×

«другая адвокатура»?

«Прививка предпринимательства» не позволит сохраниться адвокатуре как организму самостоятельному
Материал выпуска № 17 (106) 1-15 сентября 2011 года.

«ДРУГАЯ АДВОКАТУРА»?

 
Сергей ГАВРИЛОВ,
адвокат АП Вологодской области
«Прививка предпринимательства» не позволит сохраниться адвокатуре как организму самостоятельному

Вопрос о том, должна ли адвокатская деятельность стать предпринимательской, не частный, это вопрос о задачах адвокатуры, ее сущности и дальнейшей судьбе. Оговоримся сразу, что некоторые из высказанных далее аргументов можно смело отнести к разряду «идеологических химер» и идеалистических взглядов на адвокатуру. Однако, важность темы, по нашему мнению, допускает высказать и такого рода доводы.

Цель деятельности и правовая природа адвокатуры

В соответствии со ст. 2 ГК РФ, «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли». Адвокатура является не просто институтом профессионального правозаступничества, выполняющим публично-правовую функцию, но, в соответствии со ст. 3 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», институтом гражданского общества. Возможно ли совмещение предпринимательской цели деятельности и публично-правовой природы адвокатуры? Полагаем, что нет.

Сторонники предпринимательского пути развития адвокатуры настолько сконцентрировались вокруг темы оказания юридической помощи (услуг) бизнесу, что из темы обсуждения совершенно выпали другие направления деятельности адвокатуры.

Прежде всего, следует вспомнить о тех спорах, которые еще в период действия Судебных уставов 1864 г. велись вокруг вопроса о природе профессионального правозаступничества и судебного представительства (частно-правовая или публично-правовая?). Было признано, что подход к адвокатуре как к институту, отстаивающему частно-правовой интерес ни в коей степени не согласуется с задачами уголовной защиты. Не случайно выдающийся российский процессуалист И. Фойницкий говорил о защите в уголовном процессе как «служении общественном».

Полагаем, что «общественное», публично-правовое начало присутствует не только в уголовном процессе, оно присуще всей области оказания юридической помощи в целом. Это обусловлено особой значимостью правовой сферы и ее ролью в регулировании общественных отношений. Частно-правовой интерес не означает того, что он должен быть совершенно безразличен для общества и государства, коль он входит в сферу того же правового регулирования.

Но дело даже не в этом. При признании адвокатской деятельности предпринимательской ключевым будет являться даже не частно-правовой интерес доверителя, и тем более не общественно-правовой интерес, а интерес самого адвоката-предпринимателя. А он таков: «моя, адвоката-предпринимателя прибыль, есть главная цель». Интересы доверителя важны лишь постольку, поскольку достижима главная цель.

Плохо это или хорошо? Ни то, ни другое. Просто надо учесть, что это кардинальным образом изменит саму адвокатуру и ее задачи, заставит пересматривать многие из основополагающих этико-правовых установок корпорации.

Продолжение дискуссии читайте на страницах "АГ" № 17, 2011.