×

Национальные проблемы качества

10–11 декабря проходил Национальный правовой конгресс (НПК), организованный РАПСИ при поддержке Группы РИА Новости
Материал выпуска № 1 (162) 1-15 января 2014 года.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА

10–11 декабря проходил Национальный правовой конгресс (НПК), организованный РАПСИ при поддержке Группы РИА Новости


ДОПУСТИМА ЛИ КОРРЕКТИРОВКА?

Пленарное заседание, модератором которого выступил генеральный директор РАПСИ Виталий Ушканов, было посвящено 20-летию Конституции РФ и конституционного правосудия в России


В обсуждении главного вопроса – насколько эффективно исполняется Основной закон страны и допустимо ли его корректировать в связи с теми процессами, которые происходят в жизни общества, – участвовали заместитель председателя Правления АЮР Игорь Редькин, заместитель директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ Татьяна Шанина, а также один из авторов текста действующей Конституции – д.ю.н. Сергей Шахрай.

Сергей Шахрай назвал Конституцию «документом на вырост», в котором заявлена труднодостижимая цель – правовое федеративное государство. Он напомнил, что создатели Конституции предусмотрели возможность принятия конституционных законов для регулирования вопросов, по которым не было достигнуто согласия в период подготовки Основного закона. По его мнению, принятие новых конституционных законов по предметам, нуждающимся в настоящее время в дополнительном регулировании, может стать эффективным инструментом для приведения Конституции «в соответствие с действительностью». Вторую возможность для этого предоставляет толкование ее положений в решениях Конституционного Суда РФ.


ЦЕЛЬ – ЕДИНООБРАЗИЕ ПРАКТИКИ

В связи с предстоящим объединением высших судов представители юридического сообщества должны оказать конструктивную экспертную поддержку законодателям


Предстоящее объединение ВАС РФ и ВС РФ большинство в юридическом сообществе считает главным юридическим событием года, но отношение к этой сенсации сложное. На вопрос «"за" или "против"?» отвечали участники дискуссии, которая была логическим продолжением пленарной сессии, – Александр Муранов («Муранов, Черняков и партнеры», управляющий партнер), член Совета ФПА РФ Сергей Пепеляев («Пепеляев Групп», управляющий партнер) и Юлий Тай («Бартолиус», управляющий партнер).

Так, Александр Муранов сказал, что идея объединения была встречена в профессиональном сообществе с «удивлением и непониманием», и напомнил, что сравнительно недавно представители более 100 юридических фирм направили в органы законодательной и исполнительной власти обращение, в котором высказали аргументы против объединения судов. Главный довод в пользу объединения – необходимость единообразия судебной практики – Александр Муранов не считает достаточным, так как, по его мнению, к ряду вопросов необходимы разные подходы со стороны судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Однако обращение юридических фирм не возымело действия – вопрос об объединении, по сути, решен. Теперь, считает Александр Муранов, представителям юридических фирм следует приложить усилия к тому, чтобы сделать этот процесс «максимально продуктивным». Они должны оказать «конструктивную экспертную поддержку законодательной власти», поскольку в связи с объединением высших судов предстоит внесение изменений в 28 федеральных законов.

Сергей Пепеляев назвал систему арбитражных судов действенным инструментом, создающим приемлемый инвестиционный климат в стране. Он привел такие цифры: при рассмотрении налоговых споров ВАС РФ примерно в 60 % случаев встает на сторону налогоплательщиков, тогда как ВС РФ, как правило, признает победившей в споре стороной государство – отменяет только 6 приговоров из 1000. По словам Сергея Пепеляева, некоторые инвестиционные институты из опасения, что после объединения будут утрачены основные возможности защиты от административного произвола, уже снизили активность в нашей стране.

БУДУТ ХОРОШИЕ ЗАКОНЫ – БУДЕТ ХОРОШАЯ РАБОТА

Участники НПК обсудили методы повышения стандартов качества оказания услуг адвокатами и нотариусами


НПК качество

Присутствовавшие немного поиронизировали над заявленной темой дискуссионной панели «Реформа Гражданского кодекса РФ. Адвокатура и нотариат: повышение стандартов качества оказания услуг». Модератор панели – вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров, к примеру, предположил, что, видимо, «чем лучше знаешь гражданское законодательство, тем выше качество оказываемых тобой услуг».

Происходящие же в последнее время в публично-правовой сфере события управляющий партнер юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры» Александр Муранов прокомментировал следующим образом: «Завтра можно проснуться, а адвокатура и нотариат ликвидированы».

Глава ФНП Марина Сазонова отметила, что стандарты оказания услуг нотариусами были бы выше при условии качественного законодательного регулирования: «Системное регулирование нотариальной деятельности со стороны государства отсутствует, “Основы законодательства Российской Федерации о нотариате” уже не отвечают требованиям времени. Недавно депутатом Павлом Крашенинниковым был внесен в Госдуму проект закона о нотариате, однако он разрабатывался без нашего участия, поэтому данный документ не предполагает решения многих проблем нашей корпорации».

Кроме того, как рассказала Сазонова, параллельно с подготовкой нового закона о нотариате в парламенте ведется работа над внесением изменений в пока еще действующие Основы законодательства о нотариате. По мнению президента ФНП, помимо того что целесообразность принятия многих из предлагаемых поправок как минимум спорна, вряд ли вообще имеет смысл корректировать Основы в преддверии принятия нового специального закона. «Будут хорошие законы – будет хорошая работа», – подытожила Марина Сазонова.

По мнению вице-президента ФПА РФ, президента АП Орловской области Сергея Мальфанова, деятельность адвокатов в уголовном процессе лишь в незначительной степени регулируется гражданским правом: «В 80% уголовных дел работают защитники по назначению, оплата их услуг регулируется не договором, а федеральным законодательством. И низкий уровень оплаты совсем не способствует повышению качества оказываемых услуг. Кроме того, по-прежнему полноценно не функционирует закон о БЮП. Прошло уже два года с момента его принятия, а, к примеру, в Орловской области адвокаты, оказывавшие в течение этого срока бесплатную помощь населению, по-прежнему не получили за это никаких денег. Нормально система в данном регионе должна начать работать лишь с 1 января 2014 г.».

Сергей Мальфанов также считает, что для того, чтобы обезопасить граждан от разного рода мошенников, необходимы законодательные ограничения для доступа к оказанию юридических услуг. Вице-президент ФПА прокомментировал предложения о создании СРО для юристов, не имеющих статуса адвоката: «Фактически предлагается создать СРО, у которых будут такие же полномочия, как сейчас у адвокатских палат. Зачем это нужно? Необходимо стремиться к созданию ассоциации, объединяющей всех юристов – судей, прокуроров, адвокатов, по примеру того, как это делалось во Франции или США».

Адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Василий Раудин заметил, что главным критерием качества юридической помощи является отношение к ней доверителя и корпорации, к которой принадлежит юрист. Кроме того, Раудин сообщил, что необходимо введение адвокатской монополии на судебное представительство, правда, лишь по некоторым категориям дел, перечень которых должен быть установлен федеральным законом.

Член Совета ФПА РФ Роберт Зиновьев отметил, что, хотя защита в уголовном процессе носит творческий характер, все же необходимы минимальные профессиональные стандарты. По его мнению, в первую очередь это независимость защитника, конфиденциальность его работы, следование принципу адвокатской тайны, недопустимость конфликта интересов. Зиновьев отметил, что необходимо соблюдение данных принципов не только адвокатами, но и прочими правоприменителями.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»

РЕЙТИНГИ, БРЕНДЫ И ПЕРСОНАЛИИ

Можно ли рассматривать положение фирмы в рейтинге как безусловный показатель качества ее работы?


НПК рейтинги

Модератор дискуссионной панели «Критерии оценки качества правовой помощи» – первый вице-президент ФПА РФ Юрий Пилипенко поставил под сомнение такую возможность, поскольку составители рейтингов в ряде случаев не принимают во внимание главный критерий – профессионализм. Эта панель, в рамках которой обсуждалась роль рейтингов при выборе клиентами юридических консультантов, стала логическим продолжением сессии, посвященной повышению стандартов качества оказания услуг.

В дискуссии участвовали и практикующие юристы, и адвокаты, и заказчики услуг – руководители юридических департаментов крупных фирм, и составители рейтингов. Экспертными оценками поделились приглашенные в качестве спикеров Ольга Войтович (компания «Интеррос», директор юридического департамента), Борис Грамоткин («Байер», руководитель юридического отдела), Ольга Костикова (РАПСИ, руководитель службы продвижения и развития), Максим Черниговский (ИД «КоммерсантЪ», редактор) и Майк Нэш («Legal 500 EMEA», редактор), с которым была установлена аудиовидеосвязь.

Примат международного над национальным
По мнению тех, кто пользуется услугами внешних юридических консультантов, зарубежные рейтинги более объективны, нежели отечественные. Основная причина – разные методики их проведения.

Например, аналитики ИД «КоммерсантЪ» при проведении рейтинга 50 юридических компаний (крупнейших в России, по версии составителей), результаты которого опубликованы в журнале «Секрет фирмы» (№ 12 за 2013 г.), исходили из количественных показателей (объема выручки и числа юристов), поскольку цель рейтинга – продемонстрировать представителям юридического бизнеса, какое положение их фирмы занимают на рынке и как можно его улучшить.

Максим Черниговский пояснил, что данные для рейтинга были получены путем анкетирования юридических фирм, а также из открытых источников. Для ранжирования использовался сводный параметр, учитывающий общую численность юристов каждой компании и ее структуру (количество партнеров, старших и средних юристов, младших юристов и помощников). Уровень выручки рассчитывался как средняя эффективная ставка юридической фирмы, умноженная на среднее годовое количество оплаченных клиентских часов (средние значения выводились с целью нивелировать возможное манипулирование данными).

Но при выборе юридического консультанта важны не столько количественные показатели работы юридической фирмы, сколько оценка качества ее услуг, поэтому компании, приходящие на российский рынок, заинтересованы в репутационных рейтингах. Дефицит последних в России уже ощутим, хотя рейтинги пока и не стали в нашей стране популярным способом выбора консультанта.

«На российском рынке рейтинги особой роли не играют, потому что мы достаточно хорошо ориентируемся, видим плюсы и минусы каждой юридической компании, – говорит Ольга Войтович. – Если же мы ищем иностранную юридическую компанию, то вынуждены пользоваться результатами рейтингов, в том числе и потому, что за рубежом к ним больше доверия, чем у нас в стране, к сожалению. Мы несколько раз выбирали компанию именно исходя из рейтинга и готовы подтвердить, что процентов на 80–90 она заслуживает той оценки, которую получила в рейтинге».

Доверие к результатам рейтинга возникает в случае, когда он основывается в первую очередь на мнении независимых экспертов и клиентов. Именно поэтому с точки зрения оценки качества предоставляемых юридическими фирмами услуг зарубежные рейтинги заслуживают больше доверия, чем российские.

Методика, которая применяется при составлении рейтингов за рубежом, была раскрыта на примере «Legal 500 EMEA». Составители рейтинга, во-первых, всегда проверяют факты о деятельности юридических фирм, а во-вторых, обязательно учитывают отзывы их клиентов и комментарии участников рынка. Каждый год они 10 недель посвящают России, а в течение еще 4 недель проверяют полученные сведения. Рейтинг «Legal 500 EMEA» существует уже 26 лет, и в настоящее время 67% посетителей этого сайта используют приведенные там данные как отправную точку для выбора юридической компании.

«Не все рейтинги заслуживают доверия, – говорит Майк Нэш. – Для того чтобы попасть в некоторые из них, надо платить. Нам платить не надо. Вряд ли мы смогли бы проработать столько лет, если бы работали нечестно. Когда мы включаем фирму в рейтинг, всегда объясняем, как он составляется и как фирма сможет повысить свои позиции в нем».

Бренды и персоналии
Положение в рейтинге и бренд юридической фирмы – безусловно, взаимозависимые понятия. Но в какой мере потенциальные клиенты при выборе консультантов ориентируются на бренды?

Представители юридических департаментов сошлись во мнении, что бренд фирмы не должен быть единственным критерием выбора: он гарантирует определенный стандарт юридического делопроизводства и определенный уровень стоимости услуг, но не может гарантировать единый стандарт качества, профессионализма в каждой из практик фирмы. Поэтому для заказчика в конечном итоге важен не столько бренд, сколько юрист, с которым приходится работать, т.е. реальное качество правовой помощи.

С точки зрения клиента важны три основных критерия оценки качества юридических услуг: 1) профессионализм консультанта – его способность анализировать и оценивать ситуацию, законодательство и компетентно подходить к делу; 2) его убежденность в правильности своей позиции и ориентация на достижение результата; 3) принципиальный подход к делу, благодаря которому возникает доверие между заказчиком и юридическим консультантом.

В связи с этим прозвучало даже мнение о том, что, хотя наличие бренда и способствует привлечению клиентов, маркетинговые расходы юридических компаний не всегда обоснованны, а их сокращение повлекло бы немаловажное для клиентов снижение стоимости услуг.

Однако нельзя забывать, что бренд – это в первую очередь люди, которые работают в юридической компании, а маркетинг – определенный показатель их работы и существенная часть стратегии фирмы. Даже у сильного профессионала дела идут хуже, если он не уделяет достаточно внимания рекламе.

***
Итог дискуссии подвел Юрий Пилипенко: «Я уверен, что рейтинги приносят пользу и тем, кто ищет консультантов, и самим консультантам. Тем, кто привлекает консультантов для оказания услуг, они служат некой дорожной картой, позволяющей увидеть основные ориентиры. А консультантов они заставляют работать лучше. Даже если некоторые фирмы, участвующие в рейтингах, и манипулируют данными об объеме финансовых потоков или количестве юристов, которые на них работают, с помощью одного только манипулирования они не смогли бы достичь реальных результатов».

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»

ГОТОВЯТ ХОРОШО, А ЕСТЬ НЕВОЗМОЖНО

Преодолеть кризис спроса и предложения на рынке молодых юридических кадров поможет диалог педагогов и работодателей


В рамках НПК обсуждалась проблема недостаточной практической подготовки студентов юридических вузов России. В причинах и способах выхода из сложившейся ситуации разбирались эксперты: проректор Курского государственного университета Владимир Захаров, проректор по научной работе Международного юридического института Олег Чердаков, руководитель Управления ФАС по Московской области Игорь Башлаков-Николаев и член Президиума и Совета УМО по юридическому образованию, заместитель декана юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, модератор секции Дмитрий Малешин.

Кризис спроса и предложения в сфере юридического образования – проблема не только современной России. Президент США Барак Обама предложил сократить срок обучения будущих юристов с 3 до 2 лет и посвятить последний год исключительно практической подготовке. Причины назревших перемен – высокая стоимость обучения, сложность поиска работы и переизбыток педагогов. Пример США – мировая тенденция, отражающая проблему, характерную для многих стран, в том числе для России, где эксперты давно говорят о том, что из стен вузов выходят теоретики, неспособные применять свои знания на практике.

Так кого, как и для кого готовят юридические вузы нашей страны?

Казалось бы, практическая составляющая российского вузовского образования в классическом ее понимании досталась нам от Советского Союза в проверенной временем форме производственной практики, которую студенты проходят каждое лето и весь последний семестр обучения. Но в современных реалиях проблема кроется не в наличии такой формы образования, а в ее качестве, поскольку, как правило, все время, отведенное на практическую подготовку «в полевых условиях», студенты проводят, занимаясь курьерской или секретарской работой.

Еще один аспект, по которому мы заметно отстаем от Запада, – практико-ориентированные предметы, которых у нас явно недостаточно. Вузы пытаются решить этот вопрос, либо добавляя дисциплины, либо вводя факультативы. Но, по мнению экспертов, главной проблемой российского юридического образования является профессионализм педагогов. Практикующие специалисты не стремятся в вузы по вполне объективным причинам (в том числе из-за низких зарплат), а у педагогов, получивших звание профессора, пропадает мотивация к самосовершенствованию. В результате в педагогической среде отсутствует какая-либо конкуренция, что, несомненно, негативно сказывается на качестве подготовки студентов.

Говоря о кризисе юридического образования, нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что вся российская высшая школа переживает структурные изменения, которые связаны с переходом на уровневую систему подготовки кадров, вызывающую множество вопросов как у работодателей, так и у самих педагогов.

Однако возложить всю ответственность на высшую школу было бы как минимум несправедливо. При подготовке будущих кадров многие вузы стремятся учитывать рекомендации работодателей, но нередко сталкиваются с нежеланием вести какой-либо конструктивный диалог. Это, впрочем, неудивительно, ведь задачей отечественного университета по-прежнему остается широкая подготовка профессионалов, способных к самосовершенствованию. И многое зависит от работодателя, готового предоставить возможности и создать условия для плодотворного применения теории на практике.

Как показала дискуссия, положительные примеры подобной совместной работы в России существуют, а это значит, что можно надеяться на ослабление гастрономического принципа «готовят хорошо, а есть невозможно» в сфере юридического образования.

Юлия РУМЯНЦЕВА,
корр. «АГ»