×
Лаптев Алексей
Лаптев Алексей
Адвокат АП г. Москвы, Московская муниципальная коллегия адвокатов, д-р права (Dr. iur.), LL.М.

Содержание обвиняемых (подсудимых) в «клетке» в ходе судебных заседаний – повсеместно распространенная практика в российских судах1. В некоторых судах также используются защитные кабины из стального каркаса и пулестойких стеклянных стен – так называемые «аквариумы». Такому обращению подвергаются все обвиняемые (подсудимые), в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

В настоящее время на рассмотрении Конституционного Суда РФ находится жалоба (№ 577/15-01/2023), подготовленная мной в интересах Александра Сазонова, в которой поставлен вопрос о конституционности данной правоприменительной практики. При ее рассмотрении Конституционному Суду предстоит ответить на вопрос, насколько абсолютен абсолютный запрет унижающего достоинство обращения, закрепленный в ст. 21 Конституции РФ, а также проверить данную практику на соответствие конституционным гарантиям справедливого судебного разбирательства.

Читайте также
Адвокат подал жалобу на неконституционность 20 норм УПК
Он указал, что нормы УПК, в частности, не обязывают суд выносить мотивированный судебный акт, в котором были бы приведены аргументы в обоснование необходимости содержания подсудимого в клетке в зале суда, а потому он не может оспорить это в вышестоящий суд
31 января 2023 Новости

Насколько мне известно, ранее подобных жалоб КС не рассматривал. Скорее всего, это вызвано тем, что в федеральных законах отсутствуют нормы, которые прямо предписывали бы помещение обвиняемых в клетку в ходе судебных заседаний. Такая норма содержится в подзаконном нормативном правовом акте2. Вместе с тем вступившим в законную силу Решением Верховного Суда РФ от 19 октября 2004 г. № ГКПИ04-1248 положение подзаконного нормативного правового акта, предусматривавшего, что в зале судебного заседания обвиняемые размещаются за барьером (металлическим заграждением [т.е. в клетке]), признано соответствующим федеральному законодательству. В связи с этим возникла необходимость проверки федерального законодательства на соответствие Конституции.

Клетки и конституционный запрет унижающего обращения

Европейский Суд по правам человека установил, что содержание обвиняемого в клетке в ходе судебного заседания всегда является обращением, унижающим человеческое достоинство, независимо от тяжести и характера предъявленного обвинения (обвинение в совершении насильственного либо ненасильственного преступления) и т.д.3. При этом содержание обвиняемого (подсудимого) в клетке при участии в заседании посредством видео-конференц-связи ничем не отличается от содержания в клетке в зале суда и также является обращением, унижающим достоинство личности4. Комитет по правам человека ООН (далее – КПЧ ООН) также признает содержание подсудимых в клетке в зале суда обращением, унижающим человеческое достоинство5.

Читайте также
Потеря достоинства
ЕСПЧ в очередной раз напомнил о том, что нельзя просто так содержать людей в клетках
01 февраля 2017 Новости

В силу ч. 4 ст. 15 Конституции данный стандарт является составной частью правовой системы РФ, а согласно ч. 1 ст. 17 позволяет выявить содержание и смысл запрета обращения, унижающего человеческое достоинство, закрепленного в ст. 21 Основного Закона. Также следует отметить, что Российская Федерация как субъект международного права признала, что содержание подсудимых в клетках в зале суда представляет собой обращение, унижающее человеческое достоинство6. Как представляется, данное признание российского государства является обязательным и для отечественных судов (включая Конституционный Суд) при толковании ст. 21 Конституции РФ, которая запрещает унижающее человеческое достоинство обращение.

Более того, в силу требований Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 1 УПК РФ данный стандарт является обязательным для судов общей юрисдикции и должен примениться ими при толковании соответствующих норм Кодекса.

Так, согласно ст. 9 УПК в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь его участников (ч. 1). Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению (ч. 2). В соответствии с ч. 3 ст. 15 Кодекса суд создает необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав.

Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон (ч. 1 ст. 243). При нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего лицо, присутствующее в зале заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения либо удаляется из зала, либо на него налагается денежное взыскание (ч. 1 ст. 258).

Как представляется, приведенные нормы УПК – с учетом указанного стандарта – обязывают председательствующего в судебном заседании обеспечивать, чтобы обвиняемый (подсудимый) не подвергался обращению, унижающему человеческое достоинство (воспрепятствовать этому). Однако суды понимают данные нормы УПК таким образом, что содержание обвиняемого (подсудимого) в клетке во время судебных заседаний не является обращением, унижающим человеческое достоинство7. В других случаях суды считают, что у председательствующего нет полномочий предотвратить такое обращение, что суд «не командует конвоем».

Оспариваемые нормы УПК применяются судами так, что не препятствуют обращению, унижающему человеческое достоинство. При этом согласно ч. 1 ст. 21 Конституции достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (ч. 2).

Как было указано, содержание подсудимых в клетке оскорбляет человеческое достоинство (т.е. умаляет достоинство личности), а государство не обеспечивает его охрану в такой ситуации. Кроме того, «права и свободы человека могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (ч. 3 ст. 55 Конституции).

Зарубежный опыт

Как свидетельствует зарубежный опыт, безопасность в зале суда можно обеспечить более мягкими мерами, нежели помещение обвиняемого в клетку. Поэтому данную меру нельзя признать пропорциональной (соразмерной). В США, например, где к содержанию обвиняемого в суде подходят с точки зрения безопасности суда и публики, у особо опасных подсудимых скованы ноги, но присяжные и публика не могут этого видеть. Подсудимого заводят в зал заседаний раньше всех, а во время судебного процесса его ноги полностью скрыты столом, за которым он сидит рядом со своим адвокатом8. Также в США используется электрошоковый пояс, который надевается под одежду подсудимого и может его обездвижить при малейших признаках агрессии9.

Безальтернативный порядок

Даже если предположить, что при некоторых исключительных обстоятельствах использование клетки для содержания обвиняемых может быть оправдано целями защиты конституционных ценностей, указанных в ч. 3 ст. 55 Конституции,10 данная мера применяется в России ко всем лицам, которым избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, – т.е. в безальтернативном порядке. В частности, оспариваемые нормы УПК не обязывают суд решать этот вопрос с вынесением мотивированного судебного акта, в котором были бы приведены доводы в обоснование необходимости содержания обвиняемого в клетке (защитной кабине иного вида). В отсутствие такого судебного акта обвиняемый лишен возможности оспорить в вышестоящий суд помещение его в клетку, что нельзя признать соответствующим праву на доступ к правосудию (ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции). Так, ЕСПЧ установил, что в правовой системе России отсутствуют эффективные средства правовой защиты от содержания в клетках в ходе судебных заседаний, что также признали и власти РФ11.

Наконец, в результате сложившейся практики применения оспариваемых норм нарушается право обвиняемых, содержащихся в клетках, на возмещение государством вреда, причиненного незаконными [нарушающими международные обязательства Российской Федерации] действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции).

Общественное мнение

Следует отметить: высокопоставленные должностные лица государства неоднократно признавали, что содержание обвиняемых в клетках представляет собой обращение, унижающее человеческое достоинство. В частности, спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко отмечала, что «держать в клетке людей под телекамерами, не обвиненных еще ни в чем [пока суд не установил вину], – это негуманно, недостойно, мы человеку ломаем его жизнь». Председатель Комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас подчеркивал, что «аквариумы» и «клетки» являются конструкциями, унижающими человеческое достоинство. Депутат Госдумы Евгений Ревенко также считает содержание подсудимых в клетках «публичными постыдными и унизительными сценами для сидящих за решеткой, но еще не осужденных людей».

Читайте также
Адвокатура призывает к скорейшему принятию поправок о запрете клеток в зале суда
ФПА РФ и АП Санкт-Петербурга обратились к органам власти с призывом обеспечить оперативное рассмотрение поправок в уголовно-процессуальное законодательство
15 ноября 2018 Новости

Законопроект

В 2018 г. группа членов Совета Федерации внесла в Госдуму законопроект о запрете использования клеток в судах, который в целом был поддержан Правительством РФ, Генпрокуратурой и Верховным Судом. Так, председатель ВС Вячеслав Лебедев подчеркивал: «правосудие можно осуществлять без клеток. Мы с этим согласны, поддерживаем».

Однако до настоящего времени данный законопроект не прошел даже первое чтение. Как представляется, это вызвано соображениями о финансовых затратах, которые понесет госбюджет в случае его принятия. В 2019 г. председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев в ходе встречи с членами Совета Федерации отмечал: «Мне кажется, гуманистический потенциал этой идеи очевиден. Мне трудно вам что-то возразить, тем более что в большинстве стран эти самые клетки или какие-то иные ограничители не используются … нужно просто оценить, сколько это будет стоить». По данным МВД России, в случае принятия законопроекта потребуется увеличение штатной численности полиции на 30,5 тыс. единиц, на содержание которых потребуется 21,5 млрд руб. в год.12

Читайте также
КС разъяснил механизм взыскания судебных расходов с госорганов
Суд посчитал, что действующие нормы не в полном объеме обеспечивают реализацию прав граждан на судебную защиту и на возмещение судебных расходов
20 июля 2021 Новости

Использование зарубежного опыта (например, сковывание ног особо опасных преступников, использование электрошокового пояса), как представляется, не потребует значительного увеличения штатной численности полиции (сотрудников конвоя) либо значительных финансовых затрат. В любом случае, как неоднократно признавал Конституционный Суд, государство не вправе ссылаться на недостаточность денежных средств как на основание для нарушения конституционных прав граждан (см., например, абз. 8 п. 2 Постановления от 15 июля 2021 г. № 37-П). Особенно верной данная правовая позиция КС представляется в отношении запрета бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения (ст. 21 Конституции), который носит абсолютный характер, – т.е. такое обращение не может быть признано допустимым ни при каких обстоятельствах13.

Таким образом, оспариваемые нормы УПК по смыслу, который придается им в правоприменительной практике, как представляется, не соответствуют Конституции (ст. 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 21, 46 (ч. 1 и 2), 53 и 55 (ч. 3)).

Окончание следует.


1 Официальное наименование «клетки» – защитная кабина, выполненная из металлической решетки (п. 7.9 и Приложение «С» СП 152.13330.2012 «Здания судов общей юрисдикции. Правила проектирования», утв. Приказом Госстроя от 25 декабря 2012 г. № 111/ГС), а также «барьер (защитное заграждение) (см. п. 307 Наставления по служебной деятельности изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых, утв. Приказом МВД РФ от 7 марта 2006 г. № 140дсп). В первом из перечисленных документов содержится описание «защитной кабины, выполненной из металлической решетки»: она должна иметь дверь размером 2х0.8м., оснащенную замком сувальдного типа, запирающимся только снаружи, задвижкой с возможностью фиксации в закрытом положении с помощью навесного замка и покрытия (сетка рабица). Для изготовления решетки следует применять металлический прут диаметром не менее 14 мм. Кабины должны оснащаться скамейками с сиденьями из клееной древесины. Скамейки жестко крепятся к полу или каркасу кабины. Размещение в защитной кабине стола и питьевой воды не предусмотрено.

2 В соответствии с п. 307 указанного Наставления в зале судебного заседания подозреваемые и обвиняемые размещаются за барьером (защитным заграждением) на скамьях в порядке, определяемом председательствующим.

3 См. Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 17 июля 2014 г. по делу «Свинаренко и Сляднев (Svinarenko and Slyadnev) против России», жалобы № 32541/08 и 43441/08, § 138: «содержание лица в металлической клетке во время судебного заседания само по себе – принимая во внимание его объективно унижающий характер, несовместимый с нормами цивилизованного поведения, являющимися отличительной чертой демократического общества – это оскорбление человеческого достоинства». См. также совпадающее мнение судьи Сильвис к данному постановлению: «Содержание обвиняемого в металлической клетке имеет заметную театральную составляющую, осуществляя ритуал унижения. Когда обязанностью государства является создание условий для справедливого судебного разбирательства, такие унизительные экспозиции обвиняемых перед судом создают унижающее достоинство обращение».

4 См., например, постановления ЕСПЧ от 17 апреля 2018 г. по делу «Караченцев (Karachentsev) против России», жалоба № 23229/11, § 50–57; от 26 марта 2019 г. по делу «Валюженич (Valyuzhenich) против России», жалоба № 10597/13, § 25, и др.

5 См., например, соображения КПЧ ООН от 20 марта 2013 г. по делу «Пустовойт (Pustovoit) против Украины», сообщение № 1405/2005, § 9.3; от 6 ноября 2019 г. по делу «Стасайтис (Stasaitis) против Литвы», сообщение № 2719/2016, § 8.8.

6 См. Постановление ЕСПЧ от 31 января 2017 г. по делу «Воронцов и другие (Vorontsov and Others) против России», жалоба № 59655/14 и др., § 29 и 31.

7 См., например, решение Рубцовского городского суда Алтайского края от 21 апреля 2016 г. по делу № 2-1545/2016: «Нахождение содержащегося под стражей [обвиняемого] в зале судебного заседания за металлическим заграждением не может расцениваться как унижающее честь и достоинство личности …»; кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 8 июня 2022 г. № 88а-9698/2022: «само по себе нахождение в здании суда в металлической клетке не является безусловным основанием для признания прав истцов нарушенными»; апелляционное определение Пятого апелляционного суда общей юрисдикции от 9 февраля 2022 г. по делу № 55-28/2022: «суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об освобождении [подсудимого] в зале судебного заседания из металлической клетки. Из содержания Постановлений Европейского суда по правам человека, в том числе Постановления ЕСПЧ от 17 июля 2014 года “Дело Свинаренко и С. (Svinarenko and Slyadnev) против Российской Федерации” (жалобы № 32541/08, № 43441/08), следует, что использование металлических клеток не исключается и может допускаться с учетом личности заявителя, природы преступлений, в которых он обвиняется, его судимости и поведения, данных об угрозе безопасности в зале судебных заседаний или угрозе того, что заявитель скроется, присутствия публики и др.»; решение Верховного Суда РФ от 19 октября 2004 г. № ГКПИ04-1248: «положения Наставления [предусматривающие помещение обвиняемых в клетку в зале суда] не могут расцениваться как унижающие честь и достоинство личности».

8 Юдкевич М. Люди в клетках: ждать ли Страсбургу исков из Татарстана на «Зоопарк» в судах? // «Вечерняя Казань», 8 февраля 2017 г.

9 См. Reevell P. Presumed Innocent, but Caged in Court // The New York Times, 19 ноября 2013 г.

10 Например, использование клетки в ходе судебных заседаний в деле серийного убийцы А. Чикатило в целях защиты подсудимого от родственников его многочисленных жертв (см. Постановление Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Свинаренко и Сляднев (Svinarenko and Slyadnev) против России», цит. ранее, § 88) в теории можно признать обоснованным. С другой стороны, безопасность в процессе над террористом Андерсом Брейвиком, который совершил двойной теракт, унесший жизни 77 человек в Норвегии, была обеспечена без его помещения в клетку либо защитное заграждение другого типа (он сидел за обычным столом вместе со своими адвокатами), см. видеорепортажи с судебных заседаний по его делу, URL: <https://www.vesti.ru/article/1928360&gt;; URL: <https://www.5-tv.ru/news/53379/&gt;.

11 Cм. Постановление ЕСПЧ от 4 октября 2016 г. по делу «Ярослав Белоусов (Yaroslav Belousov) против России», жалобы № 2653/13 и № 60980/14, § 114.

12 См. замечания на проект Федерального закона № 587542-7 (приложение к официальному отзыву Правительства РФ от 23 сентября 2019 г. № 8613п-П4).

13 См., например, п. 6 Замечания общего порядка Комитета против пыток ООН от 24 января 2008 г. № 2 «Имплементация статьи 2 государствами-участниками» (CAT/C/GC/); Постановление Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Свинаренко и Сляднев (Svinarenko and Slyadnev) против России», цит. ранее, § 113: «Статья 3 Конвенции … в абсолютных выражениях запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств и поведения жертвы».

Рассказать:
Другие мнения
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Советник ФПА РФ, адвокат АП Белгородской области
Не стоит спешить
Уголовное право и процесс
Понятые как единственная форма народного контроля отдельных элементов досудебного производства
13 июня 2024
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области, Адвокатская группа Lawguard
Почему институт понятых упразднять нельзя
Уголовное право и процесс
Проблема – не в несовершенстве закона, а в правоприменении
11 июня 2024
Манойлов Сергей
Манойлов Сергей
Адвокат АП Смоленской области
Понятые – реальная необходимость или «архаизм»?
Уголовное право и процесс
В настоящее время институт понятых не выполняет ту функцию, ради которой он был создан
10 июня 2024
Зангиева Фатима
Зангиева Фатима
Старший юрист коллегии адвокатов г. Москвы «Минушкина и партнеры»
«Преференции» с особенностями
Конституционное право
Поправки, направленные на снижение административной нагрузки на бизнес, поставили предпринимателей в неравное положение
30 мая 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ С.В. Авксентьевой
Порядок признания лица недееспособным и ограничения дееспособности требует реновации
Гражданское право и процесс
Какие поправки стоит внести для восполнения пробела в законе
29 мая 2024
Кириченко Николай
Юрист, к.ю.н.
Предельный возраст пребывания на военной службе
Гражданское право и процесс
Основные положения, разграничения по различным критериям, особенности с учетом частичной мобилизации
28 мая 2024
Яндекс.Метрика