×

Пределы, основания и поводы

На заседании Научно-консультативного совета ФПА РФ 20 ноября была продолжена дискуссия по вопросам профессиональной этики и дисциплинарной ответственности адвокатов
Материал выпуска № 23 (136) 1-15 декабря 2012 года.

ПРЕДЕЛЫ, ОСНОВАНИЯ И ПОВОДЫ

На заседании Научно-консультативного совета ФПА РФ 20 ноября была продолжена дискуссия по вопросам профессиональной этики и дисциплинарной ответственности адвокатов

НКС

Создав гарантии независимости адвокатуры, законодатель делегировал адвокатскому сообществу полномочие устанавливать основания и порядок привлечения адвокатов к ответственности. Не стоит давать противникам независимой адвокатуры повод говорить, что адвокаты используют это полномочие для того, чтобы от ответственности уклоняться. Такое мнение высказал президент ФПА РФ Евгений Семеняко на заседании НКС во время дискуссии, развернувшейся вокруг некоторых предложений проекта изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Напомним, что этот проект подготовлен созданной Советом ФПА РФ рабочей группой во главе с первым вице-президентом ФПА РФ Ю.С. Пилипенко на основе предложений, поступивших из адвокатских палат. Дискуссия, развернувшаяся в адвокатском сообществе после публикации проекта, идет в первую очередь вокруг двух вопросов: о механизме возбуждения дисциплинарного производства в отношении президента адвокатской палаты субъекта Федерации и о пределах дисциплинарной ответственности адвокатов.

Выступая на заседании НКС, вице-президент ФПА РФ Генри Резник и ректор Российского государственного торгово-экономического университета Сергей Бабурин поставили под сомнение необходимость каких бы то ни было поправок в КПЭА. Однако большинство собравшихся считают, что вносить в Кодекс изменения все-таки нужно. Советник Президента РФ Вениамин Яковлев, например, подошел к этому вопросу с точки зрения процессов, происходящих в обществе, и назвал стремление адвокатов усовершенствовать Кодекс «хорошим симптомом».

Обсуждение постатейных замечаний по проекту показало, что основная часть (примерно 90%) содержащихся в нем предложений носит редакционный характер и ни у кого не вызывает принципиальных возражений. Но несколько положений, по общему мнению, нуждаются в корректировке. Отмечалось, в частности, что требует конкретизации предложенная в подп. 5 ст. 20 проекта формулировка «иные поводы, предусмотренные настоящим Кодексом». Необходимо также доработать положение о гонораре успеха: соглашение с таким условием может заключаться только по имущественным спорам, что не отражено в проекте.

Дисциплинарное производство
Предлагаемый в ст. 25.1 проекта механизм возбуждения дисциплинарного производства в отношении президента адвокатской палаты субъекта РФ на заседании обсуждался с точки зрения его соответствия нормам Закона об адвокатской деятельности и действующего Кодекса. Президент ФПА РФ Евгений Семеняко подчеркнул, что этот механизм сконструирован таким образом, чтобы исключить возможность сведения личных счетов с президентами палат.

По мнению Евгения Семеняко, отсутствие особых процедур дисциплинарного производства в отношении президентов адвокатских палат (а также в отношении членов советов и квалификационных комиссий) является серьезным недостатком Кодекса. Применение к перечисленным лицам общих правил возбуждения и рассмотрения дисциплинарного производства носит чисто формальный характер. Поэтому у противников независимой адвокатуры есть повод говорить, что адвокаты специально создали процедуру, позволяющую уклоняться от ответственности.

При обсуждении ст. 25.1 проекта был поставлен вопрос о том, возможно ли для обеспечения объективности проводить дисциплинарное разбирательство в отношении президентов палат не в регионах, а на федеральном уровне, предусмотрев создание соответствующего органа ФПА РФ. По словам президента Гильдии российских адвокатов Гасана Мирзоева, этот орган – квалификационная комиссия ФПА РФ – обсуждался при подготовке проекта Закона об адвокатской деятельности.
Референт Государственно-правового управления Президента РФ Михаил Палеев, один из авторов Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, считает, что создание такой структуры возможно предусмотреть в Уставе ФПА, тогда как процедура дисциплинарного производства в отношении членов советов и квалификационных комиссий может быть прописана в регламентах этих органов.

Пределы ответственности
По концептуальному вопросу – о пределах дисциплинарной ответственности – были представлены две позиции.

Первую отстаивал Генри Резник: юрисдикция органов адвокатского самоуправления, считает он, жестко ограничена рамками профессиональной деятельности, которая согласно Закону заключается в оказании квалифицированной юридической помощи. Следовательно, дисциплинарная ответственность может наступить только за нарушение обязанностей, связанных с оказанием такой помощи. В условиях, когда законом гарантируется свобода мнений, считает Генри Резник, адвокат не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за высказывания, которые не криминализированы. Вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации также находятся вне сферы действия Кодекса и должны решаться в гражданско-правовом порядке.

Евгений Семеняко высказался за более широкое понимание пределов дисциплинарной ответственности. Он считает, что профессиональные обязанности адвоката, за нарушение которых может наступить дисциплинарная ответственность, вытекают из норм Закона и Кодекса, а следовательно, сфера такой ответственности охватывает, помимо оказания квалифицированной юридической помощи, и другие области, подпадающие под действие этих актов.

Пределы дисциплинарной ответственности должны быть максимально четко установлены в Кодексе, чтобы исключить возможность толкования некоторых его положений как допускающих вторжение в частную жизнь адвокатов. Эти пределы ограничиваются рамками профессионального поведения, которое представляет собой более широкое, по сравнению с профессиональной деятельностью, понятие. Сфера профессионального поведения охватывает, помимо оказания юридической помощи, ситуации, когда адвокат публично действует в качестве носителя адвокатского статуса. В таких случаях его поведение отражается на репутации и авторитете профессиональной корпорации, к которой он принадлежит.

По просьбе Генри Резника участники заседания привели несколько примеров. Так, Михаил Палеев описал ситуацию, когда адвокат, вместо того чтобы использовать имеющееся «профессиональные козыри», начинает «разыгрывать политическую карту» – заявляет, что его подзащитного привлекают к ответственности по политическим мотивам. Разве такое поведение адвоката не дискредитирует все адвокатское сообщество?

С точки зрения науки
Заместитель председателя НКС профессор Валерий Лазарев, проанализировав замечания и предложения по изменениям в КПЭА, обратил внимание коллег на то, что согласно ст. 4 Закона об адвокатской деятельности в законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре входят в том числе нормативные правовые акты Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти. Эти органы, в случае если обнаруживается пробельность или противоречивость в действующем регулировании, могут сами урегулировать соответствующие вопросы. Поэтому адвокатура должна полнее использовать свои возможности в нормотворческом процессе, включая в Кодекс нормы, установление которых отнесено Законом об адвокатской деятельности к компетенции адвокатского сообщества. Согласно Закону основания и порядок привлечения адвокатов к ответственности к его компетенции относятся.

С точки зрения Валерия Лазарева, Закон об адвокатской деятельности различает собственно профессиональную деятельность адвоката и его работу в качестве руководителя адвокатского образования, на выборных должностях, в общественных объединениях адвокатов. По его мнению, Кодекс охватывает (и должен охватывать) в полной мере любую работу адвоката. В публичных взаимоотношениях с обществом и государством адвокат выступает не только в личном качестве, но и как член адвокатского сообщества. Общие этические нормы распространяются на всю публичную деятельность адвоката.

***
Состоявшееся на заседании НКС обсуждение проекта поправок в КПЭА выявило наиболее сложные вопросы в сфере профессиональной этики и дисциплинарной ответственности и помогло прояснить суть имеющихся по ним позиций.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»