×

Исключительное право на ошибку

Положения УПК РФ однозначно говорят о безусловности прекращения уголовного дела в случаях отказа прокурора от обвинения
Материал выпуска № 11 (220) 1-15 июня 2016 года.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ПРАВО НА ОШИБКУ

Положения УПК РФ однозначно говорят о безусловности прекращения уголовного дела в случаях отказа прокурора от обвинения

В статье рассмотрена актуальная проблема реализации права прокурора на отказ от поддержания обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Авторы проанализировали характерные особенности действующего законодательства и правоприменительной практики и предложили способ толкования и применения указанной нормы с учетом позиций Конституционного и Верховного Судов РФ.

Право государственного обвинителя на отказ от обвинения закреплено уголовно-процессуальным законом, однако недостаточно четко определены порядок его применения и правовые последствия.

Практика реализации подобного права в России фактически отсутствует. Возможно, это связано с тем, что лишь в единичных случаях органы прокуратуры находят в себе смелость признать свою ошибку, ведь именно прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. Следовательно, «если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа», тем самым он признает свою ошибку. А признавать ошибки в российской системе правосудия не принято. Получается, что дело могло не дойти до суда, и возникает закономерный вопрос: прокурор невнимательно изучил дело или в суде открылись такие обстоятельства, которые повлияли на итоговое решение?

Если все же прокурор невнимательно изучил дело, то, признав свою ошибку, он фактически заявляет, что можно было изначально обойтись без длительного судебного процесса. А, как известно, длительность незаконного уголовного преследования прямо пропорционально влияет на сумму реабилитации уголовно преследуемого лица и возмещается не иначе как из истощенного бюджета нашего правового государства в рублевом эквиваленте. Иными словами, речь идет даже не о пресловутой статистике, а о нанесении ущерба государству.

Впервые мы столкнулись с такой ситуацией при следующих обстоятельствах.

Летом 2013 г. Следственный комитет Уральского федерального округа возбудил одно из самых громких уголовных дел на Урале, о котором в том числе подробно писала газета «Московский комсомолец» в статьях «Дело о двух синяках» и «Конец дела о двух синяках». После года предварительного расследования и полутора лет судебного следствия непосредственно перед прениями, как гром среди ясного неба, прозвучало ходатайство гособвинителей об отказе от обвинения. Полный зал родных, близких и просто сочувствовавших обвиняемым встретил решение прокуратуры громкими аплодисментами и слезами радости, которой не было предела. Радовались все, кроме «потерпевшего».

Суд удовлетворил заявленное ходатайство и в своем решении полностью разделил мнение гособвинения. Потерпевший с решением был не согласен и подал жалобу. Однако суд апелляционной инстанции оставил в силе решение судьи Центрального районного суда г. Челябинска И.Г. Марковой, которая, кстати, по итогам года была удостоена звания «Лучший судья районного суда по уголовным делам».

Необходимо отметить также активное участие в борьбе за восстановление справедливости депутатов Государственной Думы РФ В.К. Гартунга и А.Е. Хинштейна и выразить им личную благодарность!

Описанная ситуация ярко продемонстрировала отсутствие единого понимания правоприменительной практики в подобных случаях и привела нас к необходимости детального изучения данного вопроса.

Право государственного обвинителя на отказ от обвинения закреплено в ч. 4 ст. 37 и ч. 7 ст. 246 УПК РФ. Закономерно возникает ряд вопросов. На какой стадии уголовного судопроизводства у государственного обвинителя появляется право на отказ от обвинения и в какой момент он может его реализовать? В какой форме должна быть выражена позиция государственного обвинителя при отказе от обвинения? Каковы правовые последствия такого отказа? Должны ли учитываться мнения сторон? Как государственный обвинитель должен обосновать отказ от обвинения? Возможно ли обжаловать такое решение? Если да, то каков порядок его обжалования? В эту проблематику, собственно говоря, и хотелось бы погрузиться во избежание двойного толкования в подобных случаях.

Игорь ИСАЕВ,
адвокат АП Московской области

Андрей ПЕРОВ,
адвокат АП Московской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 11 за 2016 г.