×

трансграничные споры о детях

Пробелы российского законодательства создают сложности при применении Гаагской Конвенции 1996 г.
Материал выпуска № 8 (193) 16-30 апреля 2015 года.

ТРАНСГРАНИЧНЫЕ СПОРЫ О ДЕТЯХ

Пробелы российского законодательства создают сложности при применении Гаагской Конвенции 1996 г.

Как следует из Федерального закона от 5 июня 2012 г. № 62-ФЗ г. «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей», Россия ратифицировала одну из Гаагских конвенций с некоторыми оговорками. Предлагаемый материал повествует об опыте не только первого, но и успешного применения данной Конвенции, подписанной в Гааге 19 октября 1996 г., в России, а также о выявившихся в результате ее реализации пробелах в российском законодательстве.

В 2001 г. Россия стала членом Гаагской конференции по международному частному праву.

Эта международная организация была создана в конце ХIХ в. с целью постепенной унификации международного частного права.

За время ее деятельности было разработано множество важных правовых инструментов, в том числе Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов 1961 г., Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам 1965 г., Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам 1970 г.

Очень велика роль Гаагской конференции и в развитии международного семейного права. Благодаря ей были приняты конвенции по вопросам, связанным с заключением брака, признанием брака недействительным, с режимом имущества супругов, с защитой детей, с алиментными обязательствами в отношении детей, с международным усыновлением.

Недавно в России вступили в силу две конвенции по семейным делам из числа разработанных в рамках Гаагской конференции: Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. (далее – Конвенция 1980 г.) и Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 г. (далее – Конвенция 1996 г.).

Эти международные правовые инструменты призваны обеспечить цивилизованное оперативное разрешение сложных и крайне болезненных трансграничных споров о детях.

О Конвенции 1980 г. «Новая адвокатская газета» уже писала (см. статью Татьяны Стариковой «Вернуть ребенка помогут адвокаты» // АГ. 2015. № 1).

Предметом настоящего материала является первый и успешный опыт применения в России Конвенции 1996 г. по делу проживающей с детьми в Великобритании американской гражданки Рашель Элизабет Нейштадт.

Обтоятельства дела Нейштадт
В 2004 г. американка Рашель Элизабет Рапп вышла замуж за Илью Вадимовича Нейштадта.

И. Нейштадт родился в СССР, в несовершеннолетнем возрасте был вывезен родителями в Германию, с тех пор в России не проживал, получил немецкое гражданство.

Сначала семья поселилась в Австрии, затем переехала в Швейцарию, где в 2006 г. родился Даниэль Якоб, а через два года – Йонатан.

В начале 2011 г. Нейштадты переехали на постоянное место жительства в Лондон, где главе семейства предложили работу в Университете. В Лондоне у супругов Нейштадт родился младший ребенок– Меир.

Все дети при рождении получили американское гражданство, а Йонатан – также немецкое гражданство.

Нейштадт жестоко обращался с женой и детьми. Не выдержав побоев, Рашель забрала детей и ушла от мужа. Брак фактически распался.

31 марта 2011 г. Окружной суд района Виллесден г. Лондона вынес приказ, запрещающий отцу забирать детей из-под надзора и контроля матери, кроме как в случае предварительного согласованного в письменном виде контакта или по приказу суда. Нейштадту было запрещено вывозить детей с территории, находящейся под юрисдикцией суда Великобритании. Суд определил, что дети должны проживать с матерью. В тот же день суд подписал еще один приказ о запрете Нейштадту применять насилие или угрожать применением насилия, запугивать, преследовать и досаждать жене и детям.

Нейштадт предъявил встречный иск, в котором требовал расширить его право участвовать в воспитании детей.

Результатом рассмотрения встречного иска было несколько временных судебных приказов, постепенно расширяющих с согласия матери права отца на встречи с детьми при условии прохождения им у психотерапевта курса управления гневом. Место жительства детей было определено с матерью.

В конце 2012 г. Окружной суд района Виллесден г. Лондона определил временный порядок участия отца в воспитании детей, согласно которому дети должны были проводить с отцом часть каникул. Причем основным лицом, несущим «родительскую ответственность» (юридическую обязанность осуществлять уход за детьми), по-прежнему оставалась мать. Очередное судебное заседание по спору о порядке участия Нейштадта в воспитании детей было назначено на 13 февраля 2013 г.

По просьбе Ильи Рашель дала согласие на поездку старших мальчиков с отцом к родственникам в Россию на время зимних каникул с 25 декабря 2012 г. по 7 января 2013 г. Соглашение о такой поездке было согласовано с судом и оформлено официально с указанием времени отъезда детей в Москву и возвращения их в Лондон, со ссылкой на оплаченные авиабилеты (номера рейсов, время отлета и прибытия), адреса и номера телефонов родственников, у которых должны были гостить дети.

Перед этой поездкой Илья, ссылаясь на дороговизну российских виз и сложности в их получении, уговорил Рашель дать согласие на оформление Даниэлю Якобу и Йонатану российского гражданства.

Ни Рашель, ни ее адвокат, ни английский судья, ни даже английские адвокаты Нейштадта не заподозрили его в подготовке похищения детей: в Лондоне у Ильи была хорошая работа, удобная квартира, налаженный быт, он никогда не высказывал намерений поселиться в России.

Однако Нейштадт по окончании каникул не привез мальчиков в Англию и выдвинул жене требование: Рашель должна переехать жить в Москву (то есть вернуться к нему), иначе сыновей она больше не увидит.

(Позднее английский суд установит, что в первых числах января Илья Нейштадт тайно вернулся на три дня в Лондон, чтобы забрать свои вещи, а затем подать заявление об увольнении с работы, а также заявление о расторжении договора найма жилого помещения.)

13 февраля 2013 г. Нейштадт не явился в судебное заседание Окружного суда района Виллесден г. Лондона. Результатом этого заседания был судебный приказ, который отменял все предыдущие приказы, разрешающие свидания отца с детьми. Окружной суд передал дело по родовой подсудности в Высокий Суд Англии и Уэльса.

6 марта 2013 г. английский суд окончательно расторг брак Нейштадтов.

Высокий Суд Англии и Уэльса, рассмотрев дело, установил, что удержание детей в России является незаконным, что исключительно мать имеет право определять место жительства детей, и предписал Нейштадту вернуть Даниэля Якоба и Йонатана по месту их обычного проживания – к матери в Лондон. Добровольно выполнить это решение Нейштадт не пожелал.

С 1 июня 2013 г. в России вступила в силу Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей, подписанная в Гааге 19 октября 1996 г.

4 июня 2013 г. Высокий Суд Англии и Уэльса вынес судебный приказ, которым были приняты следующие меры защиты детей:
– дети Даниэль Якоб и Йонатан Нейштадты будут оставаться «под опекой», то есть юрисдикцией этого суда до достижения ими совершеннолетия, если иное не будет установлено дальнейшим приказом того же суда;
– дети остаются под надзором и контролем матери;
– Нейштадт обязан до 20 июня 2013 г. вернуть детей в Англию и Уэльс – по месту их обычного проживания;
– Нейштадт до передачи детей матери обязан обеспечивать общение их с ней по скайпу каждые среду, пятницу и воскресенье.

Но Нейштадт продолжал игнорировать английскую Фемиду.

28 июня 2013 г. на основании Конвенции 1996 г. Рашель Элизабет Нейштадт обратилась в Московский городской суд с ходатайством в порядке главы 45 ГПК РФ о признании и исполнении в России приказа Высокого Суда Англии и Уэльса от 4 июня 2013 г. Ее интересы представляли адвокаты М.М. Захарина и Ю.А. Ларин.

В суд было также подано заявление о незамедлительном ограничении права отца-похитителя на выезд из Российской Федерации и временном изъятии у него заграничного паспорта, а также заграничных паспортов детей. По мнению представителей матери, такие меры могли быть приняты на основании ст. 139 и 140 ГПК РФ, применяемых по аналогии (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

В принятии этих мер Московский городской суд отказал на том основании, что по делам, рассматриваемым в порядке главы 45 ГПК РФ, принятие мер по обеспечению иска не допускается.

Запрет на выезд детей за пределы России был наложен по заявлению матери, поданному в УФМС России по г. Москве. (Впоследствии выяснилось, что такое же заявление непосредственно в Пограничную службу ФСБ России в начале 2013 г. подавал также отец.)

Ходатайство Рашель Элизабет Нейштадт рассматривалось по существу 11 сентября 2013 г. Московский городской суд (федеральный судья А.С. Лопаткина), применив Конвенцию 1996 г., вынес определение о принудительном исполнении на территории Российской Федерации судебного приказа Высокого Суда Англии и Уэльса от 4 июня 2013 г., то есть о возвращении детей в Англию и Уэльс.

Однако при этом Московский городской суд не посчитал возможным удовлетворить просьбу адвокатов заявительницы об обращении этого определения к немедленному исполнению (с применением по аналогии ст. 212 ГПК РФ).

Определение от 11 сентября 2013 г. вступило в законную силу 20 ноября 2013 г. после рассмотрения и отклонения апелляционной инстанцией частной жалобы Нейштадта.

За неделю до рассмотрения дела апелляционной инстанцией Нейштадт вывез детей в неизвестном направлении.

Исполнение определения Московского городского суда от 11 сентября 2013 г. было очень трудным и затянулось более чем на полгода.

Ни дети, ни сам Нейштадт не имели регистрации по месту жительства в Москве, а только временные регистрации по месту пребывания, то по одному адресу, то по другому. Убедившись, что ни по одному из этих адресов детей нет, что школу и детский сад мальчики давно не посещают, судебный пристав-исполнитель незамедлительно вынес постановления об ограничении выезда Нейштадта за пределы России и о его розыске. Розыск результатов не дал: без оперативно-розыскных мероприятий, которые судебный пристав-исполнитель проводить не вправе, нельзя было надеяться на его положительный исход.

На многочисленные обращения об объявлении детей в розыск правоохранительные органы отвечали отписками.

По просьбе матери газета «Московский комсомолец» опубликовала заметку об этом деле и телефон, по которому принималась любая информация, способная пролить свет на судьбу детей и место их нахождения. Поиски вела и частная детективная служба.

Только в июне 2014 г. удалось установить место, где Нейштадт прятал Даниэля Якоба и Йонатана.

Нейштадт держал сыновей взаперти на съемной квартире под надзором бабушки (его матери), которая специально приехала из Германии для участия в операции по похищению детей. Гулять мальчики ходили редко, по очереди, всегда в сопровождении отца или бабушки. Детям внушали, что мама состоит в бандитской шайке и охотится за ними, чтобы поместить в детский дом в Лондоне. При посторонних дети должны были откликаться на другие имена, не сообщать никаких правдивых сведений о себе. Выглядывать в окна или даже подходить к ним категорически запрещалось.

Поскольку бабушка дверь не открывала, судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о даче разрешения на вскрытие квартиры, и суд заявление удовлетворил, сославшись на ст. 1, 224 и 225 ГПК РФ.

Благодаря этому 26 июня 2014 г. судебному приставу-исполнителю удалось передать детей матери.

Здесь нельзя не отметить безупречную работу Мещанского районного отдела судебных приставов УФССП России по Москве и его сотрудников – судебного пристава-исполнителя Зиновия Андреевича Котовского и его начальника – заместителя руководителя этого отдела Заура Омаровича Джандарова.
Однако мытарства несчастной матери и ее детей на этом не закончились.

Поскольку российские паспорта Даниэля Якоба и Йонатана остались у Нейштадта, пришлось обращаться в УФМС по г. Москве за новыми российскими паспортами, без которых выезд из России детей был невозможен. УФМС по г. Москве в течение двух часов оформило и выдало детям новые паспорта!

Сразу после этого Рашель с детьми попыталась вылететь домой, но в аэропорту детей сняли с рейса. Оказалось, что 27 июня 2014 г. Нейштадт подал в пограничную службу новое заявление о запрете выезда детей за пределы России. Действия пограничников были обжалованы, и запрет на выезд детей сняли.

7 июля 2014 г. Рашель Элизабет Нейштадт с детьми вернулась домой в Лондон.

Марина ЗАХАРИНА,
адвокат АП Москвы

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 8 за 2015 г.