×

Адвокаты в группе риска

Адвокат должен избегать подписания неконкретизированных документов, навязанных следователем
Материал выпуска № 2 (187) 16-31 января 2015 года.

АДВОКАТЫ В ГРУППЕ РИСКА

Адвокат должен избегать подписания неконкретизированных документов, навязанных следователем

По мере развития экономики и правоохранительной системы в постсоветское время на разных этапах такого развития формировались различные так называемые группы риска, участники которых подвергались повышенному риску привлечения к уголовной ответственности. Среди таких групп можно выделить строителей, сотрудников милиции, руководителей органов местного самоуправления, владельцев природных месторождений полезных ископаемых и т.д. К сожалению, сюда в последнее время вошли и адвокаты.

Ситуации, связанные с привлечением адвокатов к уголовной ответственности или как минимум с их допросом в качестве свидетелей с угрозой последующего привлечения, стали настолько массовыми, что уже никого не удивляют.

По моим наблюдениям, самые распространенные составы, по которым адвокаты подвергаются риску именно в связи с профессиональной деятельностью, – это ст. 159 и 310 УК РФ. И там и там существуют общие закономерности.

По ст. 159 УК – это юридическое сопровождение адвокатом предпринимательской деятельности, которая впоследствии объявляется незаконной. В этой сфере, вероятно, трудно выработать общие рекомендации, как адвокату обезопасить себя, поскольку все случаи индивидуальны, и остается лишь посоветовать помнить о таком риске и действовать с учетом данного обстоятельства.

А вот относительно ст. 310 УК хотелось бы поделиться с коллегами некоторыми общими наблюдениями, которые могут оказаться полезными в практической работе.

Подписка о неразглашении
Начну с общего правила – адвокат должен избегать подписания каких-либо подписок. В принципе избегать. В голове адвоката должен стоять некий защитный механизм, включающий красную лампочку при слове «подписка» и заставляющий сказать «нет», а потом подумать и обосновать, почему именно «нет». И если, допустим, подписки о неразглашении государственной тайны все-таки избежать, скорее всего, не получится – хотя стремиться к этому нужно – то при попытках следователя предупредить защитника о неразглашении данных предварительного следствия стоит помнить о нескольких простых нюансах, позволяющих избежать ненужного подписания и сопряженных с ним рисков.

Прежде всего необходимо определиться в понятиях. В соответствии со ст. 310 УК деликтом является разглашение данных предварительного расследования без согласия следователя лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения.

В соответствии с ч. 2 ст. 161 УПК следователь предупреждает участников судопроизводства о недопустимости разглашения, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК.

Таким образом, основанием привлечения адвоката к уголовной ответственности является предупреждение следователем о недопустимости разглашения как таковое, само по себе, а собственно отобрание подписки является лишь соответствующим оформлением.

Эти моменты необходимо помнить.

Теперь собственно о подписке. Абсолютно все известные мне случаи попыток предупреждения о неразглашении сопровождались предложением подписать подписку, в которой указано одно и то же – я, следователь Пупкин, предупредил адвоката Колосовского о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без разрешения следователя и об уголовной ответственности по ст. 310 УК за такое разглашение.

Искренне считаю и всегда объяснял следователям, что я не имею возможности подписать подписку в таком виде, поскольку это противоречит требованиям закона – п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в соответствии с которым адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми средствами, не запрещенными законодательством Российской Федерации.

Фраза «предупредил о недопустимости разглашения данных предварительного расследования» носит неконкретизированный характер и не дает объективной возможности понять, что же именно адвокат не должен разглашать. Формально такая подписка является абсолютной – подписанту запрещается разглашать любые сведения об уголовном деле. Подобная форма, безусловно, устраивает следователя, однако лишает защитника возможности реализовывать свои права и обязанности. Приняв на себя абстрактное обязательство о неразглашении данных предварительного расследования, защитник не может опросить свидетелей, привлечь специалиста, предъявив ему, например, заключение эксперта, и т.д.

Мне неоднократно доводилось наблюдать процессуально абсурдные ситуации, связанные с подобным «предупреждением о неразглашении». Например, адвокаты, подписавшие подобную подписку, свое участие в судебных заседаниях на этапе досудебного производства начинали с ходатайства испросить разрешения у следователя разглашать в данном открытом заседании сведения, ставшие им известными при производстве следственных действий, что выглядело крайне нелепо. Порой адвокаты после вступления в дело других защитников отказывались предоставлять им какие-либо материалы, собранные ранее в ходе осуществления защиты, и вообще согласовывать позицию, опасаясь привлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК.

Тем не менее десятки, если не сотни, адвокатов ежегодно дают подобные подписки.

Сергей КОЛОСОВСКИЙ,
адвокат АП Свердловской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 2 за 2015 г.