×
Поляков Андрей
Поляков Андрей
Научный редактор сайта «Библиотека юридических редкостей»

Ничто не должно приниматься без основания [если оно не известно или как самоочевидное, или по опыту].

Уильям Оккам



В феврале Верховный Суд внес в Думу законопроект, которым предлагается изменить ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ с целью достижения единообразия процессуального законодательства, регулирующего рассмотрение судами общей юрисдикции и арбитражными судами гражданских и административных дел. Предложение ВС РФ сократить круг гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, вызвало интерес в сети.

Вопрос «почему?» – закономерная реакция на результат при неизвестных посылках. Потому ценность любого умозаключения состоит в объяснении того, почему сделан тот или иной вывод, какие доводы и аргументы позволили получить именно такое, а не противоположное заключение. И если в области наук естественных (основанных на утверждениях, относящихся к фактам) это становится возможным только после того, как явление вошло в круг наших понятий, то в отношении наук «неестественных» (основанных на правилах или предписаниях) возможность объяснения заложена изначально – в силу наличия этих самых правил и предписаний. 

Операция построения судебного решения, помимо познавательной (т.е. познание того, кому принадлежит оспариваемое право), имеет и специальную цель достижения справедливости: «Одна из главных целей мотивов решения – убедить проигравшую сторону в справедливости решения» (Гольденвейзер). Убедиться же в справедливости можно только после получения объяснений, т.е. приведения цепочки умозаключений. Мотивировка и есть такая логическая цепочка, поскольку судебное решение строится по формуле силлогизма, где обстоятельственная часть есть мéньшая посылка, правовая норма – бóльшая, а заключение – решительный вывод.

Ну и, разумеется, как сказано в некоторых старинных решениях, «неполнота и неясность соображений лишают кассационную инстанцию возможности проверить правильность сделанных судом выводов».

Читайте также
ФПА не поддержала отказ от мотивировки
Федеральная палата адвокатов не согласилась с предложением ВС сократить круг гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения
26 Февраля 2018 Новости

Однако так ли ужасны предлагаемые Верховным Судом изменения и нельзя ли обратить их на пользу?

Необязательность мотивировки установлена пять лет назад – для мировых судов. Жалоб пока никто вроде не предъявлял, и правосудие не рухнуло. Тот, кому нужна мотивировка, подает заявление – и суд пишет решение. А нельзя ли извлечь из новшества пользу?

Значение апелляции, сформулированное еще в середине XIX в., состоит в том, что «суд рассматривает предмет спора, очищенный уже производством в первой инстанции от всех посторонних, не относящихся до существа дела обстоятельств». Такое «очищение» должно показывать, какие факты были недостаточно выяснены и какие доводы не приняты во внимание судом. Соответственно, задача первой инстанции – провести аналитическую очистку. Однако всегда ли суды справляются с ней?

Для примера рассмотрим структуру решения мирового суда по делу об определении порядка пользования земельным участком. Всего в решении 8 страниц, или 313 строк (между словами «установил» и «решил»), из них:

  • описательная часть – 76 строк (24% текста);
  • выписки из текстов законов – 96 строк (31% текста);
  • изложение фактов и событий – 86 строк (27% текста);
  • соображения и доводы суда – 44 строки (14% текста);
  • общий вывод – 11 строк (4% текста). 

Вот другой пример – апелляционное определение по делу о признании сделки недействительной в связи со злоупотреблением правом. Из 246 строк текста (6 страниц) выписки из законов составляют 62 строки (25% текста), а соображения и доводы – 20 строк (8%). 

Таким образом, наиболее важный раздел (соображения суда, подбор оснований в пользу истинности вывода) занимает наименьшую часть текста. Но ведь это странно, особенно в отношении апелляционного определения. Злоупотреблению посвящена всего одна статья, носящая к тому же декларативный характер. Следовательно, для судейского усмотрения дан самый неопределенный критерий для отграничения осуществления права от действий, которые таковыми не являются. А при слабой бóльшей посылке судебного силлогизма получить надлежащий вывод можно только усилением посылки мéньшей, т.е. установлением наибольшего количества фактов и их оценкой доводами и соображениями суда. 

В обязанность суда входит объяснение положений, с которыми суд согласился, и причин согласия (а также тех, с которыми не согласился, и причин несогласия). Значит, доводы и соображения неизбежно должны быть существенно объемнее, чем изложение фактов, к которым они применяются. Вот аналогия. Обсуждая вопрос о том, является ли право объектом правосудности, философ выдвигает три возражения в 20 строк и опровергает их тремя доводами из 63 строк. Таким образом, на один тезис приходится 83 строки его обсуждений.

От суда не требуется такой же обстоятельности, как от философа. Но правило понятно: аргументация всегда объемнее тезиса. Поэтому тенденция к увеличению части текста, в которой излагаются установленные факты, по сравнению с примененными к ним соображениями суда позволяет сделать вывод о слабой мотивировке решения.

А раз решение мотивировано недостаточно, то какая в нем польза? Такое решение скорее даже вредно. У несогласной стороны возникает соблазн ограничить себя лишь подысканием апелляционных поводов, норм закона, нарушенных или неправильно истолкованных, а не доказыванием справедливости своего дела по существу, изложением позиции полнее и обстоятельнее, исправлением упущений, развитием и пополнением защиты. Поскольку апелляция рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в жалобе, то возможность повторного рассмотрения по правилам первой инстанции в значительной степени утрачивается.

Теперь о том, какую пользу можно извлечь из отсутствия мотивировки. Предположим, с решением мы не согласны, но на мотивировке не настаиваем, ограничиваемся резолюцией. В жалобе не ищем апелляционных поводов, а излагаем свою позицию, подбирая новые аргументы (всего и сразу предусмотреть невозможно, и нередко новые доводы приходят после рассмотрения дела). Часто апелляция лишь переписывает решение первой инстанции, не производя аналитической работы. Отсутствие мотивировки вынудит апелляционный суд рассмотреть дело в полном объеме. И если при этом жалоба не будет перегружена апелляционными поводами, а будет содержать лишь аргументы по существу (т.е. по фактической стороне дела), то тогда можно надеяться на пересмотр дела в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ.

Рассказать:
Другие мнения
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Первый вице-президент АП Московской области
Диктует логика
Правосудие
Кто станет оператором рынка юридических услуг?
16 Августа 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
В поисках объективной оценки страданий потерпевшего
Правосудие
Почему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда
02 Июля 2019
Гончаров Матвей
Гончаров Матвей
Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда
Правосудие
Надо менять не только систему компенсации, но и менталитет суда
30 Мая 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем
Правосудие
От индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат
24 Мая 2019
Хомич Дмитрий
Хомич Дмитрий
Адвокат АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры»
Необходимо изменить особый порядок
Правосудие
Судебный механизм превратился в способ подавления воли обвиняемого на стадии предварительного расследования    
19 Апреля 2019
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Есть ли пределы в критике суда
Международное право
Обзор позиций ЕСПЧ о допустимости критических высказываний в адрес судей
16 Апреля 2019