×
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Являясь одним из инициаторов постановки вопроса о незаконности «поголовного» досмотра адвокатов при проходе в СИЗО, хочу отметить своевременную реакцию ФПА РФ на безусловное нарушение как наших профессиональных прав, так и прав наших подзащитных.

ФПА РФ не только обозначила проблему на своем сайте и сайте «АГ», но и поставила рассматриваемый вопрос перед Минюстом России.

Хотя и не сразу, а через определенный период времени заместитель министра юстиции РФ Алу Алханов в своем ответе ФПА РФ отметил незаконность действий сотрудников ФСИН при досмотре всех без исключения адвокатов во время посещения своих подзащитных в следственных изоляторах.

Заместитель министра юстиции РФ в своем письме дал безукоризненную оценку положениям российского законодательства, исключающую возможность произвольного нарушения прав адвокатов и их подзащитных (вместе с тем трактовка Минюста России о нарушениях закона при таком досмотре полностью совпадает с позицией, обозначенной адвокатским сообществом по этому вопросу).

Казалось бы, вопрос разрешен.

Однако задолго до письма заместителя министра ФПА РФ получила аналогичный по содержанию ответ от руководителя одного из департаментов министерства.

Позиции Минюста России и в первом ответе на запрос ФПА РФ, и в письме заместителя министра полностью совпадают, но возникает вопрос: доведено ли утверждение министерства о незаконности «поголовного» досмотра адвокатов до сотрудников ФСИН?

Еженедельно посещая подзащитных в СИЗО, утверждаю, что нет.

Досмотр продолжается, хотя в несколько иной форме после освещения проблемы в СМИ. Досмотровая комната, оборудованная видеокамерой, выходящей на пульт дежурного, осталась, но досматривают теперь не сотрудники одного пола, а как придется. Требования предъявить к осмотру содержание портфеля (папки, сумки и т.д.) остаются. Недавно у коллеги из Петербурга, работающего со мной по одному делу, возникли проблемы в связи с обнаружением у него карты памяти телефона.

Чтобы попасть к своим подзащитным при входе в СИЗО лично я избавляюсь не только от мобильного телефона, но и от портфеля, оставляя при себе лишь блокнот, очки и ручку.

Один раз имел неосторожность забыть в кармане флешку – вынужден был возвратиться и сдать на КП. Долго пытался представить, как я мог использовать ее в следственном кабинете. Потом вспомнил более продвинутых коллег с современными электронными часами, включающими в себя функции диктофона, телефона и видеокамеры. После чего вообразил, что будет, когда сотрудники ФСИН осознают возможности таких часов… Будучи консервативным в выборе средства определения времени – предпочитаю качественную механику, – порадовался своей «отсталости».

В силу собственного опыта утверждаю, что письма Минюста России, полученные ФПА РФ, и правовая позиция, изложенная в них, не доведены до сведения подчиненных министерства, продолжающих выполнять не закон, а решения, принятые на совещании у своего руководителя и не имеющие ничего общего с законом. Или же не правовая позиция даже, а положения российского законодательства сознательно игнорируются.

Примечательно, что одновременно с новостью о письме Алу Алханова «АГ» проинформировала и об Определении КС РФ от 25 октября 2016 г. № 2358 о том, что для посещения адвокатами своих подзащитных в СИЗО достаточно лишь ордера и удостоверения и не требуется никаких разрешений следователя.

Более значимым является тот факт, что в определении КС РФ повторяет позицию, которую обозначил довольно давно, пятнадцать лет назад, в своем Постановлении от 25 октября 2001 г. № 14-П. Оно, как указал суд, «сохраняет свою силу, а выраженные в нем правовые позиции подлежат обязательному учету как федеральным законодателем при принятии законов, так и правоприменителями».

Тот факт, что спустя значительное время указанная правовая позиция игнорируется правоприменителем и от адвокатов в некоторых учреждениях по-прежнему требуют разрешения следователя при посещении подзащитных, заставляет задуматься. Возникает вопрос: сколько лет понадобится этой службе, чтобы осознать и начать применять позицию своего министерства и закона по пресловутому досмотру?

Рассказать: