×

«законность» по-чувашски

Фильтр в виде судебного контроля не только не срабатывает, а покрывает произвол следствия
Материал выпуска № 1 (162) 1-15 января 2014 года.

«ЗАКОННОСТЬ» ПО-ЧУВАШСКИ

Фильтр в виде судебного контроля не только не срабатывает, а покрывает произвол следствия

АнуприенкоЗаконный отказ адвоката от сотрудничества со следствием и дачи свидетельских показаний расценен судьей как нарушение закона, влекущее санкции в виде разрешения на обыск офиса адвоката.

История противостояния
Мой сын Андрей Ануприенко – тоже адвокат, так же, как и я, работает в Белгороде. В отношении сына судебные и правоохранительные органы Чувашии учиняют произвол и беззаконие.

Белгородская фирма ООО «Промсервис-Вагон», адвокатом которой является сын, имела финансовые отношения с чувашской фирмой ЗАО «Промтрактор-Вагон». В настоящее время в Чувашии в отношении председателя совета директоров ЗАО «Промтрактор-Вагон» С.Г. Млодика ведется уголовное расследование. Приезжавший из Чувашии в Белгород подполковник полиции С.Л. Ершов требовал от Андрея дать показания на руководителей ООО «Промсервис-Вагон» г. Белгорода об их якобы преступной связи с С.Г. Млодиком.

Я как адвокат защищал интересы сына при его допросе. После его отказа давать показания С.Л. Ершов напрямую высказывал угрозы и обещал крупные неприятности. Вскоре они последовали: в офисе сына был проведен обыск, проводил его следователь из Чувашии А.В. Павлов. Поскольку сын – адвокат, разрешение на производство обыска давала судья Московского районного суда г. Чебоксары Т.И. Столяренко своим постановлением от 5 апреля 2013 г. Основанием для производства обыска, как указано в судебном акте, послужил отказ адвоката от сотрудничества со следствием. Цитата из судебного документа: «В ходе предварительного следствия Ануприенко А.А. от дачи показаний отказался на основании ст. 51 Конституции РФ, ограничив тем самым возможность установления органом предварительного следствия места нахождения документов, имеющих значение для уголовного дела».

Таким обоснованием судья нарушила основополагающий принцип деятельности адвокатуры: адвокату запрещено оказывать помощь следствию. После такого суждения суда о правах адвоката и адвокатской тайне можно забыть о законности. Дальше – больше. Следователь А.В. Павлов стал вызывать сына для допроса в г. Чебоксары за 2000 км. В ответ на жалобу в СК РФ поступило письмо СУ СК РФ по Чувашской Республике. В нем Андрея обвинили уже в совершении преступления: «Отделом по расследованию особо важных дел СУ СК России по Чувашской Республике расследуется уголовное дело № 50230 в отношении ряда лиц по факту хищения имущества ЗАО “Промтрактор-Вагон” и его легализации, в ходе чего установлено, что ряд действий, связанных с совершением незаконных финансовых операций с похищенным имуществом, осуществлялся с Вашим участием».

19 марта 2013 г. через Адвокатскую палату Белгородской области (сын состоит в реестре АП) направлена повестка следователя с требованием о явке для допроса к 10.00 28 марта 2013 г. по адресу: Чувашская Республика, г. Чебоксары, ул. Кривова, д. 6-а.

21 марта 2013 г. по факсу через АП Белгородской области следователю направлено заявление о том, что вызов для допроса является незаконным: в силу ст. 56 УПК РФ в связи с оказанной юридической помощью адвокат не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны по роду выполнения профессиональных обязанностей.

3 апреля 2013 г. по почте пришло требование следователя, в котором он настаивал на явке для допроса и производства иных следственных действий по уголовному делу № 50230 к 10.00 28 марта 2013 г. Разъяснено, что в случае неявки сын будет подвергнут приводу и может быть привлечен к установленной законом ответственности.

Вольные трактовки
Действия следователя по вызову сына на допрос, обыск незаконны и являются произволом в отношении адвоката. К преступлению, совершенному в Чувашии, он никакого отношения не имеет и свидетелем быть не может. Следователь стремится получить информацию, которая стала известна адвокату в связи с выполняемой им работой.

Меня возмущают не только методы следствия, выразившиеся в грубом нарушении прав адвоката. Главное – фильтр в виде судебного контроля не просто не срабатывает, а покрывает произвол следствия. Суд сам становится нарушителем закона.

Необходимость производства обыска судьей не мотивирована, чем нарушены требования ст. 7 УПК РФ. Конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, судья не указала. Есть лишь общая ссылка на «предметы и документы, имеющие значение для расследуемого уголовного дела». Перечень предметов и документов не конкретизирован.

Суд не обратил внимания, что расследуемые события относятся к 2006 г. Исследуемые следствием действия, как указано в постановлении, состоят в перечислении денежных средств ООО «Промсервис-Вагон» в сумме 273 000 000 руб. Сведений о том, что адвокат имел какое-либо отношение к перечислению денежных средств, суд не привел, и следствие ими не располагает. Конкретные данные, послужившие основанием для производства обыска, суд в постановлении не указал, да их и не было. Суд нарушил требования ст. 182 УПК РФ: в отсутствие «достаточных данных» разрешил производство обыска. Обыск, проведенный на «всякий случай», дискредитирует адвоката.

Европейски суд по правам человека отмечает как нарушение, если в постановлении судьи не указано, какие предметы или документы ожидается обнаружить в офисе адвоката и какое значение они имеют для расследования. Обыск, проведенный без относимых и достаточных оснований и в отсутствие гарантий от вмешательства в профессиональные секреты, в квартире и конторе заявителя, который не подозревался в совершении какого-либо преступления, а являлся защитником обвиняемого, нарушает ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (дело «Колесниченко против Российской Федерации», жалоба № 19856/04).

Постановление Президиума ВС РФ от 21 июня 2010 г. № 102-П10 «Установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившееся в том, что органами предварительного расследования нарушены процессуальные нормы, регламентирующие производство обыска в жилище и кабинете адвоката, является основанием для возобновления производства по делу ввиду новых обстоятельств».

Т.И. Столяренко – опытный судья (работает более 10 лет) и хорошо знает законы. Знает она и гарантии, которые установил законодатель для деятельности адвоката. Так, в п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ указано: адвокат не может быть вызван на допрос и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Особо следует подчеркнуть: в силу прямого указания закона запрещен не только допрос адвоката, но и его вызов к следователю. Однако следователь А.В. Павлов, его начальник – заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел подполковник юстиции Н.В. Цылькова и судья не исполняют закон. Они пишут адвокату, что его допрос не связан с адвокатской деятельностью. Такой изобретательности в применении закона можно позавидовать.

История обжалования
Закон позволяет лицу, у которого проведен обыск, обжаловать судебный акт, которым обыск разрешен. Судья Т.И. Столяренко разъясняет, что постановление от 5 апреля 2013 г. может быть обжаловано в ВС Чувашской Республики в течение 10 суток со дня вынесения. А как можно оспорить то, чего не знаешь? Разрешение на обыск судья дает в отсутствие заинтересованных лиц. Т.И. Столяренко не выполнила свои обязанности и не обеспечила право на обжалование, копию постановления не направила адвокату.

И все же судебный акт был обжалован. Об обыске мы узнали, когда следователь в присутствии сотрудников Белгородского СОБРа 9 апреля 2013 г. зашел в офис адвоката и объявил о производстве обыска. Сын был в командировке, поэтому я приехал в его служебный кабинет. Обыск уже заканчивался, никаких документов, интересующих следствие, обнаружено не было. Их и быть не могло, так как прошло 7 лет со дня интересующих следствие событий.

Представляя интересы сына и участвуя в следственном действии как адвокат, я попросил следователя А.В. Павлова сделать мне копию судебного акта, разрешившего обыск. Следователь отказал в моей законной просьбе. Тогда я потребовал предъявить мне для прочтения разрешение на обыск. Это происходило в присутствии понятых, и следователь, чтобы не доводить дело до скандала (поскольку я заявил, что сейчас же вызову по «02» наряд полиции и будем выяснять, на каком основании проводится обыск), дал мне для прочтения документ.

Я сел за стол и стал переписывать текст. Следователь опешил и не сразу сообразил, что я делаю. В ответ на его вопрос я пояснил, что буду переписывать весь документ от руки. Отобрать его в присутствии понятых он не решился и начал вместе со своим помощником подполковником С.Л. Ершовым торопить меня подписывать протокол обыска. Я заявил, что буду переписывать весь текст постановления буква в букву хоть до утра, так как мне отказано в выдаче копии. Тогда они пригрозили мне медицинским освидетельствованием на предмет алкогольного опьянения. Я продолжал переписывать. Подождав некоторое время, понимая абсурдность ситуации и мое твердое намерение отстаивать право получить копию судебного акта, следователь все же вручил его мне.

В таких условиях приходится работать адвокату. У меня не было возможности сходить в суд в Чебоксары за 2000 км и взять у судьи копию постановления для своевременного обжалования. А что было бы, если бы я не проявил настойчивость, твердость? У нас не было бы постановления судьи. Оно не было бы обжаловано, вступило бы в законную силу, скрыв тем самым все нарушения. На это и был расчет.

Постановление о производстве обыска, вызов на допрос к следователю были обжалованы. Однако ВС Чувашской Республики никаких нарушений в действиях судьи Т.И. Столяренко и следователя А.В. Павлова не нашел. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании президиума ВС Чувашской Республики отказано.

Кассационная жалоба, направленная в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, возвращена без рассмотрения. Письмом консультанта Д.М. Старкова от 16 сентября 2013 г. разъяснено, что в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 401.3 УПК РФ судебные решения, указанные в п. 1 настоящей части (приговор и постановление мирового судьи, приговор, определение и постановление районного суда), обжалуются в Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ при условии, что они были предметом рассмотрения в президиуме областного и равного суда. Обжалуемые судебные акты не были предметом рассмотрения президиума областного суда.

Пришлось направить жалобу на имя председателя ВС РФ В.М. Лебедева. Отказ в рассмотрении кассационной жалобы Верховным Судом считаю незаконным.

Цитата из жалобы в ВС РФ: «В Определении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. № 1160-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Винокурова Ивана Михайловича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части второй статьи 401.3 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” разъяснено: “Применительно к уголовному судопроизводству этим законом является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, статья 401.3 которого на основе принципа инстанционности кассационного производства определяет суды кассационной инстанции вплоть до Судебной коллегии по уголовным делам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, уполномоченных рассматривать кассационные жалобы и представления. Каких-либо положений, ограничивающих возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений, затрагивающих права и законные интересы участников уголовного судопроизводства, оспариваемая заявителем норма не содержит и, следовательно, вопреки его утверждению не может расцениваться как нарушающая его конституционные права”. Прошу принять мою кассационную жалобу и рассмотреть по существу».

Интересно согласится ли руководство ВС РФ с ответом консультанта? Отказ в доступе к правосудию дан даже не судьей Верховного Суда.

Вот такое у нас правосудие. Адвокат не может добиться восстановления своих профессиональных прав. Неужели осталось лишь обращаться в Европейский суд по правам человека? И все же хочется надеяться, что ВС РФ разберется и защитит права адвоката.

Анатолий АНУПРИЕНКО,
адвокат (г. Белгород)