×

Самое страшное – профессиональное предательство

В № 22 (039) мы опубликовала статью Александра Дёмина «Не в свои сани не садись», в которой речь шла о том, что если ранее «карманные адвокаты» грешили в основном невмешательством в действия следствия, то сейчас они, по сути, становятся на сторону последнего и способствуют вынесению обвинительного приговора.Николай РОГАЧЁВ, президент Палаты адвокатов Нижегородской области, рассказывает о существующем в Нижегородской области порядке обеспечения защиты по назначению.
Материал выпуска № 23 (40) 1-15 декабря 2008 года.

САМОЕ СТРАШНОЕ – ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВОН. Рогачёв

В № 22 (039) мы опубликовала статью Александра Дёмина «Не в свои сани не садись», в которой речь шла о том, что если ранее «карманные адвокаты» грешили в основном невмешательством в действия следствия, то сейчас они, по сути, становятся на сторону последнего и способствуют вынесению обвинительного приговора.
Николай РОГАЧЁВ, президент Палаты адвокатов Нижегородской области, рассказывает о существующем в Нижегородской области порядке обеспечения защиты по назначению.

В Нижегородской области проблема обеспечения защиты по назначению органов дознания, следствия, прокуратуры и суда постоянно находится в центре внимания палаты адвокатов. Есть у этой проблемы и та грань, о которой говорится в материале Александра Дёмина: вопрос о нарушении адвокатами порядка оказания юридической помощи по назначению правоприменительных органов актуален и по сей день.

Главное, на наш взгляд, в этом вопросе то, что за формальными нарушениями решений органов адвокатского самоуправления, регламентирующими означенный порядок, за желанием подзаработать в ущерб коллегам может скрываться самое страшное в нашей профессии – профессиональное предательство интересов доверителя.

Вот почему любая подтвердившаяся информация о том, что нижегородские адвокаты участвовали в делах по назначению вопреки утвержденному Порядку, вызывает жесткую (а кому-то может показаться, что и излишне жесткую) реакцию совета адвокатской палаты.

Но сначала необходимо сказать пару слов о самом «Порядке оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по требованию органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда». Документ с таким названием был утвержден решением совета Палаты адвокатов Нижегородской области в начале 2003 г. С учетом «исторических реалий» совет палаты своим решением распределил между адвокатскими образованиями, действующими на территории Нижегородской области, зоны ответственности, то есть определил, какое адвокатское образование в каких районах области должно выполнять заявки закрепленных за ним органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

Палата адвокатов Нижегородской области не пошла по пути составления графика дежурств, единого для всех адвокатов региона, желающих участвовать в работе по назначению. Мы сочли такую схему громоздкой, требующей дополнительных затрат со стороны адвокатской палаты.

До сведения следственно-судебных органов доведено решение совета палаты, и их работники знают, в какие адвокатские образования они должны передавать требования о выделении защитника. Ответственными за своевременное удовлетворение поступивших требований являются руководители адвокатских образований. В том случае, если по каким-то причинам они не состоянии справиться с объемом работы собственными силами, руководители адвокатских контор и адвокатских образований, на которые возложена эта работа, вправе привлекать адвокатов других адвокатских образований, но только тех, которые указаны в решении совета палаты. При определении зон ответственности совет палаты учитывал не только сложившиеся традиции, не только территориальную близость адвокатского образования и его филиала к органу, направляющему требование, но и способность адвокатского образования наладить бесперебойную работу по выполнению этих требований. Последнее, кстати, является причиной того, что адвокатские кабинеты вносят только финансовый вклад в обеспечение адвокатской помощи по назначению – для них установлен повышенный размер отчислений.

В решение совета палаты по необходимости вносятся изменения, уточняющие и расширяющие перечень адвокатских образований, привлекаемых для работы по назначению. Тем не менее совет палаты сталкивается с нарушениями установленного порядка со стороны отдельных адвокатов. Надо отметить, что случаев открытого игнорирования решения совета мы не встречали. Никто из адвокатов не ставит под сомнение правомерность наших решений: п. 5 ч. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает, что именно совет адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами. Эта норма является ответом и на затронутый в статье А. Дёмина вопрос о том, вправе ли следователи приглашать адвоката из произвольного адвокатского образования в качестве защитника по назначению.

Существующий в Нижегородской области порядок обеспечения защиты по назначению нашел полное понимание со стороны руководства следственных органов. В частности, следует упомянуть совместное письмо президента Палаты адвокатов и исполняющего обязанности начальника Главного следственного управления ГУВД по Нижегородской области, в котором не только адвокаты и руководители адвокатских образований и их филиалов, но и следователи предупреждены о персональной ответственности за нарушение порядка обеспечения защиты по назначению, установленного советом Палаты адвокатов Нижегородской области.

Периодически совет палаты проводит проверки адвокатских образований на предмет исполнения порядка оказания юридической помощи по назначению. В ходе проверки выявляются нарушения, связанные с оформлением соглашений, ордеров, журналов, в которых ведется учет поступающих требований.

Выявленные случаи нарушения решения совета палаты адвокаты объясняют «уважительными причинами». Например, участие в деле по назначению адвокат, работающий в адвокатской конторе, на которую не возложено выполнение требований в данном районе, объяснял так: он откликнулся на просьбу следователя, вызванную тем, что тот не мог пригласить дежурного адвоката, так как был «воскресный день». Имелись случаи, когда адвокаты оформляли ордер на участие в деле без заключения соглашения и при этом не имели права участвовать в деле по назначению лишь в связи с тем, что уже нужно было участвовать в следственном действии, клиент готов был заключить соглашение, но деньги вносил днем или двумя позже. На подобные нарушения палата реагирует, добиваясь неукоснительного выполнения решения совета.

И все же наиболее острую реакцию совета палаты (на грани лишения адвоката статуса) вызвал случай, когда нарушение порядка обеспечения защиты по назначению было сопряжено с явными признаками пренебрежения адвокатским долгом. В совете палаты рассматривалось заключение квалификационной комиссии палаты о наличии в действиях адвоката Б. нарушения Кодекса профессиональной этики и решения совета адвокатской палаты о порядке оказания юридической помощи адвокатами по назначению. Причиной для возбуждения дисциплинарного производства явилось заявление адвоката, участвовавшего в деле по соглашению, о том, что один из адвокатов, не имевших права принять и исполнять требование о выделении защитника, тем не менее принял участие в следственном действии, без заключения соглашения с клиентом. В ходе этого следственного действия подзащитный, ранее не признававший вину, эту вину признал, что явилось единственным прямым «доказательством» его вины. При этом адвокат по соглашению не был уведомлен о том, что подзащитный от него «отказался», а когда адвокат по соглашению встретился с подзащитным, тот сообщил ему, что вину признал под уговорами адвоката по назначению.

Что же касается предложения относительно вмешательства в ситуацию Федеральной палаты адвокатов, полагаю, что такой необходимости нет. Палаты сами могут справиться с ситуацией.

"АГ" № 23, 2008