×

Затянувшееся расследование убийства Анны Политковской нарушило Конвенцию по правам человека

ЕСПЧ признал неэффективным расследование преступления российскими властями и что тем самым было нарушено право на жизнь, гарантированное Конвенцией
Одна из представителей заявителей в ЕСПЧ, адвокат Каринна Москаленко в комментарии «АГ» назвала решение уникальным, поскольку оно стало первым, где Суд признал нарушение права на жизнь в отношении известной российской журналистки и общественно-политического деятеля.

17 июля 2018 г. Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Мазепа и другие против России», заявителями по которому выступили родственники Анны Политковской. Они указывали на нарушение гарантирующей право на жизнь ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которое выразилось в виде неэффективного расследования убийства журналистки.

Фабула дела

Напомним, известный журналист Анна Политковская, которая освещала в прессе различные нарушения прав человека и выступала с критикой власти, была убита 7 октября 2006 г. в лифте своего дома в Москве. На лестнице были найдены пистолет Макарова с глушителем и патроны. В тот же день прокуратура г. Москвы возбудила уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, позже дело было передано в Управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры РФ. В течение августа 2007 г. в связи с убийством были задержаны четыре человека, а в июне 2008 г. трое из них были официально обвинены в заказном убийстве, после чего материалы уголовного дела были переданы в суд, несмотря на возражения родственников убитой о том, что расследование было неполным.

В 2009 г. присяжные оправдали обвиняемых, однако Верховный Суд отменил приговор и направил дело в суд на новое рассмотрение. Впоследствии дело было возвращено в прокуратуру для дополнительного расследования, которое продолжалось несколько лет. За это время обвинения к одному из фигурантов дела были сняты и предъявлены другому, кроме того, в 2011 г. был задержан предполагаемый исполнитель убийства, который до того скрывался в Бельгии. Число обвиняемых по делу возросло до пяти человек.

Новое рассмотрение дела в суде началось летом 2013 г., а 29 мая 2014 г. присяжные вынесли вердикт, признав всех пятерых виновными в убийстве Анны Политковской. Суд приговорил организатора убийства и исполнителя к пожизненному заключению. Остальные были приговорены к длительным тюремным заключениям – на 20, 14 и 12 лет. Кроме того, суд удовлетворил гражданские иски потерпевших, взыскав с осужденных 1,5 млн. руб. в качестве компенсации морального вреда.

Рассмотрев апелляционную жалобу на приговор, Верховный Суд установил, что он был основан на тщательном изучении доказательств. Поддержав приговор в целом, ВС РФ несколько смягчил его в части незаконного оборота оружия в отношении трех человек. Однако по правилам совокупности преступлений это не повлияло на назначенные пожизненные сроки. Одному из фигурантов срок тюремного заключения был сокращен до 13 лет и 9 месяцев.

Жалоба в ЕСПЧ была подана спустя полгода после убийства

В ЕСПЧ родственники Анны Политковской обратились еще в апреле 2007 г., посчитав, что расследование убийства журналистки ведется неэффективно, а заказчики преступления не были установлены по прошествии полугода. Тем самым, по их мнению, было допущено нарушение ст. 2 Конвенции.

В отзыве на жалобу российское Правительство утверждало, что заявители не могут считаться жертвами предполагаемого нарушения. Помимо прочего, оно указало, что преступники были осуждены, а трем из четырех заявителей жалобы была присуждена компенсация морального вреда.

По существу жалобы Правительство РФ заявило, что российские власти выполнили свое обязательство по проведению эффективного расследования убийства Анны Политковской, поскольку дело было возбуждено в день преступления и следствие никогда не приостанавливалось и не прекращалось. Правительство также утверждало, что расследование убийства Анны Политковской было особенно сложным в силу ряда причин, в основном из-за заказного характера убийства – в него было вовлечено большое количество людей, и они приложили усилия для сокрытия своей деятельности.

Также российская сторона указала, что в ходе следствия были опрошены 1500 свидетелей и заказаны десятки экспертиз, в материалах дела имеется более ста томов, один из подозреваемых в течение многих лет скрывался в Бельгии, что сказалось на общей продолжительности расследования. По мнению Правительства, расследование было полным, тщательным и оперативным с учетом сложности преступления и привело к уголовному осуждению пяти его участников.

Заявители представили возражения на доводы Правительства. В частности, они указали, что спецслужбы обнародовали важную информацию по делу в прессе, что отрицательно сказалось на эффективности расследования и в той или иной степени доказало участие служб безопасности в организации и исполнении убийства. Кроме того, один человек стал подозреваемым только из-за попыток заявителей привлечь внимание следователя к показаниям одного из свидетелей. Также они указали, что национальные суды нарушили право потерпевших и осужденных на справедливое судебное разбирательство, так как следствие не было беспристрастным.

В своем решении Европейский Суд указал, что ключевым моментом в данном деле является соблюдение государством-ответчиком его обязательства провести эффективное расследование по факту убийства журналистки. Суд отметил, что в случаях, когда жертва убийства является журналистом, крайне важно проверять возможную связь преступления с профессиональной деятельностью.

По мнению ЕСПЧ, российское Правительство не представило убедительных и правдоподобных доводов в обоснование продолжительности расследования уголовного дела. В частности, ссылки на количество томов дела, допросы множества свидетелей несостоятельны в силу отсутствия ощутимых результатов расследования, затянувшегося на годы. Таким образом, Суд признал, что имело место нарушение ст. 2 Конвенции в ее процедурной основе из-за продолжительности расследования. ЕСЧП обязал Россию выплатить заявителям 20 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Не все судьи ЕСПЧ согласились с выводами постановления

Решение по делу содержит два особых мнения: судей Хелен Келлер и Хелены Ядерблом, а также Дмитрия Дедова и Алены Полячковой.

Судьи Хелен Келлер и Хелена Ядерблом отметили, что существует несколько факторов, вызывающих обеспокоенность в отношении независимости расследования в данном деле. По их мнению, ранее Европейский Суд предлагал способы гарантии независимости следствия, и в этом деле он должен был оценить данный параметр, чтобы привлечь внимание к проблеме. Со своей стороны, Россия установила специальные процедуры, когда высокопоставленные должностные лица обвиняются в совершении уголовных преступлений и, таким образом, могут приниматься во внимание показания нижестоящих госслужащих. Не выполнив данные действия, Суд, по мнению Хелен Келлер и Хелены Ядерблом, фактически пренебрег важным элементом эффективного расследования.

Судьи Дмитрий Дедов и Алена Полячкова, в свою очередь, не согласились, что расследование убийства Анны Политковской не достигло минимального порога эффективности, требуемого ст. 2 Конвенции. По их мнению, сам факт того, что расследованию не удалось выявить конкретных заказчиков убийства, не обязательно означает, что оно было неэффективным.

Позиция адвокатов

Как отметила одна из представителей заявителей в ЕСПЧ, адвокат МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры» Анна Ставицкая, ценность решения заключается в том, что Суд признал: неустановление заказчиков убийства свидетельствует о неэффективности расследования, и тем самым нарушена ст. 2 Конвенции.

Она пояснила, что следствие не проверило все версии убийства, в том числе те, которые были выдвинуты потерпевшими. Кроме того, как отметил Суд, неэффективность расследования не позволяет подтвердить или опровергнуть факт причастности представителей властей РФ к убийству Анны Политковской.

«В настоящее время расследование практически не проводится. По делу осуждены исполнители убийства Анны Политковской, и на этом следствие “успокоилось”», – отметила она, добавив, что так как решение ЕСПЧ обязательно к исполнению, заявители будут настаивать на проведении эффективного расследования.

Адвокат Каринна Москаленко, также представлявшая заявителей, пояснила, что ЕСПЧ довольно часто выносит решения по жалобам против России о нарушении позитивных процессуальных обязательств по праву на жизнь, к которым относятся обязанности государства предотвратить произвольное лишение жизни или пытки, не допустить посягательств на жизнь со стороны третьих лиц, когда у государства есть разумная возможность защитить жизнь человека и применить иные превентивные меры. Однако, подчеркнула адвокат, решение по жалобе родственников Анны Политковской является уникальным: «Это пока первое и единственное решение, где Суд признал нарушение права на жизнь со стороны государства в отношении известной журналистки, общественно-политического деятеля».

Каринна Москаленко пояснила, почему жалоба была подана в течение полугода с момента убийства: «Адвокаты потерпевших исходили из того, что следствие уже на начальном этапе не проводило необходимых следственных действий, не исследовало все возможные версии, а сосредоточилось лишь на одной и отказало во всех ходатайствах потерпевшей стороны, а обжалование неэффективности расследования в порядке ст. 125 УПК РФ оказалось безрезультатным, этого было достаточно, чтобы предполагать последующую бесперспективность и неадекватность расследования, итог которого не устроит потерпевшую сторону».

По ее мнению, стратегия потерпевшей стороны незамедлительного обращения в Европейский Суд в течение полугода с момента самого нарушения, а не с даты последнего судебного решения оправдала себя. «Подача жалобы и ее регистрация в Европейском Суде побуждали российские власти считаться с позицией потерпевшей стороны, следствие – активизироваться в установлении причастности все новых и новых лиц, а после оправдательного вердикта присяжных, ставшего результатом большого количества нарушений, допущенных следствием, – позволили вновь вернуть дело в суд для рассмотрения на более высоком качественном уровне», – считает адвокат.

Относительно выводов Суда Каринна Москаленко отметила, что именно тот факт, что к делу не был привлечен никто из тех, кого затрагивали статьи Анны Политковской, несмотря на то, что и следствие, и суд признали убийство связанным с ее профессиональной деятельностью, ЕСПЧ и назвал расследование неадекватным.

Адвокат считает, что в решении отражена печальная проблема, ставшая системной, но при этом не признанная таковой: «В России регулярно совершаются убийства журналистов, политиков и других общественных деятелей, они все остаются не в полной мере расследованными и часто безнаказанными, а власти по-прежнему плохо представляют себе концепцию позитивных обязательств по праву на жизнь и последствия неисполнения этих обязательств».

Решение ЕСПЧ по делу «Мазепа и другие против России», по словам адвоката, напоминает российским властям, что нельзя ограничиться формальным расследованием, сослаться на объем дела и допрос более тысячи человек и считать, что власти не несут ответственности в деле о подобном убийстве.

В качестве главного практического итога этого дела Каринна Москаленко отметила понуждение к активизации расследования, направленного на поиск «интеллектуального автора (авторов)» преступления, в установлении которого проявили свою несостоятельность российские власти.

Рассказать: