×

Банк как хранитель вещдока…

Проблемы взыскания денежных средств как вещественного доказательства в рамках вступившего в силу приговора

27 сентября 2021 г. со счета ООО «МАКСИСТЕМ» исчезли денежные средства. Как впоследствии выяснилось, компания подверглась мошенническим действиям со стороны неустановленных лиц, которые перевели все денежные средства компании в размере более 30,3 млн руб., имеющиеся на ее банковском счете, на счета фирм-однодневок. В дальнейшем часть денежных средств удалось «заморозить» благодаря усилиям и связям компании.

На следующий день руководители общества подали заявление в полицию, но уголовное дело было возбуждено лишь спустя месяц (25 октября). Часть денег удалось найти – они «осели» на банковском счете ООО «СПЕЦТРАНС», который был арестован спустя месяц после совершения преступления, а учредитель и руководитель общества задержан спустя год.

28 февраля 2022 г. представители ООО «МАКСИСТЕМ» подали иск в арбитражный суд к ООО «СПЕЦТРАНС», требуя взыскать сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами на общую сумму свыше 32 млн руб. Суд исковые требования удовлетворил в полном объеме, и 28 ноября того же года – после вступления решения суда в силу – исполнительный лист незамедлительно был предъявлен в банк, клиентом которого является ответчик.

Однако банк не исполнил требования суда, ссылаясь в общем порядке на УПК РФ, Закон об исполнительном производстве, а также указания Банка России и внутренние нормативные документы, без их конкретизации.

В октябре 2023 г. ООО «МАКСИСТЕМ» вновь обратилось в арбитражный суд с иском – на этот раз к ПАО «Сбербанк» – о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Я выступил в качестве представителя истца.

Правовые основания для предъявления исковых требований, в том числе к банку, усматривались непосредственно из анализа представленной доверителем документации, включая судебные акты.

На момент предъявления исковых требований к банку истец исчерпал все возможные способы для восстановления его нарушенных прав путем получения денежных средств, находящихся на расчетном счете ООО «СПЕЦТРАНС» в этом кредитном учреждении. В частности, 3 октября 2022 г. решением арбитражного суда в пользу общества была взыскана сумма неосновательного обогащения в размере более 30 млн руб., а также процентов за пользование чужими денежными средствами в размере свыше 900 тыс. руб.

В мотивировочной части решения указано, что денежные средства были перечислены на расчетный счет ООО «СПЕЦТРАНС» в банке при отсутствии договорных отношений, а именно: на момент перечисления денежных средств и после их перечисления истец и ответчик не заключали договоры, подтверждающие хозяйственные взаимоотношения, в связи с чем суд признал, что ответчиком без правовых оснований удерживаются денежные средства в размере более 30,3 млн руб. Исходя из этого, при расчете размера процентов за пользование чужими денежными средствами арбитражный суд применил учетную ставку Банка России. Таким образом, суд одновременно установил, что заявленная в иске сумма неосновательного обогащения фактически полностью находится на расчетном счете ООО «СПЕЦТРАНС» в Сбербанке. Кроме того, в судебном решении имеется ссылка, что ООО «МАКСИСТЕМ» также обратилось в правоохранительные органы с заявлением о хищении денежных средств.

В такой ситуации указанная денежная сумма, неправомерно поступившая на счет ООО «СПЕЦТРАНС», являлась не только предметом взыскания по вступившему в силу решению арбитражного суда, но и вещественным доказательством по уголовному делу, хранящимся в банке. Исходя из этого, документом, являющимся правовым основанием для возврата банком ООО «МАКСИСТЕМ» единовременно денежных средств в указанном размере, выступает приговор суда от 5 июня 2023 г., вынесенный в отношении гендиректора ООО «СПЕЦТРАНС», определивший судьбу и порядок возвращения потерпевшему (ООО «МАКСИСТЕМ») вещественных доказательств – денежных средств в сумме свыше 30 млн руб.

Приговор вступил в законную силу 12 июля 2023 г. и был передан банку, как и исполнительный лист, выданный судом в рамках уголовного дела. Таким образом, с указанной даты у банка возникла прямая и безусловная обязанность незамедлительно исполнить указанные в приговоре требования – путем возврата обществу вещественного доказательства по уголовному делу.

Подчеркну, что, согласно ст. 392 УПК РФ, вступивший в силу приговор обязателен для всех органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории России. Поэтому с даты вступления приговора в силу речь шла уже не о взыскании денежных средств, не о расчетах между клиентами банка, а о безусловной обязанности банка по исполнению судебного решения о возврате вещественного доказательства. Обязав вернуть вещдок в виде указанных денежных средств, размещенных на счетах банка, суд фактически признал банк хранителем вещдока, подлежащего возврату. Очевидно, что в такой ситуации налицо все надлежащие правовые основания как для предъявления иска к банку, так и для удовлетворения исковых требований.

Незаконность действий банка-ответчика подтверждается совокупностью перечисленных обстоятельств – в первую очередь, судебных актов.

Более того, фактический отказ возвратить потерпевшему вещественное доказательство, на мой взгляд, является нарушением не только законодательства об исполнительном производстве, арбитражного, гражданского и банковского законодательства, но и уголовного. Не исполняя до настоящего времени приговор, банк тем самым, как представляется, нарушает требования ст. 315 УК РФ, предусматривающей ответственность за неисполнение вступившего в силу судебного акта. Кроме того, сообщая обществу о результате/статусе исполнения предъявленных в банк исполнительных документов, банк в ответах на запросы общества о возврате денежных средств зачастую указывает только на размещение на сайте банка подробной информации об исполнительном производстве и о возможности самостоятельно отследить статус исполнения исполнительных документов, ссылаясь при этом на банковскую тайну, упоминая законодательство РФ, без указания определенных нормативных правовых актов. В условиях отсутствия положений законодательства и разъяснений Банка России об исчерпывающем перечне сведений, составляющих банковскую тайну, кредитные организации самостоятельно определяют, какая информация относится к банковской тайне.

Такое уклонение со стороны банка подтверждено документально, поскольку с 12 июля – то есть с момента передачи приговора и исполнительного листа в банк, – до настоящего времени вещественное доказательство не возвращено.

Как представляется, возможной причиной подобного поведения банковских структур являются противоречия между отраслями уголовно-процессуального, исполнительного, гражданского, банковского законодательства. Прежде всего это касается отсутствия процессуальных механизмов защиты правообладателя, имущество которого арестовано в рамках уголовного дела, что является одним из недостатков правового регулирования, требующим устранения. Также, на мой взгляд, нуждается в совершенствовании регулирование механизма снятия ограничений на имущество, регламентации действий всех лиц, участвующих в процедуре снятия ограничительных мер.

В целях обеспечения установленного УПК порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить меры процессуального принуждения, в том числе наложение ареста на имущество (п. 4 ч. 1 ст. 111 Кодекса). Принимать решения о наложении ареста на имущество, об установлении срока ареста, наложенного на имущество, и его продлении правомочен только суд (п. 9 и 9.1 ч. 2 ст. 29 УПК). Тем не менее в рассматриваемой ситуации постановление суда, определяющее срок истечения ареста на имущество, для банка не указ, как и то, что суд своим постановлением отказал следователю в наложении ареста на имущество в случаях, не терпящих отлагательств, на основании его незаконности. Казалось бы, отказ суда – единственное основание, чтобы считать факт отсутствия ареста на имущество подтвержденным. По факту это не так: банк, получив постановление следователя об аресте имущества, в отсутствие соответствующего постановления суда посчитал, что арест на имущество де-юре наложен.

Важно отметить, что ООО «МАКСИСТЕМ» с самого начала уголовного процесса неоднократно ходатайствовало перед судом о снятии ареста на денежные средства, учитывая то, что, согласно ст. 115 УПК, арест на безналичные денежные средства, находящиеся на счетах лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложенный в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, отменяется, если принадлежность арестованных денежных средств установлена в ходе предварительного следствия и отсутствуют сведения от заинтересованного лица, подтвержденные соответствующими документами, о наличии спора по поводу их принадлежности либо принадлежность этих денежных средств установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Суд при вынесении приговора счел данный вступивший в силу судебный акт, постановивший вернуть потерпевшему вещественное доказательство (безналичные денежные средства), достаточным основанием для решения вопроса о возврате имущества потерпевшему. Полагаю, что при наличии четкого нормативного регулирования действий банка в данных обстоятельствах ситуация, подобная описанной, была бы невозможна.

Рассказать:
Другие мнения
Завертяев Михаил
«Вмененный» договор страхования имущества при ипотеке
Страховое право
В споре о страховом случае по такому договору права страхователя требуют большей защиты

25 июля 2024
Ефимчук Евгений
Ефимчук Евгений
Адвокат, член совета АП Сахалинской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов,  управляющий партнер АБ «Белянин, Ефимчук и партнёры»
Завышение наказания как тенденция?
Уголовное право и процесс
Решение ВС определило положительный вектор для формирования практики законного и справедливого наказания
24 июля 2024
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Яндекс.Метрика