×

Аннулирование лицензии – не выход

Ограничительные меры по отношению к градообразующему предприятию повлекли возбуждение процедуры банкротства
Андреев Андрей
Андреев Андрей
Адвокат, управляющий партнер юридического бюро «United Partners», председатель Международного центра развития молодежных инициатив «Поколение Права»

19 июня с. г. сотрудники ООО «РИАЛ» – крупнейшего производителя спирта и алкогольной продукции в Кабардино-Балкарской Республике – посредством СМИ направили видеообращение Президенту РФ Владимиру Путину с просьбой об оперативном вмешательстве в ситуацию, сложившуюся вокруг завода.

В частности, в результате принятия Росалкогольрегулированием (далее – РАР) ограничительных мер по отношению к предприятию под угрозой экологической катастрофы оказались жители г. Прохладный КБР, где размещается производственная бизнес-единица.

Проблема заключалась в том, что, если бы в течение двух дней завод не запустил производственные мощности и не приступил к доработке полуфабриката спиртового производства, произошла бы экологическая катастрофа, превосходящая по масштабу ущерба для окружающей среды, в частности флоры и фауны региона, техногенную катастрофу в г. Норильске от 29 мая 2020 г., где из-за инцидента на ТЭЦ в водоемы и почву попали десятки тысяч тонн разлившегося топлива.

Как адвоката, представляющего интересы завода, меня интересует в первую очередь сценарий дальнейших действий регулирующего органа.

Считаю, что приказ Межрегионального управления РАР по СКФО от 10 июня 2020 г. № 390, акт снятия остатков готовой продукции, сырья и полуфабрикатов, используемых для ее производства, а также действия РАР по опломбированию оборудования и коммуникаций (акт от 11 июня 2020 г. № у8-а292/10) подлежат оспариванию на предмет соответствия ст. 197 и 198 АПК РФ.

Как следует из акта от 11 июня, он составлен в соответствии с п. 1 ст. 20 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», согласно которому при выявлении нарушения, являющегося основанием для аннулирования лицензии, ее действие приостанавливается до дня вступления в силу принятого судом либо уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти решения об аннулировании лицензии или об отказе в ее аннулировании.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дела об административных правонарушениях» (п. 20) разъяснено, что аннулирование лицензии, не будучи административным наказанием, является вместе с тем специальной принудительной мерой, применяемой в случаях, обусловленных необходимостью защиты конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц.

Условием применения данной меры служит проверка того, не было ли допущенное нарушение вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля заинтересованного лица, при соблюдении им той степени осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности, следующей из предписаний законодательства, – то есть должна быть установлена вина хозяйствующего субъекта в совершении вменяемого ему нарушения, способного повлечь аннулирование лицензии (Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П).

Меры государственного принуждения должны применяться с учетом характера совершенного правонарушения. Действия РАР, связанные с опломбированием оборудования завода и составлением соответствующего акта, ограничивают правоспособность юридического лица, так как не позволяют заниматься определенным видом деятельности. Допущенные нарушения относятся к порядку учета и не связаны с выпуском некачественной продукции либо умышленным сокрытием сведений. При составлении акта госрегулятор не установил, насколько существенный ущерб вызвали указанные действия, в результате каких субъективных моментов (неосторожность, небрежность, умысел) они осуществлялись, насколько принятая мера (составление РАР упомянутого акта) адекватна нарушению. Все перечисленные обстоятельства в оспариваемом акте не отражены.

Судебные тяжбы идут по сей день. Обществом подана кассационная жалоба на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2020 г. № 16 АП-802/2020 по делу № А20-304/2020, которым было отменено определение АС по КБР от 5 февраля 2020 г. о принятии обеспечительных мер. В удовлетворении заявления предприятия о принятии обеспечительных мер было отказано. Представители завода не смогли участвовать в заседании суда апелляционной инстанции по причине действия режима самоизоляции, обусловленного пандемией коронавируса в стране. Заявление РАР, по результатам которого было принято постановление апелляции, было рассмотрено без участия и заслушивания представителей ООО.

В видеообращении к президенту сотрудники завода затронули не только экологическую сторону вопроса, которая, безусловно, в тот момент была проблемой первостепенной важности. После того как обращение, благодаря СМИ, было доведено до сведения местных властей, с коллективом предприятия встретились первый заместитель председателя Правительства КБР Сергей Говоров, министр экономического развития республики Борис Рахаев и министр природных ресурсов и экологии КБР Ильяс Шаваев, которые обозначили позицию правительства республики, отметив, что органы исполнительной власти не могут оказывать влияние на судебную систему и принимаемые решения в отношении хозяйствующих субъектов.

В итоге основные вопросы местными властями так и остались проигнорированными.

Во-первых, завод является «островом» частного бизнеса на разрастающемся «материке» государственной монополии на алкогольную отрасль России. Если и это предприятие «сдастся», эпоха частного бизнеса в данном сегменте экономики, думается, будет завершена.

Во-вторых, производство не относится к отрасли, входящей в перечень особо пострадавших от пандемии, установленный постановлениями Правительства РФ № 434, 479, 540 и 745. По этой причине ООО было отказано в любом виде помощи, предусмотренной мерами поддержки бизнеса. Обращаясь к Президенту РФ за помощью, сотрудники завода выразили надежду, что лакуна в исполнении его поручений станет очевидной.

В соответствии с Распоряжением Правительства КБР от 6 апреля 2020 г. № 166-рп предприятие входит в перечень системообразующих организаций, деятельность которых для республики носит экономически важный характер. Завод также является градообразующим предприятием. На сегодняшний день, согласно штатному расписанию, на нем трудится 661 работник. При полной загрузке мощностей и привлечении подрядчиков, занимающихся обслуживанием оборудования, производство может обеспечить рабочими местами до 2600 чел. при плотности населения в городе свыше 58 тыс. жителей. Таким образом, завод является крупнейшим работодателем региона.

В-третьих, госмонополия на производство спирта – особая тема.

Еще в 2019 г. Госдума отклонила проект федерального закона (далее – законопроект), которым предлагалось ввести с 1 января 2020 г. на территории России государственную монополию на производство и оборот этилового спирта и (или) алкогольной продукции, производимой с его использованием. Данным законопроектом предусматривалось создание на базе ОАО «Росспиртпром» общероссийской организации, в состав которой на правах территориальных филиалов входили бы организации, занимающиеся соответствующим производством. Планировалась передача объектов (имущественных комплексов) таких организаций в федеральную собственность, если доля государства в их уставном капитале составляет менее 50%, с ее дальнейшим увеличением до 100%.

В 2015 г. Совет Федерации обращался к Дмитрию Медведеву, занимавшему пост Премьер-министра РФ, с просьбой провести проверку РАР на предмет возможных злоупотреблений коррупционного характера. В октябре того же года глава ведомства Игорь Чуян на вопрос о целесообразности госмонополии на рынке алкоголя заявлял: «…реализация механизма монополии потребует от государства значительных финансовых ресурсов. А результат совсем неочевиден». «Вопрос неоднократно изучался применительно к разным сегментам рынка, мы смотрели на опыт других стран... Общее мнение – введение госмонополии нецелесообразно. И потом, монополия – это не рыночный механизм», – отмечал он.

В любом случае аннулирование лицензии – не выход, поскольку полная остановка деятельности предприятия повлечет за собой невозможность выплаты заработной платы сотрудникам в соответствии с ТК РФ, невозможность расплатиться за сырье, материалы и коммунальные услуги. ООО подтвердило, что способно зарабатывать, заключать новые контракты, своевременно рассчитываться с кредиторами.

Однако по состоянию на 17 июня 2020 г. ООО «РИАЛ» признано несостоятельным – т. е. не способным в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнять обязанности по уплате обязательных платежей. В отношении него введена процедура конкурсного производства. Данное решение уже оспаривается, апелляционная жалоба подана.

Отмечу, что суд в качестве основания для признания должника банкротом принял отчет временного управляющего и финансовый анализ состояния должника, подготовленные с существенными нарушениями предъявляемых к подготовке указанных документов требований законодательства. При подготовке финансового анализа состояния должника допущены, на мой взгляд, множественные нарушения, являющиеся существенными, а именно:

  • не проведена инвентаризация имущества должника и не использованы ее данные;
  • не изучены финансово-хозяйственная документация и бухгалтерская отчетность;
  • не учтены данные за 2019 г. и пять месяцев 2020 г.;
  • показатели, приведенные в финансовом анализе, рассчитаны с нарушением правил подготовки данного документа и правил ведения бухгалтерского учета;
  • отчет не содержит сведений о дебиторах и дебиторской задолженности с учетом производственной деятельности должника в 2020 г., а также заключаемых и заключенных контрактах;
  • в отчете нет сведений о возобновлении ООО производственной деятельности в 2020 г. и ее осуществлении, в том числе по состоянию на дату вынесения решения о признании должника несостоятельным (банкротом).

В связи с этим предстоит разобраться, почему процедура наблюдения со стороны временного конкурсного управляющего была остановлена, а суд при очевидных множественных нарушениях подготовки финансового анализа отклонил ходатайства представителя ООО об отложении для представления подготовленного должником объективного финансового анализа. Также необходимо выяснить, почему при вынесении обжалуемого судебного акта судом первой инстанции нарушены нормы материального права, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус»
«Бизнес в России» идет ко дну?
Уголовное право и процесс
О чем говорят приведенные в докладе бизнес-омбудсмена данные об уголовном преследовании предпринимателей
30 Июня 2020
Маслов Борис
Маслов Борис
Адвокат КА «Юстина-Казань» Республики Татарстан
Небезупречные доказательства обвинению не помеха?
Уголовное право и процесс
Суд отказал защите в назначении повторной экспертизы и выступлении специалиста перед присяжными
30 Июня 2020
Кияшко Дмитрий
Кияшко Дмитрий
Адвокат АП Калужской области
Не нападение, а необходимая оборона
Уголовное право и процесс
Защите удалось доказать правомерность действий пассажира такси, вступившего в конфликт с водителем
29 Июня 2020
Осипов Михаил
Осипов Михаил
Адвокат АП Саратовской области
«Доход минус расход» при разделе имущества супругов
Семейное право
Какое дополнение следует внести в Семейный кодекс
26 Июня 2020
Дзугаев Билан
Дзугаев Билан
Адвокат Ингушской республиканской коллегии адвокатов
Вправе ли суд отклонять вопросы защитника?
Уголовное право и процесс
Как отстоять право на творческую защиту, при которой «все, что не запрещено – разрешено»
25 Июня 2020
Ильин Сергей
Ильин Сергей
Юрист АБ КИАП
Взыскание убытков с руководителей: кто несет бремя доказывания?
Гражданское право и процесс
Какие выводы ВС РФ следует поддержать, а с какими – нельзя согласиться
25 Июня 2020