×

«следствию можно все»

Адвокат Светлана Манукян продолжает добиваться справедливого расследования громкого дела
Материал выпуска № 8 (193) 16-30 апреля 2015 года.

«СЛЕДСТВИЮ МОЖНО ВСЕ»

Адвокат Светлана Манукян продолжает добиваться справедливого расследования громкого дела

В № 21 за 2014 г. в «АГ» обсуждалось дело об убийстве в 2009 г. в Ростовской области семьи Чудаковых – подполковника милиции Дмитрия Чудакова, его жены и двоих детей. В убийстве был обвинен местный житель Алексей Серенко. После двух лет пребывания в СИЗО Серенко был освобожден: адвокату Светлане Манукян удалось доказать его невиновность. После этого обвинение было предъявлено задержанным участникам банды Тавердиевой-Подкопаева («банда амазонок»). Однако мать погибшего спецназовца Валентина Чудакова уверена, что следствие вместо поисков реальных преступников лишь пытается «повесить» убийство на «удобных» ему людей.

В отношении Светланы Манукян, взявшей на себя представительство интересов Чудаковой, дважды возбуждались уголовные дела, также она была отстранена от участия в деле и тем самым оказания юридической помощи потерпевшей В.А. Чудаковой. В ответ на это потерпевшей В.А. Чудаковой и ее адвокатом были поданы обращения в Генеральную прокуратуру с представлением доказательств фальсификации материалов уголовного дела со стороны самого следствия. Так, удалось добиться возбуждения уголовного дела о превышении должностных полномочий со стороны сотрудников следственных органов. «АГ» побеседовала со Светланой Манукян о том, удалось ли добиться справедливости хотя бы по одному из двух упомянутых дел.

– Есть ли новости по делу о превышении должностных полномочий, возбужденному в отношении неустановленных лиц со стороны следствия?
– В данном уголовном деле я представляю интересы В.А. Чудаковой. Она неоднократно давала показания по указанному делу, представляя доказательства. При даче показаний по этому делу мы неоднократно указывали на грубейшие нарушения норм законодательства, прямые фальсификации, искажения доказательств по уголовному делу, которые привели не только к нарушению прав Алексея Серенко, но и к нарушению прав самой Валентины Алексеевны, являющейся потерпевшей по делу об убийстве семье Чудаковых. В связи с этим она также заявила ходатайство о признании ее потерпевшей по уголовному делу в отношении неправомерных действий со стороны следствия. Пока никакого ответа на ходатайство мы не получили, хотя установленные законом сроки прошли. В связи с этим планируем в ближайшее время подать жалобу на процессуальное бездействие следствия.

– Появились ли в деле обвиняемые?
– Нет, следствие затягивает принятие решения о предъявлении обвинений конкретным лицам, хотя Валентина Чудакова прямо указывает, кто и какие противоправные деяния совершал.

– Есть ли какие-то изменения в ходе следствия по делу об убийстве семьи Чудаковых?
– Обвиняемыми по делу по-прежнему являются люди, которых в СМИ часто называют «банда амазонок». Но мы убеждены, что убийство семьи Чудаковых следствие пытается на них «повесить» с помощью фальсификаций доказательств. Хочу пояснить: никто не защищает этих людей, у них есть свои адвокаты и они должны отстаивать права своих подзащитных в рамках действующего законодательства, а значит, они должны нести ответственность лишь за те деяния, которые они фактически совершили. Из самих материалов уголовного дела и иных материалов дела, которые следствием по каким-то непонятным причинам выведены из дела, усматривается, что сомнения потерпевшей В.А. Чудаковой о причастности членов «банды амазонок» к убийству семьи ее сына вполне обоснованы, а значит, лица, причастные к убийству подполковника ГУВД Нижегородской области Д.Л. Чудакова с семьей, по-прежнему на свободе.

27 марта должен был закончиться срок следствия по делу. И незадолго до этого мы направили в Генеральную прокуратуру РФ обращение с просьбой вернуть материалы дела для дополнительного следствия. Следствие, торопившееся передать материалы уголовного дела в суд, узнав о направлении потерпевшей В.А.  Чудаковой в Генеральную прокуратуру РФ обоснований и дополнительных материалов по делу, продлило срок следствия еще на полгода – до 27 сентября, то есть до 78 месяцев. У нас в стране следствию можно все. Это дело в производстве уже 72 месяца, в июле 2015 г. будет 6 лет с момента начала следствия, и никто не вспоминает о разумных сроках рассмотрения дела, правах потерпевших, которым сначала доказывали с представлением «стопроцентных доказательств» о причастности А.В. Серенко к совершению указанных преступлений, искусственно объединенных в серию, теперь же с такой же стопроцентной уверенностью доказывают причастность «банды амазонок», в том числе, к убийству Чудаковых, тогда как самими материалами уголовного дела доказывается обратное – объективная истина по делу не установлена.

Кроме того, еще до продления сроков следствия нападки со стороны следственного ведомства были направлены уже и в отношении потерпевшей по делу – Валентины Алексеевны. Она была ограничена в сроках ознакомления с материалами дела. Причем это также происходило с нарушением норм закона. Заявление следователя об ограничении потерпевшей в сроках ознакомления с материалами дела должно было рассматриваться судом по месту производства предварительного расследования, то есть в Ростовской области. Однако следователь с грубейшим нарушением закона направил материалы в Басманный районный суд Москвы по месту нахождения СК РФ. Не знаю, чем руководствовался Басманный суд, но он принял эти материалы и ограничил потерпевшую в сроках ознакомления с материалами. При этом Валентина Чудакова фактически не была уведомлена о проведении судебного заседания и, соответственно, посетить его не смогла, решение суда ей до сих пор не направлено – ни судом, ни следователем.

– Ранее Вы были отстранены от участия в деле об убийстве семьи Чудаковых. В каком качестве оказываете правовую помощь Валентине Алексеевне в настоящий момент?
– Меня действительно отстранили, пытались преследовать в уголовном порядке. Генпрокуратура отменила постановление о возбуждении дела, указав, что доводы следствия не подтверждены. Объявив об окончании предварительного расследования и о возможности знакомства сторон с материалами дела, следователь тем самым закрепил, что собранных по делу доказательства, с его точки зрения, достаточно для того, чтобы он мог направить обвинительное заключение в прокуратуру. То есть необходимость в производстве каких-то следственных действий с моим участием, которые следствие пыталось провести ранее, отпала. Соответственно, на стадии ознакомления с материалами я вправе участвовать в деле, но по новому соглашению, которое мною было заключено с Валентиной Чудаковой.

Следствие начало предпринимать действия по ограничению потерпевшей с материалами дела именно в тот момент, когда получило мое уведомление о вступлении в дело на этой стадии. Кроме того, при ознакомлении с материалами дела мы не нашли в них ни моего ордера, ни заявления потерпевшей о том, что ее адвокат вступает в дело, а Валентине Алексеевне следователи настоятельно указывали, чтобы она в своих заявлениях, подаваемых при ознакомлении с материалами уголовного дела, не указывала мою фамилию. Чтобы она нигде в деле не фигурировала. Но Валентина Алексеевна в своих заявлениях указала и представила ордер адвоката, где отметила, что с материалами уголовного дела она будет знакомиться как совместно, так и раздельно от своего адвоката, С.М. Манукян, однако с вещественными доказательствами по делу будет знакомиться совместно с адвокатом, как и при составлении протокола о выполнении требований ст. 216 УПК РФ. Но именно эти документы «оказались утеряны» следствием, вернее, их в материалах уголовного дела не оказалось, когда потерпевшая знакомилась с делом. Материалы уголовного дела ей были представлены не надлежаще оформленными, тома не содержали описей. Поэтому, если они «потеряли» эти документы, направим их повторно, тем более что участники процесса могут повторно знакомиться с делом и неоднократно возвращаться к ранее изученным материалам. Поэтому потерпевшая желает в полной мере реализовать свои права и требовать от следствия восстановления своих прав.

– Ранее Вы сообщали о поступлении угроз в Ваш адрес об оказании на Вас давления. Вы продолжаете их получать?
– Такие факты действительно имели место: СМС-сообщения с угрозами, звонки в ночное время… В связи с этим я обратилась к председателю Комиссии Совета ФПА по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резнику. Генри Маркович в конце декабря 2014 г. направил свою телефонограмму начальнику ГУ МВД России по Ростовской области Андрею Ларионову с требованием разобраться с поступающими в мой адрес звонками и сообщениями с угрозами. Ларионов пригласил к себе на прием меня и президента АП РО Алексея Дулимова. 29 декабря состоялась наша встреча, по итогам которой Ларионов дал указание принять меры сотрудникам, занимающимся предоставлением госзащиты. Мы собрали необходимый пакет документов и передали его в соответствии с законом следователю, в чьем производстве находится дело, в связи с которым мне поступали угрозы, а именно – генерал-майору юстиции Николаю Ущаповскому. Тому самому, который ранее содействовал возбуждению в отношении меня уголовных дел. Чтобы уклониться от принятия законного решения, он переслал мое заявление и подготовленные ГУ МВД России по РО материалы следователю, в чьем производстве находится уголовное дело о превышении должностных полномочий неустановленными лицами со стороны следствия. Но ведь я действительно не являюсь участником данного дела, а лишь представляю интересы свидетеля Чудаковой. И, разумеется, следователь принял решение об отказе мне в обеспечении госзащиты, причем решение следователя противоречит требованиям закона даже по своей форме. Так что на данный момент государственной защиты у меня нет. Поэтому после описанных событий в отношении меня начались другого рода провокации и попытки опорочить мое имя как адвоката, раз уж это не удалось в рамках расследуемого уголовного дела. Думаю, всем понятно, что теперь стали действовать «со стороны» по другим делам, ранее находящимся в производстве адвоката. Вы же понимаете, возможности следствия не ограничены, тем более, когда от их решения зависит судьба человека.

– Какие действия планируете предпринять в ближайшем будущем?
– Валентина Чудакова приняла решение, чтобы мы будем обжаловать буквально каждую запятую. Сейчас мы обжалуем незаконные действия следствия, которые незаконно утаили, укрыли от приобщения к материалам дела три ее заявления, в том числе о моем вступлении в дело. Будем добиваться отмены судебного решения, вынесенного с нарушением подсудности, обжаловать ряд иных действий следствия, требовать предоставления потерпевшей материалов дела для ознакомления, так как сделать это в полной мере ранее она не могла. Предстоит много работы, в том числе, по отстаиванию своего имени.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»