×

Европейский суд ужесточает позицию в отношении россии

26–27 февраля в рамках совместной программы, финансируемой Советом Европы и Европейской комиссией, в Санкт-Петербурге был проведен очередной семинар на тему «Применение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на национальном уровне».
Материал выпуска № 6 (47) 16-31 марта 2009 года.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД УЖЕСТОЧАЕТ ПОЗИЦИЮ В ОТНОШЕНИИ РОССИИ

26–27 февраля в рамках совместной программы, финансируемой Советом Европы и Европейской комиссией, в Санкт-Петербурге был проведен очередной семинар на тему «Применение Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод на национальном уровне».

Этот семинар был особенным: адвокатам не часто выпадает удача встретиться с Анатолием Ивановичем Ковлером – судьей от России в Европейском суде по правам человека. На семинаре Анатолий Иванович выступал в качестве эксперта Совета Европы.



В своем первом выступлении перед участниками семинара Анатолий Ковлер дал толкование нескольких статей Конвенции. Прежде всего, он опроверг мнение о том, что в ЕСПЧ вправе обращаться только лица, являющиеся гражданами той страны, против которой подается жалоба. Из текста ст. 1 Конвенции следует, что государство – участник Конвенции берет на себя ответственность за соблюдение прав любого гражданина, в том числе иностранного, который находится на его территории. Это касается в первую очередь такой деликатной сферы, как высылка иностранцев. Рассматривалось уже немало дел против России по жалобам лиц, не являющихся ее гражданами («Нахманович против России», «Вассерман против России», «Худоёров против России», «Муминов против России» и др.).

Статья 2 «Право на жизнь» закрепляет ответственность государства за обязательство охранять это право. Но практика ЕСПЧ показывает, что право на жизнь рассматривается не только в сущностном, но и в процессуальном аспекте: Суд исходит из того, что важно не только сохранить жизнь, но и провести эффективное расследование в случае гибели гражданина.

Касаясь применения ст. 3 «Запрещение пыток», Суд рассматривает как условия содержания под стражей, так и процессуальные аспекты. Например, дело «Дедовских против России» об избиении ОМОНом заключенных в колонии. Следствие по данному факту было прекращено в связи с невозможностью опознания лиц, нарушивших права заключенных, так как сотрудники ОМОНа были в масках, и установить вину каждого не представлялось возможным. Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле российские власти допустили нарушение материальных и процедурных требований ст. 3 Конвенции.

Таким образом, адвокаты, подающие жалобы в ЕСПЧ, должны учитывать, что почти каждая статья Конвенции имеет как сущностный, так и процессуальный аспект.

Анатолий Иванович отметил интересный факт: Суд получает много жалоб от адвокатов, практикующих в странах передовой демократии. Суть этих жалоб сводится к тому, что злоупотребление правом назначения адвокатов в уголовных делах является практически нарушением ст. 4 «Запрещение рабства и принудительного труда». В таких случаях должен применяться принцип пропорциональности общего и частного интересов, поэтому Суд всегда требует, чтобы государство и заявитель дали полную информацию о занятости адвоката в течение последних трех лет: сколько времени он занимался частной практикой, а сколько работал как адвокат по назначению.

Очень важно и толкование некоторых понятий, которые заложены в Конвенции. Например, понятие «статус жертвы» Суд раскрывает в нескольких постановлениях, в частности по делу «Бурдов против России». Национальные власти в течение двух лет не выплачивали заявителю присужденную ему компенсацию, а затем заявили, что, поскольку через два года компенсация все же была выплачена, заявитель теряет статус жертвы.
В п. 31 и 32 Постановления по этому делу Суд указал: «…решение или мера, принимаемые в пользу заявителя, в принципе не являются достаточными для того, чтобы лишать его статуса жертвы, пока национальные власти не признают, прямо или по сути, факт нарушения Конвенции и не предоставят соответствующую компенсацию… Как бы то ни было, выплата, осуществленная лишь после того, как данная жалоба была коммуницирована властям, не является каким-либо признанием с их стороны возможных нарушений. Равно как таковая выплата адекватно не возместила вред, причиненный заявителю… Учитывая данные обстоятельства, Суд полагает, что заявитель все еще может утверждать, что он является жертвой нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции».

Рассматривая российские дела, Суд часто сталкивается с понятием «правовая определенность», которое означает соблюдение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела. В п. 52 Постановления по делу «Рябых против России» Суд отметил: «Правовая определенность предполагает уважение… принципа окончательности судебных решений. <…> Полномочия вышестоящих судов на пересмотр должны использоваться для исправления судебных ошибок, неправомерных судебных решений… Пересмотр не может рассматриваться как замаскированная апелляция… возможность существования двух взглядов на вопрос не является основанием для повторного рассмотрения». Изменения, которые происходят в надзорной инстанции в России, во многом стали возможны благодаря этой позиции Суда, которая была воспринята нашим судейским сообществом.

Судья Ковлер рекомендовал адвокатам при чтении постановлений Суда обращать внимание на то, что, прежде чем перейти к обстоятельствам конкретного дела, Суд формулирует свою позицию по рассматриваемому вопросу, то есть напоминает о принятом толковании того или иного положения, ситуации. Для адвокатов – особенно для тех, кто активно использует прецеденты Суда, – это может быть важным подспорьем.

Анатолий Ковлер также пояснил терминологию ЕСПЧ. Очень часто путают такие понятия, как «постановление» и «решение» Суда, жалоба «принята к рассмотрению» и «принята к производству». Когда в Суд поступает жалоба, ее регистрируют и дают заявителю ответ: «Ваша жалоба принята к производству, ей присвоен такой-то номер». Для того чтобы быть принятой к рассмотрению, жалоба должна пройти процедуру рассмотрения приемлемости. 90% всех жалоб, поступающих в ЕСПЧ, отсеиваются как неприемлемые. О приемлемости принимается решение, по существу принимается постановление.

За более чем 10 лет, которые прошли после того, как Россия присоединилась к Конвенции, из нашей страны поступило более 55 тыс. жалоб, что к началу прошлого года составляло 20% от общего числа жалоб, зарегистрированных в ЕСПЧ. Но в 2008 г. ситуация несколько изменилась, и сейчас жалобы из России составляют 28% от общего числа жалоб, поступивших в ЕСПЧ. За 10 лет по жалобам из России принято 700 постановлений. В 2008 г. было вынесено рекордное число постановлений по российским делам – 250; Россия выиграла полностью 9 жалоб, частично – 5 жалоб.

В 2008 г. в постановлениях по делам «Сиверин против России» от 4 декабря 2008 г., «Сладков против России» от 18 декабря 2008 г. Суд впервые констатировал нарушение ст. 13 Конвенции «Право на эффективное средство правовой защиты».

Более 50% всех жалоб, поступающих в ЕСПЧ, касаются нарушений ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство». Среди жалоб этой категории, поданных против России, преобладают жалобы на неисполнение решений суда по социальным вопросам, а также по вопросам предоставления квартир.

Отдельно стоит постановление по делу «Вассерман-2 против России», касающееся неисполнения решений не только национальных судов, но и ЕСПЧ по делу «Вассерман-1 против России». Суд постановил не только выплатить всю первоначально назначенную сумму полностью и проценты на нее, но и компенсировать моральный вред и возместить судебные издержки.

Особая категория дел по ст. 6 касается длительности судебной процедуры, как по гражданским, так и по уголовным делам. В прошлом году таких дел было более 20 (среди них «Рольгезер и другие против России»).

Начиная с 2004 г. Суд взял курс на принятие так называемых «пилотных» постановлений, которые выявляют структурные и системные нарушения и обязывают государства прибегать к законодательным мерам.

Исполнение «пилотного» постановления складывается из двух элементов. Первый состоит в том, что государство должно отчитаться, какие меры индивидуального характера оно приняло во исполнение постановления. Это самая легкая задача, потому что такие меры (например, компенсировать материальный или моральный ущерб или пересмотреть дело) указаны в самом постановлении. Второй элемент – это профилактические меры общего характера, которые государство должно принять во избежание подобных нарушений в будущем.
По просьбе Комитета министров ЕСПЧ в постановлении по делу «Scozzari and Giunta против Италии» указал, какие меры общего характера государство должно принимать: «…государство-ответчик несет правовую обязанность… выбрать, под контролем Комитета министров, общие и/или, в исключительном случае, индивидуальные меры, и внести соответствующие изменения в свой правовой порядок для прекращения дальнейшего нарушения, обнаруженного Судом, и исправить последствия, насколько это возможно» (п. 249).

Сложность возникает, когда речь идет о системном неисполнении мер общего характера. Комитет Министров в резолюции от 12 мая 2004 г. призвал Суд в случаях повторяющихся нарушений отмечать в постановлениях наличие структурных проблем и указывать государствам на необходимость решать их.

В связи с неисполнением судебных решений «пилотное» постановление было принято по делу «Бурдов-2 против России». Суд указал, что на год «замораживает» рассмотрение подобных жалоб, с тем чтобы сразу все их коммуницировать государству и затем просить его доложить, какие меры приняты по этим делам. Постановление по делу «Бурдов-2 против России» дает государству возможность для маневра: либо принять закон и затем в судебном порядке рассматривать вопрос о массовом неисполнении судебных решений, либо в каждом конкретном случае заключать мировое соглашение.

Пока что это единственное «пилотное» постановление по жалобе против России, но не надо быть пророком, чтобы понять, что за ним последуют дела по надзору, по злоупотреблению арестом, по условиям содержания под стражей. Становится очевидно, что Суд ужесточает свою позицию в отношении России.

Анастасия ПОТАПОВА,
советник президента ФПА РФ по международным вопросам

"АГ" № 6, 2009