×

В информационном пространстве встречаются различные мнения о необходимости либерализации уголовного законодательства и правоприменительной практики. Одним из приверженцев такой позиции является высшая судебная инстанция, которая последовательно призывает суды проявлять гуманизм при отправлении правосудия по уголовным делам.

Читайте также
Обзор изменений в УК и УПК в 2021 году
Законодатель вновь сосредоточился на количестве, а не на качестве поправок
27 декабря 2021 Мнения

Значительной степенью гуманности наделена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, олицетворяющая в законодательстве трансакционный механизм разрешения юридического конфликта.

Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев на пленарном заседании Совета судей РФ 24 мая 2022 г. подчеркивал, что «реализация института судебного штрафа является важным условием снижения уровня криминализации общества и социальной конфликтности».

Читайте также
Пленум ВС готовит разъяснения о практике рассмотрения уголовных дел о преступлениях против правосудия
По словам председателя Верховного Суда, в постановлении будут рассмотрены вопросы уголовной ответственности за незаконное задержание, заключение под стражу, принуждение к даче показаний и фальсификацию доказательств
24 мая 2022 Новости

Всецело осознавая утилитарность правовой природы судебного штрафа, необходимо признать, что его применение сопряжено с определенными процессуальными проблемами.

Рассмотрим подробнее правовую ситуацию, когда вопрос об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возникает непосредственно в ходе судопроизводства по уголовному делу. В отдельных нормах уголовного и уголовно-процессуального закона закреплено право суда по собственной инициативе принимать решение о прекращении уголовного преследования подсудимого и назначении ему судебного штрафа1. В другой – предусмотрены процессуальные последствия непрекращения уголовного дела (преследования) судом при наличии оснований для назначения судебного штрафа2.

При таких обстоятельствах возникает неопределенность: освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа является все-таки правом суда или обязанностью?

На первый взгляд, законодатель четко определяет, что освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа – это прерогатива суда, но тут же дополняет, что непрекращение дела при наличии оснований для назначения судебного штрафа служит безусловным основанием для отмены соответствующего решения.

Амбивалентность рассматриваемого межотраслевого механизма усматривается и в судебной практике. В частности, сторона защиты, обжалуя обвинительный приговор в отношении гражданина, которому было назначено наказание в виде лишения свободы условно, ссылалась на необоснованный отказ суда первой инстанции удовлетворить ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении судебного штрафа. Апелляционная инстанция, отменяя приговор и прекращая дело, обратила внимание, что в обжалуемом решении отсутствуют конкретные основания и мотивированные выводы для отказа в удовлетворении ходатайства защитника3. Аналогичный вывод содержится и в другом апелляционном постановлении4.

По-видимому, суждения проверочных инстанций в вышеуказанных казусах опираются на то, что решение суда об отказе в прекращении уголовного преследования и назначении судебного штрафа при наличии оснований в любом случае должно быть аргументированным, невзирая на дискреционный характер такого решения. Такая точка зрения, возможно, не в полной мере свидетельствует об обязанности суда назначить судебный штраф при наличии оснований, но, несомненно, подтверждает существование очевидных и осязаемых пределов усмотрения при рассмотрении данного вопроса.

В некоторых делах суды апелляционной инстанции, отменяя обвинительные приговоры и назначая судебные штрафы, фактически уже не соглашались с нижестоящими инстанциями в том, имелись ли основания для применения положений об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа5. К примеру, Московский городской суд, осуществляя проверку обвинительного приговора одного из районных судов, пришел к выводу, что прекращению уголовного дела с применением судебного штрафа ничто не препятствовало, что, по его мнению, указывает на существенное нарушение норм процессуального законодательства, допущенное нижестоящей инстанцией, отказавшей в назначении судебного штрафа6.

Приведенные правовые позиции апелляционных судов ставят под сомнение положение о праве суда назначать судебный штраф при наличии оснований как о некоем усмотрении, поскольку характеризуют его в качестве должного, то есть обязательного. Тем более, что Верховный Суд прежде отмечал в релевантных разъяснениях: по каждому уголовному делу надлежит проверять, имеются ли основания для применения к лицу, совершившему преступление, положений ст. 76.2 УК РФ7.

Однако мониторинг практики выявляет различные точки зрения. Так, кассационный суд общей юрисдикции, принимая решение об отмене апелляционного постановления, которым было оставлено без изменения решение о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа, указал, что суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих в том числе особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства совершения уголовно наказуемого деяния, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного преступлением вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий8.

Представляется, что анализируемое кассационное постановление формирует мысль о том, что применение меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа – это формальное право судов, усмотрение, но его реализация должна быть в пределах закона и сопровождаться надлежащим мотивированным решением.

Изучение и обобщение судебной практики также не дали однозначного ответа на вопрос, обязан суд или может освободить лицо от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа при наличии оснований (разумеется, при согласии подсудимого).

В доктрине можно ознакомиться с рассуждениями профессора В.Ю. Стельмаха на тему обязательности прекращения уголовного преследования при наличии оснований для назначения судебного штрафа, где автор резюмирует о диспозитивном начале прекращения уголовного преследования по данному основанию9. При этом П.С. Яни обращает внимание, что обязательный характер освобождения от ответственности с назначением судебного штрафа при наличии оснований признается немногими, но сам ученый относит это именно к обязанности суда, а не к усмотрению10.

Таким образом, если непрекращение уголовного преследования с назначением судебного штрафа при наличии оснований служит поводом к отмене решения (иными словами, воспринимается законодателем как судебная ошибка), то речь идет уже не о праве или усмотрении суда прекратить преследование, освободить от ответственности и назначить судебный штраф, а о необходимости принять подобное решение. Значит, при наличии оснований (в широком смысле) суд обязан освободить лицо от уголовной ответственности с назначением ему судебного штрафа.

Кроме того, в контексте рассматриваемой проблематики убежден, что усиление и распространение судебного усмотрения на процессуальный вопрос о прекращении уголовного преследования и назначении судебного штрафа вносит неясность и приводит на практике к необоснованным отказам в освобождении лиц от ответственности с назначением судебного штрафа. Сама идея меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, полагаю, должна исключать безграничное усмотрение при решении вопроса о его назначении. В связи с этим законодателю, на мой взгляд, следует пересмотреть вопрос о целесообразности использования слов «вправе» и «может быть» в конструкциях ст. 25.1 УПК и 76.2 УК, так как семантика этих слов выражает усмотрительный характер решения о прекращении уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, а не обязательный, что в свою очередь, порождает правовую неопределенность.


1 Статья 76.2 УК РФ; ч. 1 ст. 25.1, п. 4 ч. 1 ст. 254 и ч. 1 ст. 446.3 УПК РФ.

2 Пункт 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК.

3 Апелляционное постановление Московского городского суда от 9 сентября 2020 г. по делу № 10-16336/2020.

4 Апелляционное постановление Мосгорсуда от 27 октября 2020 г. по делу № 10-186076/2020.

5 Апелляционное постановление Мосгорсуда от 17 июня 2021 г. по делу № 10-11618/2021.

6 Апелляционное постановление Мосгорсуда от 29 июля 2021 г. по делу № 10-14952/2021.

7 Пункт 1 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 1 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности».

8 Постановление Второго кассационного суда общей юрисдикции от 31 марта 2022 г. № 77-1303/2022.

9 Стельмах В.Ю. Процессуальные аспекты прекращения уголовного преследования с назначением судебного штрафа // Российский юридический журнал. 2018. № 6. С. 117–129.

10 Яни П.С. Назначение судебного штрафа как обязанность суда // Законность. 2021. № 7. С. 27–31.

Рассказать:
Другие мнения
Жолобова Анна
Жолобова Анна
Советник практики недвижимости и строительства КА «Регионсервис»
Коттеджные поселки: проблемы правового регулирования
Градостроительное право
Как законодатель предлагает решать их
06 декабря 2022
Синицын Алексей
Синицын Алексей
Адвокат АП Архангельской области, член Комиссии по новым технологиям и правовому обеспечению цифровизации общества АЮР
Куда ведут «цифровые следы»…
Интернет-право
О совершенствовании законодательства о защите персональных данных
06 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Яндекс.Метрика