×

Домашний произвол

Адвокат из Екатеринбурга выступила в ООН с докладом о правовом положении в России потерпевших от домашнего насилия
Материал выпуска № 7 (96) 1-15 апреля 2011 года.

ДОМАШНИЙ ПРОИЗВОЛ

Адвокат из Екатеринбурга выступила в ООН с докладом о правовом положении в России потерпевших от домашнего насилия

СухареваС 22 февраля по 4 марта в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке проходила 55-я сессия Комиссии ООН по положению женщин. Основным содержанием работы сессии стало обсуждение выполнения решений Пекинской конференции и 23-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, а также поиск дальнейших способов борьбы за права женщин во всем мире.

В рамках дополнительных мероприятий в секции «Работа уголовного судопроизводства по искоренению насилия в семье» приняли участие представители кризисного центра для женщин и детей «Екатерина» (г.Екатеринбург) – Екатерина Ермакова и Ольга Селькова. В качестве их содокладчика выступила вице-президент Гильдии российских адвокатов Наталья Сухарева, председатель Президиума коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов». Она рассказала о положении жертв домашнего насилия в России, прежде всего затронув вопросы несовершенства законодательства в этой сфере, в частности, отсутствие реализации конституционной гарантии юридической помощи в отношении жертв семейного произвола.

Наталья Валерьевна Сухарева комментирует проблему

Новая Адвокатская газета: Вы давно занимаетесь проблемой насилия в семье?

Н.В. Сухарева: В 2005 г. в Англии я совместно со специалистами кризисного центра прошла обучение по сопровождению таких потерпевших. Затем в сотрудничестве с кризисным центром «Екатерина» мы организовали аналогичное обучение для 170 адвокатов Свердловской области. Занятие в форме тренинга было направлено на восполнение пробелов в знаниях, прежде всего, в области психологии. Работа с жертвами насилия, особенно с детьми, требует особых подходов и теоретической подготовки. Также мы провели несколько межведомственных тренингов в рамках Форума по домашнему насилию при Уральском отделении Ассоциации юристов России, в которых приняли участие представители служб социальной защиты населения, мировые судьи, участковые службы милиции. Эффективность таких тренингов очевидна: формируется единообразный подход всех заинтересованных лиц к производству по делам о домашнем насилии и их профилактике.

АГ: Вы сами принимаете участие в таких делах?

Сухарева: Раньше принимала. Сейчас участвую только в самых сложных делах. Но я руководитель, поэтому мое дело – организация и принятие, в случае необходимости, принципиальных решений.

АГ: Участвовать в работе 55-й сессии Комиссии ООН по положению женщин Вас пригласили организаторы?

Сухарева: Неправительственные организации выступают с докладами на дополнительных мероприятиях в рамках основной программы ООН. Сотрудничество с неправительственными организациями – одно из ключевых направлений работы ООН. Так они узнают реальное положение дел, не приукрашенное официальными докладами государств.
Кризисный центр «Екатерина» заявил о желании рассказать о проблемах в своей работе, и его заявка была принята. Но поскольку представители центра не являются специалистами в правовых вопросах, юридическую сторону его деятельности раскрыла я.

АГ: Расскажите кратко о поездке. Как восприняли Ваш доклад представители других стран?

Сухарева: В число непосредственных слушателей доклада входили представители неправительственных организаций, общественные деятели, а также адвокаты, юристы, судьи и прокуроры из Северной и Западной Европы, Южной и Северной Америки, стран Азии и Африки. Они задавали вопросы не только после выступления, но даже после закрытия мероприятия. В основном их интересовали два момента. Во-первых, почему в России конституционная гарантия права на защиту реализуется в отношении лиц, которые обвиняются в совершении преступлений, но не реализуется в отношении их жертв. Во-вторых, почему доказательства, представленные защитой, не имеют для суда такой же силы, как доказательства, собранные органами государства – полицией и прокуратурой.

АГ: Как Вы отвечали?

Сухарева: Отвечала, что власти в курсе всех проблем и ничем свое бездействие не объясняют. А разницу в силе доказательств, собранных адвокатами и госорганами, можно объяснить только устоявшейся судебной практикой. Многие суды открыто утверждают, что в российском законодательстве адвокат – не субъект доказывания. Получая доказательства из легальных источников, адвокат не может быть уверен, что суд адекватно их воспримет. Часто в судебных актах можно увидеть, что к доказательствам, представленным защитой, суд относится критически, мотивируя такую позицию своим усмотрением.

АГ: Расскажите, пожалуйста, о кризисном центре «Екатерина» и механизме его сотрудничества с коллегией адвокатов.

Сухарева: Центру 10 лет. Руководитель центра – в прошлом журналист. Она работала с обращениями граждан, и количество писем, в которых поднималась тема домашнего насилия, было так велико, что она решила заняться этой проблемой профессионально. Центр первым в Свердловской области выступил с инициативой создания убежища для женщин, попавших в тяжелое положение, результатом которой стало появление в области нескольких стационарных убежищ. Их сотрудники активно взаимодействуют с общественными объединениями, государственными органами. Мы также участвуем в их работе.

По соглашению с кризисным центром «Екатерина» мы проводим бесплатное первичное консультирование пострадавших. Это важный этап. Не каждая женщина решится пройти тягостный процесс защиты своих прав. С теми из них, кто набирается смелости и сил, мы решаем, где найти средства на оплату труда адвоката: иногда потерпевшая платит сама, иногда деньги находит кризисный центр, иногда помогают родственники потерпевшей. Решить проблему можно только путем совершенствования российского законодательства. Если государство оплачивает работу адвоката, которого предоставляет подсудимому, то следует выделить в специальную категорию дела, связанные с домашним насилием, и оплачивать работу адвокатов в ситуациях, когда жертва сама не способна оплатить его помощь. Профессионалу в суде должен противостоять профессионал, а не сама потерпевшая.

АГ: Предпринимаются ли конкретные действия для реализации соответствующих поправок в законодательство?

Сухарева: В ближайшее время мы планируем провести слушания в Общественной палате Свердловской области. По их итогам будет подготовлен законопроект, с которым Общественная палата обратится к депутатам областного Законодательного собрания.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»

Тезисы доклада читайте в "АГ" № 7, 2011 г.