×

Бизнесу не нужен справедливый закон

Об участии нотариуса в корпоративных правоотношениях и сделках с недвижимостью
Материал выпуска № 17 (106) 1-15 сентября 2011 года.

БИЗНЕСУ НЕ НУЖЕН СПРАВЕДЛИВЫЙ ЗАКОН


Об участии нотариуса в корпоративных правоотношениях и сделках с недвижимостью

Олег КОЛДАЕВ,
эксперт Фонда развития правовой культуры
Как вы думаете, уважаемые читатели, что будет, если волки вдруг начнут пасти овец, заключенные станут охранять друг друга, ну или запустить козла в огород? Что-то подобное творится сейчас с реформой гражданского законодательства.

Напомним, в конце прошлого года появился проект изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ. Причем коррективы обещали быть столь масштабными, что многие заговорили о его новой редакции, которая должна приблизить российское гражданское право к нормам европейского законодательства. Одна из самых значимых инноваций – участие нотариуса в корпоративных правоотношениях (правовое сопровождение и удостоверение корпоративных решений) и возврат обязательной нотариальной формы сделок с недвижимостью. Такой вектор развития реформ понравился, как и следовало ожидать, немногим.

Обсуждению этих и многих других проблем гражданского законодательства были посвящены слушания, состоявшиеся в Минэкономики 2 августа.

К слову, слушаниям предшествовала активная подковерная борьба между сторонниками более жесткого законодательного регулирования корпоративных правоотношений и вещных прав, и более мягкого. Одну сторону противостояния (назовем ее консервативной) представляет Совет по кодификации гражданского законодательства при Президенте РФ под руководством советника президента РФ Вениамина Яковлева. Другую (либеральную) – Минэкономики, рабочая группа по созданию Международного финансового центра под руководством Александра Волошина и Объединение корпоративных юристов (ОКЮР). Недавно к спору вокруг ГК присоединилось правовое управление Администрации президента РФ уже со своей законопроектной инициативой.

Итак, ко дню десантника на столах у всех заинтересованных лиц лежали уже три проекта поправок. На законодательную инициативу Минэкономики и ОКЮР Совет по кодификации уже дал отрицательное заключение, как на не отвечающую духу реформ. Причем, как выяснилось, Совет не рекомендовал президенту вносить в Госдуму и проект своих коллег по президентской команде, поскольку он мало чем отличается от проекта Минэкономики и основывается на тех же позициях. А именно: недопустимости излишнего, на взгляд экономистов и финансистов, законодательного регулирования корпоративных правоотношений, прописанного в инициативе Совета по кодификации, и отказе создания административных барьеров, которые могут привести к ухудшению инвестиционного климата в стране. Под административными барьерами подразумевается, в том числе, нотариальное удостоверение корпоративных решений и сделок с недвижимостью.

Сами слушания прошли бы, можно сказать, бесконфликтно, поскольку представителей Совета по кодификации на них не пригласили, а между Минэкономики и Правовым управлением администрации президента особых противоречий нет, если бы не присутствовавшие на нем судьи ВАС, в частности, Сергей Сарбаш, и президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова.

По вопросам о нотариальном удостоверении корпоративных решений и нотариальной форме сделок с недвижимостью недвусмысленно высказался член правления ОКЮР, вице-президент по правовым вопросам ОАО «Мобильные ТелеСистемы» Руслан Ибрагимов. В частности, он отметил, что нотариальное удостоверение будет тормозить деловую активность и рынок регистраций и ликвидаций вполне может обойтись без нотариуса. А для подтверждения правомерности образования юридических лиц могут быть приглашены независимые эксперты, поскольку нотариус, якобы, слишком много взыскивает за свои услуги. Правда вице-президент «МТС» не уточнил, кто же может в таком случае считаться независимым экспертом. Более того, по вопросу о нотариальном удостоверении сделок с недвижимостью он высказался еще более определенно: попросту попросил проголосовать всех присутствующих за то, чтобы исключить нотариат из этой сферы, мотивируя свое предложение алчностью и некомпетентностью представителей нотариального сообщества.

Президент ФНП Мария Сазонова ответила на критику в адрес своего правового института предельно недвусмысленно:

«Совет по кодификации, разрабатывая проект поправок, исходили из основной цели, сформулированной в Концепции реформы гражданского законодательства – наведение правового порядка в сфере имущественных отношений. Причем не только с учетом интересов граждан, но и государства. Речь идет об обеспечении достоверности сведений в реестре прав на недвижимое имущество и квалифицированном сопровождении сделок и многом другом. Исторически все страны континентальной Европы видят решение этих проблем путем нотариального удостоверения. И российский нотариат до 1995 г. занимал достойное место в этой нише, но по ошибке законодателей был оттуда исключен. Причина проста – в тот момент только образовался институт регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Законодатели возлагали на него чрезмерно большие надежды.

Сегодня же стоит вопрос о разделении удостоверения и регистрации сделок и регистрации прав на недвижимость. К этому должны быть привлечены нотариусы, никто другой не в состоянии удостоверять сделки. Все разговоры о том, что риелторы и прочие лица, задействованные на этом поле, более квалифицированы, чем нотариусы, не имеют под собой основания. Если кому-то интересно, может заглянуть в обзоры судебной практики – судебные инстанции завалены спорами по договорам в простой письменной форме.

Более того, российский нотариат не стоит на месте. В настоящий момент ведется работа над новым законодательством о нотариате и нотариальной деятельности, в котором будет окончательно отрегулирован как вопрос тарифов за совершение нотариальных действий, так и профессиональная ответственность. Нотариат России расширяет применение цифровых технологий: буквально за год создан собственный удостоверяющий центр, нотариусы в своей практике начинают использовать электронную цифровую подпись. Ведется работа над созданием единого электронного реестра нотариальных действий. Удостоверяемые документы уже выполняются на едином защищенном бланке, который позволил кардинально уменьшить количество подделок и фальсификаций. Быть может поэтому нотариат в какой-то степени и неудобен для бизнеса, но для граждан и государства он необходим».

Затем слово взял Сергей Сарбаш. В своем выступлении он отметил, что каждая вторая спорная сделка, рассматриваемая Высшим Арбитражным Судом, базируется на том, что одна из сторон отказывается от своей подписи. Если бы в процессе подготовки таких сделок участвовал нотариус, у суда не возникало бы сомнений в истинности представленных документов и убедительности доказательств. Поэтому все доводы бизнес-сообщества о ненужности нотариата в корпоративных правоотношениях не имеют под собой оснований. А в довершение судья ВАС подчеркнул, что всем уже надоела практика фирм-пустышек и оффшорных помоек, в которых прячутся все активы компаний, надоел уход от налогов. Участие нотариуса поможет переломить эту тенденцию.

Голосования по дезавуированию расширения роли нотариата в гражданском обороте не состоялось. Но вопросы остались.

Впрочем, по-настоящему настораживает другое – сам факт участия в процессе подготовки новой редакции ГК таких структур, как рабочей группы по МФЦ и Общества корпоративных юристов. Есть ли у них какое-либо право готовить некий собственный проект закона, который призван регулировать деятельность бизнеса? Юридическое – несомненно, а вот моральное? Представьте, если выбрать наиболее интеллектуальных граждан среди контингента пенитенциарных заведений страны, сколотить из них рабочую группу и поручить им подготовить проект нового уголовного кодекса. Что из этого получится?

При этом совсем не хочется называть всех представителей бизнеса преступниками, людьми бесчестными и предвзятыми. Просто в данном случае налицо конфликт интересов. Естественно, если бизнес участвует в законотворчестве, то логично предположить, что закон он напишет исключительно под себя, ведь природа любого бизнеса – получение большей прибыли при меньших затратах. Тогда, позвольте спросить, где здесь интересы граждан и государства?

Более того, мировая законотворческая практика складывается так, что в процессе подготовки нормативных актов участвуют представители профессий, олицетворяющих какую-либо социальную миссию. Парламентарии – представители интересов народа, чиновники – защитники государства. Что касается юридических профессий: судьи – это правосудие; прокуроры – защита жизни и достоинства граждан, а также интересов государства; нотариус – защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц, а также предотвращение споров; адвокат – это священное право на защиту от обвинения. Какую социальную миссию несет корпоративный юрист, кроме того, что работает на босса за деньги? Ответ, думается понятен. Тогда почему корпоративщики пытаются рулить процессом подготовки основного имущественного закона?

Ответ так же прост – потому, что дело Ходорковского и ЮКОСа живет и процветает. Только несколько на ином, более совершенном в методическом плане, уровне. Сидящий олигарх просто покупал депутатов Госдумы, чтобы получить нужный для себя закон, а здесь проводятся слушания, подыскиваются какие-то аргументы, идет какая-то интеллектуальная работа. Но суть та же. Бизнесу не нужен справедливый закон, работающий не только на его процветание, но и учитывающий интересы граждан и государства. Бизнесу нужен закон выгодный – таково положение вещей. Причем, каким путем он будет получен, с помощью банального подкупа или «цивилизованного лоббизма», значения не имеет. Граждане и государство все равно проиграют.

"АГ" № 17, 2011