×

Конституция российской федерации и защита прав гражданина (позиция российской адвокатуры)

Доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации(извлечения)
Материал выпуска № 1 (162) 1-15 января 2014 года.

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЗАЩИТА ПРАВ ГРАЖДАНИНА

(ПОЗИЦИЯ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ)


Доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

(Извлечения)


<…> Сегодня назрела потребность в системном анализе проблемы защиты прав гражданина. Поводом к тому является двадцатилетие Конституции РФ и двадцатилетие работы Федерального Собрания РФ. <…>

I. Российская Конституция о приоритете прав человека в деятельности государства.
<…> Конституция РФ объявляет права и свободы человека высшей ценностью, что подчеркивает правовой характер государства и отличает действующую Конституцию как демократическую. Более того, особенность ее в том, что закрепленные в ней права и свободы являются непосредственно действующими (ст. 18).

Федеральная палата адвокатов РФ с сожалением констатирует, что данная норма не получает надлежащего обеспечения, действие ее часто нивелируется, поскольку чиновники и, в особенности, сотрудники правоохранительных органов ссылаются на отсутствие норм, которые конкретизировали бы общие положения Конституции. Даже в судах ссылки на ст. 18 Конституции РФ не всегда встречают понимание.

Важнейшей задачей современного этапа развития российской государственности является обеспечение более полной и последовательной реализации потенциала действующей Конституции РФ путем развития ее положений в законодательных и иных актах, более эффективного их применения, повышения ответственности за их нарушения. <…>

Федеральная палата адвокатов РФ… полагает, что следует бережно относиться к тексту Конституции РФ, проявляя большую осторожность при внесении поправок, и применять ее положения в строгом соответствии с духом и буквой Основного закона страны. <…>

II. Место адвокатуры в системе обеспечения прав и свобод граждан.
<…> …Норма ст. 48 Конституции РФ не реализуется в достаточной мере. Тому есть много причин. Приведем некоторые из них.

1. Нередки случаи, когда юридическая помощь оказывается без надлежащих гарантий профессионализма и высокого уровня квалификации.

Проблема в том, что предоставлять правовую помощь неопределенному кругу лиц, в том числе быть представителями сторон в процессе, вправе люди, к которым, в отличие от адвокатов, не предъявляются ни квалификационные, ни профессиональные, ни этические требования. В отличие от адвокатов, они не несут дисциплинарной ответственности ни за качество юридической помощи, ни за поведение по отношению к клиентам. <…>

После предметных дискуссий в профессиональной юридической среде адвокатское сообщество пришло к выводу о том, что судебное представительство должно осуществляться адвокатами не только в уголовном процессе, но и в других видах процесса (в определенных судебных инстанциях и по определенным категориям дел). <…>

Федеральная палата адвокатов РФ считает необходимым ускорить работу по подготовке законопроекта об осуществлении судебного представительства адвокатами и готова представить не только его концепцию, но и конкретные положения.

2. Оказание гражданам квалифицированной юридической помощи затруднено в связи с тем, что не соблюдается продекларированный в Конституции РФ и продублированный в уголовно-процессуальном законодательстве принцип равноправия и состязательности сторон. <…>

Нарушение принципа состязательности и равноправия сторон проявляется в первую очередь в том, что нормы уголовно-процессуального права позволяют органу предварительного следствия не только самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, но и по своему усмотрению разрешать ходатайства участников процесса (ст. 38, 119–122 УПК РФ). <…>

3. Оказание гражданам квалифицированной юридической помощи затруднено в связи с тем, что не соблюдается принцип презумпции невиновности.

Статья 49 Конституции РФ четко определяет: «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». Можно предположить, что следователь и прокурор, направляя дело в суд, сомнений в виновности лица не имеют, иначе они должны были бы предпринять дополнительные усилия по сбору доказательств. А если такие сомнения возникают в суде? Ранее он мог беспрепятственно направить дело на доследование, возбудить новое дело и т.д.

С точки зрения закона, теперь суд обязан напрямую руководствоваться конституционной нормой и в случае возникновения неустранимых сомнений в виновности подсудимого выносить оправдательный приговор. К сожалению, практика складывается так, что суды «сомнений не ведают».

4. Общеизвестно, что в реальности складывается так называемая «фактическая конституция», положения которой не совпадают с предписаниями действующей Конституции РФ, а порой даже отступают от них. В связи с этим в некоторых случаях, несмотря на закрепление принципа непосредственного действия конституционных норм и максимальную четкость текста Основного закона, приходится предлагать принятие специальных норм, поддерживающих конституционные гарантии.

Так, ст. 48 Конституции РФ закрепляет право пользоваться помощью адвоката с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Между тем очень часто протоколы задержания составляются в отсутствие адвоката. Дополнительной гарантией, обеспечивающей право гражданина на защиту, была бы норма, закрепляющая обязательное участие адвоката при протоколировании задержания.

В ноябре 2013 г. члены Совета Федерации В.А. Тюльпанов, А.А. Клишас и К.Э. Добрынин в качестве законодательной инициативы внесли на рассмотрение в Государственную Думу ФС РФ законопроект, предусматривающий обязательность участия защитника в составлении протокола задержания и возможность для подозреваемого самостоятельно уведомить своих родственников и защитника о задержании (по телефону или посредством иного вида связи).

Федеральная палата адвокатов РФ выражает надежду, что органы законодательной власти в самое ближайшее время приступят к рассмотрению этого законопроекта.

5. Право граждан на получение квалифицированной юридической помощи не в полной мере реализуется и по той причине, что по-прежнему остается недопустимо низкой оплата труда адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда. <…>

Безусловно, адвокат должен добросовестно исполнять свой профессиональный долг, независимо от размера оплаты его труда по так называемым бесплатным делам. В то же время можно понять адвокатов, которые не «выкладываются по полной», если им платят мизерные суммы. Некоторые адвокаты выходят из положения, стараясь набрать побольше дел. И в том, и в другом случае страдает качество оказания правовой помощи. <…>

Федеральная палата адвокатов РФ поддерживает высказываемое многими адвокатами мнение о том, что необходимо регламентировать участие адвокатов в делах по назначению в УПК РФ, поскольку принимаемый советами адвокатских палат в соответствии со ст. 31 Закона об адвокатской деятельности порядок такого участия следственно-судебные органы нередко игнорируют.

Следует также обратить внимание на расходование бюджетных средств, которые выделяются на оплату труда защитников по уголовным делам, рассматриваемым судами.

По мнению Федеральной палаты адвокатов РФ, необходимо приступить к разработке принципиально новой системы оплаты труда адвокатов по назначению, которая позволила бы поднять на достойный уровень ставки оплаты без увеличения расходов на эти цели из государственного бюджета.

В настоящее время правовая помощь за счет государства в случаях, предусмотренных ст. 51 УПК РФ об обязательном участии защитника, предоставляется любому лицу, независимо от его имущественного положения. Достаточно этому лицу сделать соответствующее заявление, как ему назначается защитник.

Представляется, что возможен иной подход к этому вопросу – установление в законе определенных оснований, в том числе имущественных критериев, при которых помощь защитника по назначению оплачивается государством (без последующей компенсации лицом, которому эта помощь была оказана). <…>

Следует также отметить, что нарушается требование Закона об адвокатской деятельности о целевом выделении бюджетных средств. Так, для Судебного департамента при Верховном Суде РФ, органов расследования и органов дознания силовых ведомств (Минобороны, МЧС, ФСБ) сделано необъяснимое с точки зрения закона исключение – средства на оплату труда адвокатов заложены в общую сумму расходов, предусмотренных на руководство и управление в сфере установленных функций.

Нецелевое финансирование судов, органов дознания и органов следствия МО, МЧС, ФСБ не обеспечивает прозрачность бюджетных расходов государства на предоставление гражданам квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве. В связи с этим неизвестны реальные объемы государственных расходов на указанные цели.

Такое положение вещей порождает:

– стремление бюджетодержателей любой ценой удержать у себя бюджетные средства, не расходовать их на оплату труда адвокатов и на компенсацию понесенных ими расходов. Отсюда – хроническая задолженность этих ведомств перед адвокатами, которая характеризуется следующими данными: 2008 г. – 224,4 млн руб., 2009 г. – 139,2 млн руб., 2010 г. – 126,6 млн руб., 2011 г. – 100,4 млн руб., 2012 г. – 99,3 млн руб.;

– ущемление социальных и профессиональных прав адвокатов путем нарушения порядка и размеров вознаграждения (попытки занизить размер оплаты по надуманным основаниям, например: занижение размера вознаграждения адвоката за работу в течение дня по нескольким уголовным делам; отказ оплачивать работу адвоката по повышенной ставке за пределами рабочего времени, установленного советами адвокатских палат в рамках их полномочий; введение почасовой оплаты). <…>

6. Предусмотренное ст. 48 Конституции РФ право на получение квалифицированной юридической помощи ущемляется в ситуациях, когда суды наряду с адвокатами, осуществляющими защиту по соглашению с доверителями, вопреки воле последних дополнительно назначают защитников в качестве дублеров. <…>

В связи с этим Совет ФПА РФ 27 сентября 2013 г. принял специальное решение, в котором, в частности, отметил, что адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем. <…>

По мнению Федеральной палаты адвокатов РФ, манипулирование правом на защиту недопустимо, чем бы оно ни мотивировалось.

7. Не решена проблема реализации конституционного права граждан на доступ к квалифицированной юридической помощи (как платной, так и бесплатной) в малонаселенных и отдаленных местностях.

При необходимости создания в указанных местностях более чем 1600 юридических консультаций их создано только 99 (по статистическим данным ФПА РФ за 2012 г.).

Основной причиной является невыполнение органами исполнительной власти субъектов РФ требований ст. 24 Закона об адвокатской деятельности о создании юридических консультаций, что, как правило, обусловлено отсутствием у субъектов Федерации финансовых средств на эти цели.

В связи с этим следует отметить, что согласно ст. 17 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» (далее – Закон о бесплатной помощи) для обеспечения функционирования государственной системы бесплатной юридической помощи, а также для оказания гражданам бесплатной юридической помощи в соответствии с законами субъектов РФ могут создаваться государственные юридические бюро.

Как и юридические консультации, государственные юридические бюро есть далеко не во всех регионах, что также объясняется в первую очередь отсутствием средств на эти цели в бюджетах субъектов РФ.

Федеральная палата адвокатов РФ предлагает в тех субъектах РФ, где в настоящее время нет ни юридических консультаций, ни государственных юридических бюро, создавать юридические консультации, адвокаты которых в соответствии со ст. 15 Закона о бесплатной юридической помощи наделялись бы правом участвовать в государственной системе бесплатной юридической помощи. Это позволит существенно облегчить гражданам доступ к квалифицированной юридической помощи, значительно сократив при этом бюджетные ассигнования на организацию ее оказания. <…>

8. С решением указанных выше проблем, вследствие которых не в полной мере обеспечивается конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи, напрямую связан вопрос о праве Федеральной палаты адвокатов РФ представлять интересы адвокатского сообщества в суде. <…>

…Все проблемы, на которые может повлиять его положительное решение, непосредственно касаются правовой защищенности граждан и реализации их конституционных прав.

Федеральная палата адвокатов РФ настаивает на реализации вытекающего из действующего законодательства права ФПА РФ представлять интересы адвокатского сообщества в суде. <…>

IV. Некоторые аспекты отправления правосудия в свете обеспечения прав человека.

<…>

2. О проблемах судоустройства.
Можно выделить четыре проблемы судоустройства судов общей юрисдикции, отрицательно влияющих на состояние правосудия, а значит, и на защищенность прав граждан:

– сохранение в рамках одного суда под общим руководством одного председателя нескольких судебных инстанций;

– сохранение оценки деятельности судей в соответствии с количеством измененных и отмененных судебных постановлений;

– уязвимость статуса мировых судей;

– необоснованно завышенное число категорий дел, подсудных мировым судьям, что приводит к непомерно высоким нагрузкам, отрицательно сказывающимся на качестве рассмотрения дел.

К этим недостаткам следует добавить отсутствие предварительного обучения судей, впервые назначенных на должности.

Весьма проблематичной выглядит также практика, когда суды областного звена неофициально отвечают за качественные показатели работы районных судов и мировых судей. <…>

4. Проблемные вопросы апелляции и кассации.
<…> Представляется, что новый порядок пересмотра дел по существу свелся к изменению названия, и в результате после принятия новой редакции УПК РФ ситуация с защищенностью прав граждан оказалась не лучше, а в чем-то даже и хуже, чем до 1 января 2013 г.

Общее впечатление тех, кто сталкивался с проблемой (исключая, конечно, самих судебных работников), состоит в том, что суды апелляционной и кассационной инстанций свою задачу выполняют отнюдь не всегда.

Приговоры в апелляции (кассации) отменяются и изменяются далеко не во всех случаях, когда есть достаточные к тому основания.

К тому же апелляционные (кассационные) коллегии в своих определениях почти никогда не отвечают на доводы жалоб. Правоту этого утверждения проверить просто – достаточно сравнить жалобы с соответствующими определениями.

Эта незаконная практика фактически упраздняет право на обжалование как таковое: смысл апелляции (кассации) состоит в рассмотрении вышестоящим судом жалобы на не вступивший в законную силу приговор. Очевидно, что рассмотреть жалобу, не ответив на содержащиеся в ней доводы, невозможно. <…>

4.1. О мотивированности ответов на жалобы.
Одной из причин продолжения практики, когда судебное определение не содержит аргументированных ответов на доводы жалобы, является недостаток законодательного регулирования.

Закон требует, чтобы каждое процессуальное решение суда было мотивированным. Однако ч. 4 ст. 7 УПК РФ, согласно которой определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными, не объясняет, в чем состоит мотивированность процессуального решения. Не много добавляют и формулировки ст. 389.28 УПК РФ о содержании апелляционного приговора, определения и постановления (в силу ст. 401.14 УПК РФ тем же требованиям должно отвечать решение суда кассационной инстанции), обязывающие суд кратко изложить доводы лица, подавшего жалобу (представление) и привести мотивы принятого решения. <…>

4.3. О порядке приема и рассмотрения жалоб.
К очевидным ухудшениям порядка обжалования вступивших в законную силу приговоров и определений судов по уголовным делам следует отнести упразднение личного приема надзорных жалоб судьями и руководителями соответствующего суда. Это лишает подателя жалобы возможности изложить свои доводы более подробно судье, на которого возложено предварительное рассмотрение этой жалобы. <…>

В соответствии со ст. 401.11 и 412.7 УПК РФ судья, рассматривающий кассационную либо надзорную жалобу, в постановлении об отказе в передаче жалобы на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной (надзорной) инстанции должен привести мотивы принятого решения – о доводах жалобы здесь речь вообще не идет.

…Рассматривающий жалобу судья фактически действует как суд в единоличном составе. Но если это так, то и поступать он должен в соответствии с судебной процедурой – рассматривать жалобу (представление) с участием сторон, не только прочитав ее, но и выслушав доводы подателя жалобы и прокурора, предоставив сторонам возможность заявлять ходатайства и отводы. Часть 3 ст. 123 Конституции РФ никто не отменял! <…>

Представляется, что п. 1 ч. 2 ст. 401.8 УПК РФ, согласно которой по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление, надо изменить, изложив его в следующей редакции: «1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если в них поставлен вопрос об отмене либо изменении обжалуемого судебного акта по основаниям, не предусмотренным действующим законодательством».

Представляется также очевидной необходимость исключить из УПК РФ ст. 401.17, которой введен запрет на подачу повторных кассационных жалоб, в том числе по новым доводам. <…>

Вряд ли можно признать разумным и введенный ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ запрет на обжалование вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений по уголовным делам по истечении года со дня их вступления в законную силу. <…>

7. Об отборе и подготовке кандидатов на должности судей.

<…>

7.1. О формировании квалификационных коллегий судей.
<…> Адвокатское сообщество могло бы выдвинуть в состав Высшей квалификационной коллеги судей ярких, талантливых, высокопрофессиональных юристов, способных внести значительный вклад в совершенствование судебной системы РФ.

Однако все доводы в пользу того, что ФПА РФ и адвокатские палаты субъектов РФ вправе выдвигать своих представителей, пока не встречают понимания, хотя судьи согласно Закону об адвокатской деятельности входят в квалификационные комиссии адвокатских палат.

Складывается совершенно ненормальное положение, при котором ни одна из общественных организаций юридической направленности или правозащитных организаций не представлена в Высшей квалификационной коллегии судей. В то же время «общественность» представлена там должностными лицами государственных учреждений образования. <…>

V. Права гражданина и деятельность правоохранительных органов.

<…>

1. О продлении срока следствия.
<…> Складывающаяся следственная практика частичного ознакомления обвиняемого и его адвоката с постановлением о продлении срока следствия нарушает Конституцию РФ. Если следствие тянется достаточно долго, то могут быть не предоставлены для ознакомления постановления о продлении срока следствия, вынесенные 3 месяца, полгода, год и более назад. <…>

Вместе с тем практика применения уголовно-процессуального закона нередко свидетельствует об отсутствии справедливых и соразмерных условий для обжалования в судебном порядке процессуальных решений следствия. В частности, это прямо относится к обжалованию решений о продлении срока следствия по уголовному делу. <…>

Конституционно-правовой принцип, состоящий в том, что произвольное ограничение прав и свобод граждан недопустимо, в ситуации продления сроков предварительного следствия означает недопустимость немотивированности такого продления. <…>

В существующей правоприменительной практике нередки случаи фактически немотивированного продления сроков следствия, когда указание на одни и те же планируемые следственные действия повторяется многократно в нескольких подряд постановлениях о продлении. При этом нередко данные следственные действия фактически вообще не проводятся.

Исходя из принципа презумпции невиновности, подразумевающего признание невиновности гражданина до тех пор, пока в судебном порядке не будет доказано обратное и вынесен соответствующий приговор суда, следует признать недопустимость произвольного продления сроков следствия. <…>

<…> Сторона защиты должна иметь достаточные возможности по обжалованию решений следственных органов о продлении сроков предварительного следствия по уголовным делам.

В состав указанных возможностей входит право стороны защиты на изучение мотивов и оснований, в связи с которыми срок следствия был продлен. Данное право требует наличия фактической возможности ознакомления защитника с постановлением следователя, где содержится ходатайство о продлении срока следствия. <…>

…Само по себе наличие следственной тайны в материалах о продлении срока следствия не может служить основанием для автоматического отказа защитнику в ознакомлении с такими материалами.

VI. Меры по защите профессиональных прав адвокатов.
<…> …Посягательства на права адвоката напрямую связаны с нарушением интересов доверителя: там, где права адвоката ущемляются, возможна утечка профессионально значимой информации. Это наносит ущерб правам лица, обратившегося за юридической помощью, и подрывает доверие не только к институту адвокатуры, но и ко всей системе правосудия.

1. О праве адвоката беспрепятственно общаться со своим подзащитным.
В принятом по жалобам адвокатов постановлении от 25 октября 2001 г. № 14-П Конституционный Суд РФ признал соответствующей Конституции РФ формулировку УПК РФ о допуске адвоката к делу, на основании которой адвокатам не предоставляли (и теперь не предоставляют) свидания с их подзащитными без разрешения следователя. <…>

Незаконная попытка увязать предоставление обвиняемому свидания с защитником с произвольным усмотрением следователя является существенным нарушением прав человека. <…>

2. О противоправности «давления» на адвоката.
<…> В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона запрещено какое-либо вмешательство в адвокатскую деятельность, а равно препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом. Поскольку законодатель при этом не раскрывает сами понятия вмешательства в деятельность адвоката и препятствования ей, было бы желательно конкретизировать их в подзаконных актах.

Представляется, что под вмешательством в адвокатскую деятельность можно понимать действия, посредством которых прямо или косвенно кем бы то ни было оказывается давление на адвоката с целью не допустить достижения им желаемых результатов работы.

Например, как вмешательство в адвокатскую деятельность следует расценивать предъявление требований не заявлять в интересах доверителя ходатайства, необходимость которых возникла по конкретному делу. Оказание «давления» может выражаться в различных формах: устной, в том числе по телефону, с использованием других коммуникационных средств, письменной и т.п.

Под воспрепятствованием деятельности адвоката можно понимать деяния, которые мешают адвокату в его работе по оказанию юридической помощи в интересах доверителя, создают какие-либо препятствия для этой деятельности либо направлены на невыполнение его законных требований и запросов. <…>

Полный текст размещен на сайте ФПА РФ
http://www.fparf.ru/doklad/doklad6.htm