пассивной тактикой защиты в расчете на вынесение оправдательного приговора не могут быть признаны уважительными. В передаче жалобы Вадима Федячкина для рассмотрения в заседании кассационной инстанции было отказано.

Мужчина обратился в Конституционный Суд. По мнению заявителя, ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ, регулирующая порядок рассмотрения уголовного дела в апелляционной инстанции, противоречит Конституции, поскольку не позволяет исследовать в апелляционной инстанции новые доказательства невиновности осужденного, которые при рассмотрении дела в первой инстанции были известны стороне защиты, могли быть ею получены или даже имелись в ее распоряжении, но ходатайств об их исследовании в суде первой инстанции не заявлялось.

Отметим, что согласно оспоренной норме новые доказательства принимаются в апелляции, если заявивший ходатайство об их исследовании обосновал невозможность представления таких доказательств в первую инстанцию по причинам, не зависящим от него, а апелляционный суд признал эти причины уважительными.

КС правовой проблемы не увидел

Читайте также
КС напомнил о праве прокурора указывать на недостатки приговора
Конституционный Суд не считает, что отказ прокурора от обвинения путем внесения апелляционного представления ставит суд второй инстанции в зависимость от позиции стороны обвинения и нарушает Конституцию
09 Января 2018 Новости

Отказавшись рассматривать жалобу, КС пояснил, что ст. 389.13 УПК учитывает природу и особенности производства в апелляционном порядке по сравнению с рассмотрением уголовного дела в первой инстанции. Такое правовое регулирование основано на том, что предъявленное обвинение уже в суде первой инстанции трансформировалось в приговор, по поводу которого, исходя из содержания апелляционных жалобы, представления, и ведется спор в суде апелляционной инстанции: суд первой инстанции проверил доказательства и пришел к выводу о доказанности события преступления и виновности конкретного лица в его совершении, а апелляционное производство направлено на разрешение спора о качестве принятого по данным вопросам судебного решения, со ссылкой на свое определение № 2800-О/2017 указал КС.

При этом возможность ходатайствовать в апелляционной инстанции об исследовании доказательств – как уже изучавшихся в первой инстанции, так и иных, не представленных по не зависящим от лица причинам, признанным судом уважительными, – не освобождает суд от обязательного рассмотрения ходатайства осужденного об исследовании доказательств и не предполагает необоснованного отказа в удовлетворении такого заявления, напомнил о своей позиции Конституционный Суд. А значит, ч. 6.1 ст. 389.13 УПК не нарушает права заявителя в обозначенном им аспекте, заключил КС.

Адвокат заявителя прокомментировал позицию своего доверителя

Обращение в КС РФ от имени Вадима Федячкина подавал его представитель – адвокат АП Республики Мордовия Роман Кемаев. Он рассказал «АГ», что обращение базировалось на правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной им в Постановлении № 17-П/2004. В нем КС, в частности, признал не соответствующей Конституции ч. 6 ст. 234, поскольку она не позволяла суду удовлетворить ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого, если такое ходатайство не заявлялось в ходе предварительного расследования и не было отклонено дознавателем, следователем, прокурором.

«Согласно этому подходу к обвиняемому не могут применяться процессуальные санкции в виде отказа суда от исследования доказательств за ранее реализованное им право, предусмотренное статьей 51 Конституции РФ. Иными словами, обвиняемый не может быть лишен права активно доказывать свою невиновность в суде апелляционной инстанции, если в суде первой инстанции он воспользовался своим конституционным правом не доказывать свою невиновность», – пояснил Роман Кемаев.

Если осужденный не представил доказательств в свое оправдание в суде первой инстанции, что разрешено ему ст. 51 Конституции, то почему это обстоятельство, имеющее правовое основание, не учитывается в качестве уважительного в апелляции при представлении нового доказательства, задался вопросом адвокат. «Посыл Конституционного Суда понятен: неправильно, дескать, отменять приговор, если вины судьи в неточном или неполном установлении обстоятельств дела нет, если причина в том, что сам обвиняемый не помог суду в доказывании. Однако положения уголовно-процессуального закона все же позволяют исследовать новые доказательства при наличии иных уважительных причин невозможности их представить в суд первой инстанции. Приоритетным является личность гражданина, находящегося под уголовным преследованием и, возможно, невиновного в совершенном преступлении, а не стабильность судебных актов», – подчеркнул Роман Кемаев.

Поэтому, несмотря на это «отказное» определение, законодатель должен дать подсудимому возможность защищаться всеми способами, не противоречащими закону, в апелляционной инстанции наравне с судом первой инстанции, считает адвокат.

Эксперты подробнее раскрыли подход Конституционного Суда

Адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов полагает, что КС совершенно обоснованно подтвердил отсутствие нарушений прав заявителя обжалуемой ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ и отказал в принятии жалобы. «Объяснение непредоставления доказательств в суде первой инстанции избранной тактикой защиты не может приниматься в качестве основания для принятия и исследования указанных доказательств в суде апелляционной инстанции, что объясняется самим смыслом апелляционной стадии судебного разбирательства. Суд второй инстанции не может подменять собой уже состоявшееся рассмотрение дела по существу в суде первой инстанции, а само апелляционное рассмотрение в качестве формы судебного контроля призвано рассмотреть законность и обоснованность уже состоявшегося приговора», – считает эксперт.

Иной подход привел бы к обесцениванию смысла судебного рассмотрения дела в суде первой инстанции, так как стороны получили бы возможность на повторное рассмотрение дела в апелляции без учета судебного разбирательства в первой инстанции и, соответственно, вне зависимости от исследованных в суде первой инстанции доказательств, что сопряжено с неограниченными возможностями для злоупотребления сторонами своими процессуальными правами, добавил Валерий Саркисов.

По его мнению, в данном определении Конституционный Суд еще раз подтвердил обоснованность сформированного судебной практикой и соответствующего требованиям закона подхода к вопросу о рассмотрении «новых» доказательств, в основе которого лежат уголовно-правовые смыслы существования отдельных стадий судебного рассмотрения уголовного дела и соотношения между ними.

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк подчеркнул, что отсутствие ограничений на представление новых доказательств при обжаловании решения суда первой инстанции возможно только при модели полной апелляции, когда процесс в суде апелляционной инстанции полностью дублирует разбирательство в нижестоящем суде.

«В российском уголовном процессе, воспринявшем смешанную модель, в силу прямого указания ч. 6.1 ст.389.13 УПК РФ представление доказательств в апелляции предусмотрено исключительно при условии невозможности их представления по объективным причинам в первой инстанции, а также при признании судом указанных причин уважительными. По сути, это вопрос судейского усмотрения», – пояснил адвокат. Если сторона защиты умышленно придерживала доказательства, надеясь на появление более благоприятного случая или крепость разработанной позиции, вероятность представления их в апелляции сводится к нулю, что, в принципе, и подтвердил КС РФ в рассматриваемом определении. «Как гласит известная русская пословица, “дорога ложка к обеду”», – пошутил Алексей Сердюк.

Читайте также
Судебные штрафы стали применяться чаще
Опубликована статистика деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по уголовным делам за 2019 г.
14 Мая 2020 Новости

Представление доказательств или их непредставление стороной защиты, безусловно, является частью выработанной стратегии, согласился эксперт. «Однако, учитывая выраженный обвинительный уклон российского уголовного процесса, статистику оправдательных приговоров, колеблющуюся на уровне одного процента, пассивная тактика защиты в суде первой инстанции рискует обернуться провалом для обвиняемого. Поэтому, на мой взгляд, следует проявлять активность при отстаивании позиции, при этом заблаговременно разработать стратегию и оценить риски, потому что тактические просчеты не могут быть признаны уважительной причиной для исправления ошибок, допущенных по первой инстанции».

Старший юрист АБ LOYS Иван Ларионов заметил, что вопрос, который затронут в жалобе гражданина и определении КС, изначально не был должным образом урегулирован УПК. «В своем первоначальном виде глава 45.1 не содержала разделения доказательств на новые и ранее исследованные судом первой инстанции. Это приводило к спорам в кругу ученых и правоприменителей», – пояснил эксперт.

Так, некоторые ученые полагали, что апелляция предполагает возможность исследовать новые доказательства без ограничений. Другие же считали, что новые доказательства должны приобщаться, только если причины непредставления их в суд первой инстанции были уважительными. «Ученые первой группы ссылались на практику ЕСПЧ, который неоднократно признавал: суд апелляционной инстанции необоснованно отказал стороне защиты в допросе свидетелей в апелляционном производстве или игнорировал такое ходатайство. Как, например, в делах “Видал против Бельгии” и “Дестрехем против Франции”», – рассказал Иван Ларионов.

Кроме того, добавил он, неприемлемой с точки зрения ст. 6 Европейской конвенции по правам человека считается ситуация, когда суд апелляционной инстанции исключительно на изучении письменных материалов уголовного дела, без исследования доказательств в ходе судебных следственных действий, принимает решение, противоположное решению суда первой инстанции. «При этом использование новых доказательств в апелляционном пересмотре соответствует позиции ЕСПЧ», – сославшись на постановления по делам «Ойстон против Соединенного Королевства» и «Эдвардс против Соединенного Королевства», сообщил юрист.

Российский законодатель, по словам эксперта, занял промежуточную позицию и устранил имеющийся пробел в законодательстве: ввел Законом от 23 июля 2013 г. № 217-ФЗ понятие новых доказательств, дополнил ст. 389.13 УПК РФ ч. 6.1 и изложил ч. 6 этой же статьи в новой редакции. «Этим он предусмотрел в качестве критерия принятия в апелляции новых доказательств уважительность причин их непредставления в суд первой инстанции. То есть было введено императивное правило: с учетом принципов равноправия и состязательности каждая сторона должна приложить все усилия для представления всех относимых и допустимых доказательств, о которых им известно, непосредственно в суд первой инстанции. В качестве санкции за несоблюдение правила выступает отказ суда апелляционной инстанции в приобщении новых доказательств независимо от их относимости», – пояснил Иван Ларионов.

Таким образом, заключил он, с учетом действующих положений ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ в настоящее время достигнут баланс. «Соблюдаются условия для реализации прав на представление доказательств, влияния на процесс доказывания каждой стороны судебного процесса. При этом не допускается, чтобы стороны воспринимали апелляционную инстанцию как некую вторую стадию суда первой инстанции, препятствуя выполнению ее основополагающей задачи – разрешению спора о качестве решения, принятого судом первой инстанции», – прокомментировал эксперт нормы УПК.

Рассказать: