×

«паспорт-то не ваш!»

Особенности назначения, проведения и использования судебно-портретных экспертиз
Материал выпуска № 2 (187) 16-31 января 2015 года.

«ПАСПОРТ-ТО НЕ ВАШ!»

Особенности назначения, проведения и использования судебно-портретных экспертиз

Тождество лица в паспорте и его предъявителя нередко становилось сюжетом анекдотических историй, достаточно вспомнить знаменитую комедию Г. Данелия «Афоня», главного героя которой молодой страж порядка уличает в отсутствии идентичности его лица и фотокарточки в паспорте, на что А.Н. Борщов, как известно, обезоруживающе улыбаясь, произносит свое коронное «А так?», вынуждая блюстителя закона вернуть паспорт его владельцу. Однако в реальности одной улыбкой не обойдешься, и порой для защиты доверителя адвокату приходится буквально учиться «читать по лицам».

Суть дела
Молодой житель Киргизии – Э. Маратбек возвращался к себе на родину после работы на стройке Москве, куда он прибыл год назад. При прохождении паспортного контроля в аэропорту 19 ноября 2011 г. он предъявил паспорт гражданина Киргизии, по которому въезжал в Российскую Федерацию в ноябре 2010 г. и беспрепятственно прошел паспортный контроль.

Работа на стройке, как известно, относится к тяжелым видам труда, и Маратбек за год похудел почти на десять килограммов. Контролер стал сличать внешность худощавого Маратбека с паспортным снимком полнолицего молодого человека, и у него возникло сомнение в тождестве этих лиц. По его мнению, различались форма лица, губ и подбородка. Старший смены пограничного контроля по проверке документов у граждан, вылетающих из Российской Федерации, посчитал сомнения обоснованными и обратился к женщине-контролеру, имеющей длительный стаж работы в должности контролера пограничного отдела. Она укрепила возникшие сомнения – на ее взгляд, фотокарточка на паспорте не принадлежит его предъявителю, так как «имеются различия в форме ушной раковины, надбровных дуг и других элементов лица». (На самом деле, форма ушной раковины по методике словесного портрета может изучаться только по профильному фотоснимку, а на паспорт помещается фотоснимок его владельца, сделанный анфас.)

Маратбека не допустили к посадке на самолет, задержали и стали допрашивать, каким образом у него оказался этот паспорт. Все уверения Маратбека, что это его собственный документ, не убедили сотрудников паспортного контроля. Начался процесс дознания, до окончания которого Маратбек был отпущен под поручительство его родственника, проживающего в Московской области, и представителя консульства Кыргызской Республики.

Дознаватель запросил сведения из Киргизии, где выдавался паспорт, и начальник паспортно-визовой службы и регистрационной работы населенного пункта подтвердил, что гражданину с данной фамилией выдали паспорт, электронная копия которого была получена из Москвы.

Назначение экспертизы
Известно, что сомнения, возникающие в процессе расследования, можно разрешить, назначая соответствующую экспертизу, что и было сделано. Назначенная судебно-техническая экспертиза паспорта не обнаружила «признаков полной или частичной подделки документа». Была назначена судебная фотопортретная экспертиза, куда предоставили паспорт, изъятый у Маратбека, и фотоснимок самого Маратбека, который сделали сотрудники паспортного контроля, как это обычно осуществляется при задержании вместе с получением отпечатков пальцев.

Судебно-портретная экспертиза в последние годы стала относиться к числу сложных, поскольку современная технология изготовления паспортов не прибавляет качество изображению, а нередко и ухудшает его. Фотоснимок молодого человека на паспорте не отличался резкостью, четкостью изображения признаков элементов лица. Это затрудняет работу эксперта. Однако эксперт знал, что на фотоснимке в паспорте изображен киргиз, а киргизы относятся к монголоидной антропологической группе. Из общих антропологических сведений известно, что у монголоидов должен быть такой важный диагностический признак, как эпикантус, т.е. складка верхнего века, закрывающая внутренний угол глаза. И хотя данный признак на фотоснимке в паспорте четко не просматривался, специалист, выполнявший эту экспертизу, решил, что он есть, коль на фотоснимке изображен представитель монголоидной антропологической группы. На четком фотоснимке Маратбека, сделанном при его задержании, эпикантус не усматривался.

Данное различие эксперт признал существенным, опираясь на используемую при проведении судебно-портретных экспертиз методику частоты встречаемости признаков внешности, т.е. их идентификационную значимость, где эпикантус оценивался как имеющий высокую степень такой значимости. Вывод был категорический – на фотоснимках изображены разные лица.

Поскольку в деле были материалы, подтверждающие утверждения Маратбека, что он хотел выехать из России по своему паспорту и на фотографии в паспорте изображен именно он, только в другом состоянии внешнего облика, адвокат подал ходатайство о назначении повторной экспертизы.
Повторная судебно-портретная экспертиза пришла к такому же выводу, что и первичная.

Александр ЗИНИН,
д.ю.н., профессор кафедры судебных экспертиз Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 2 за 2015 г.