×
Лаптев Алексей
Лаптев Алексей
Адвокат АП г. Москвы, Московская муниципальная коллегия адвокатов, д-р права (Dr. iur.), LL.М.

Согласно исследованию, проведенному в 2022 г., в России насчитывается свыше 2 млн бездомных людей. Бездомные мужчины умирают в среднем на 15 лет раньше, чем имеющие крышу над головой, бездомные женщины – на 17 лет. Средний «стаж» бездомности у мужчин – 5,8 лет, у женщин – 7,8.

Как представляется, такое число бездомных во многом обусловлено тем, что законодательство РФ в ряде случаев допускает выселение граждан из единственного жилья. Как известно, согласно ч. 1 ст. 35 ЖК РФ в случае прекращения права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Согласно п. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. В силу ч. 1 (абз. 2) ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности единственное пригодное для постоянное проживания жилое помещение (его часть), если оно является предметом ипотеки и на него может быть обращено взыскание в соответствии с законодательством о залоге недвижимости.

При этом указанные положения кодексов не обязывают суды рассматривать вопрос пропорциональности цели выселения его последствиям для выселяемых лиц – об этом свидетельствуют как содержание норм, так и практика их применения. Так, в судебной практике тот факт, что спорная квартира является для ответчика единственным жильем, признается не имеющим правового значения при рассмотрении исков собственников о выселении1, поскольку вопрос об обеспечении жильем маневренного жилого фонда подлежит разрешению в ином порядке2.

Вместе с тем в данной позиции судов не учитывается конституционная обязанность государства «обеспечивать защиту права на жизнь, без которого утрачивается смысл и возможность реализации остальных конституционных прав личности»3. Учитывая, что бездомные люди умирают на 15–17 лет раньше, чем имеющие крышу на головой, выселяя граждан из единственного жилья, суды, как представляется, нарушают обязательство государства по защите права граждан на жизнь (ч. 1 ст. 20 Конституции РФ). При этом очевидно, что право на жизнь как «высшая социальная ценность»4 является более значимым по сравнению с другими правами (например, правом собственности). Если нельзя лишать жизни за совершение даже самых тяжких преступлений, то тем более нельзя обрекать гражданина на смерть на 15–17 лет раньше срока, если «преступление» данного лица заключается лишь в том, что он неудачно заложил свое единственное жилье.

Кроме того, как указано в Конституции, каждый имеет право на жилище (ч. 1 ст. 40); достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления (ч. 1 ст. 21); никто не должен подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ч. 2 ст. 21).

Жизнь в качестве бездомного, как представляется, нарушает право на жилище, гарантированное Конституцией, а также умаляет человеческое достоинство. Так, члены Комиссии ООН по социальному развитию подчеркивали, что «бездомность – это попрание человеческого достоинства. Она является препятствием для осуществления всех остальных прав человека». Кроме того, в докладе специального докладчика ООН по вопросу о достаточном жилище5 указывалось, что «нельзя недооценивать унижение, которому бездомные подвергаются ежедневно. Достаточно только представить себе, что должны чувствовать, например, женщины, лишенные средств гигиены и санитарии ˂…˃ которых вынуждают селиться либо рядом с мусорными полигонами и свалками, либо прямо на их территории». Там же отмечалось, что «жизнь бездомного – это череда актов насилия, подорванное здоровье, вероятность ранней смерти и причисление к числу уголовников за вынужденное применение стратегии выживания, выражающейся в принятии пищи или попытке уснуть в общественных местах. Бездомные лишены голоса, их гонят с глаз долой, высылая на окраины городов»6; «Бездомные постоянно подвергаются угрозам и преследованиям со стороны властей и окружающих; им не дают пользоваться базовыми услугами и лишают доступа к местам, где они могли бы помыться в душе и отправить естественные надобности»7.

Таким образом, бездомные люди оказываются в ситуации, угрожающей их жизни и здоровью, подвергаются стигматизации, социальной изоляции и криминализации. «Бездомность – это крайняя форма нарушения прав на достаточное жилище и недискриминацию, а нередко еще к тому же и нарушение прав на жизнь, на неприкосновенность личности, на здоровье, на защиту дома и семьи и на свободу от жестоких или унижающих достоинство видов обращения»8. В связи с этим в силу международного права любое выселение, приводящее к бездомности (т.е. выселение из единственного жилья), запрещено: «Выселения не должны приводить к появлению бездомных лиц»9.

Согласно Руководящим принципам ООН осуществления права на достаточное жилище, «чтобы любое выселение соответствовало международному праву прав человека, должен быть соблюден ряд критериев, включая ˂…˃ согласованное с затрагиваемыми домохозяйствами переселение в достаточное жилище с целью недопущения бездомности ˂...˃ Если эти критерии не соблюдаются, выселение считается принудительным и представляет собой нарушение права на жилище»10. Кроме того, как отметил специальный докладчик ООН по вопросу о достаточном жилище, «обязательства государств в отношении бездомности были четко сформулированы [в международном праве], и их можно вкратце изложить следующим образом: ˂…˃ принудительные выселения никогда не должны обрекать кого-либо на бездомность; запрет на влекущие за собой бездомность принудительные выселения является императивным, абсолютным и не зависит от имеющихся ресурсов; обязательство ˂…˃ не прибегать ни при каких обстоятельствах к выселению, которое станет причиной бездомности ˂…˃ должно быть закреплено в национальном законодательстве применительно и к государственным, и к частным собственникам (здесь и далее выделено мной. – А. Л.) земли и недвижимости; любое решение, влекущее за собой бездомность, должно рассматриваться как неприемлемое и идущее вразрез с правами человека»11. При этом в докладе подчеркивалось: «Бездомность появляется там, где жилище считается не правом человека, а товаром»12.

Международные органы ООН по правам человека неоднократно признавали выселение без предоставления альтернативного жилья нарушением ст. 17 (право на уважение жилища) Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и ст. 11 (право на достаточное жилище) Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. В частности, Комитет по правам человека ООН (КПЧ ООН) заключил, что, «не обеспечив должного учета обстоятельств выселения авторов ˂…˃ таких как риск бездомности, в ситуации, в которой они не могут сразу же переселиться в удовлетворительное альтернативное жилье, в случае исполнения решения о выселении ˂…˃ государство-участник совершит произвольное посягательство на неприкосновенность жилищ авторов и тем самым нарушит права авторов, предусмотренные статьей 17 Пакта [о гражданских и политических правах] ˂…˃ если только им не будет сразу предоставлено удовлетворительное жилье на замену». В другом деле КПЧ ООН подтвердил данную правовую позицию13: «Принимая во внимание также тот факт, что выселение было произведено без предоставления автору другого жилья ˂…˃ Комитет считает, что в данных конкретных обстоятельствах вмешательство государства-участника в осуществление права автора на неприкосновенность жилища носило произвольный и незаконный характер и представляло собой нарушение пункта 1 статьи 17 Пакта [о гражданских и политических правах]».

В свою очередь, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам заключил14, что «принятие такой меры, как выселение, без предварительного рассмотрения вопроса о пропорциональности между целью этой меры и ее последствиями для выселяемых лиц и тем самым без выполнения условий, предусмотренных в статье 4 [Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах], представляет собой нарушение государством-участником права автора и ее детей, закрепленного в статье 11 Пакта [об экономических, социальных и культурных правах]».

Читайте также
Эксперты прокомментировали практику реализации международного пакта из Обзора ВС № 3 за 2022 год
Верховный Суд включил в обзор практику реализации судами положений международного пакта об экономических, социальных и культурных правах
11 января 2023 Новости

Следует отметить, что Российская Федерация является государством – участником Международных пактов о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. (как государство – продолжатель Союза ССР).

Как указал Конституционный Суд РФ, Российская Федерация обязана добросовестно и ответственно выполнять соображения Комитета по правам человека ООН в рамках добровольно принятых на себя международно-правовых обязательств15.

В свою очередь, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что, согласно п. «b» ч. 3 ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования16.

Таким образом, приведенная международно-правовая норма (запрет выселения, приводящего к бездомности), являющаяся составной частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством РФ (ч. 4 ст. 15 Конституции). Кроме того, в силу международного права российские суды обязаны осуществлять оценку потенциальных последствий выселения для выселяемых лиц, предпринимать меры по недопущению их бездомности, оценивать пропорциональность законной цели выселения его последствиям для выселяемых.

Как представляется, данная обязанность также следует из Конституции РФ. В частности, анализ положений ст. 40 Основного Закона (каждый имеет право на жилище; гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату) позволяет утверждать, что до предоставления жилища гражданам, нуждающимся в нем, их выселение из единственного жилья недопустимо, поскольку в противном случае конституционное право данных граждан на жилище будет нарушено. Действительно, при выселении из единственного жилья на улицу происходит нарушение конституционного права на жилище в самом его существе, а также умаление человеческого достоинства, поскольку Конституция РФ гарантирует «гражданину-должнику и членам его семьи сохранение обеспеченности жильем на уровне, достаточном для достойного существования»17. Очевидно, что жизнь человека на улице нельзя признать достойным существованием.

Кроме того, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции). Как разъяснил КС, необходимость ограничений прав владения, пользования и распоряжения жилым помещением предопределяется целями защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц18. Из Конституции также следует необходимость обеспечения баланса конституционно значимых интересов между собственником (приобретателем) жилого помещения и проживающими там гражданами19. Причем ключевым элементом в достижении данного баланса является предотвращение бездомности выселяемых лиц20.

В связи с этим, исходя из смысла ч. 3 ст. 55 Основного Закона, ограничение прав выселяемых лиц должно быть соразмерным (пропорциональным) – то есть преследовать легитимную цель, быть пригодным и необходимым для ее достижения и не создавать ситуацию, когда выселение приведет к наступлению существенных неблагоприятных последствий для данных лиц.

Как представляется, интерес собственника (нового приобретателя объекта недвижимости) в пользовании принадлежащей ему собственностью (квартирой, где проживают лица, которым в случае выселения грозит бездомность), в случае когда ему есть где жить, не должен превалировать над экзистенциальным интересом выселяемых иметь крышу на головой. Таким образом, действующее законодательство позволяет выселять граждан из единственного жилья без предоставления им альтернативного жилья – то есть осуществлять выселение, приводящее к бездомности, – что нарушает требования Конституции РФ и международного права.

В связи с этим хочу поделиться успешным опытом использования приведенной аргументации по делу о выселении, которое находится в моем производстве. Сразу после вступления в законную силу решения суда о выселении доверителей из единственного – находящегося в ипотеке – жилья, на которое было обращено взыскание, я подал жалобу в Комитет по правам человека ООН вместе с ходатайством о применении обеспечительной меры в виде запрета на выселение (сообщение № 4401/2023).

В ответ на ходатайство КПЧ ООН запросил дополнительную информацию и подтверждающие документы по следующим вопросам: каков ежемесячный доход каждого члена семьи заявителей в отдельности; имеются ли у заявителей какие-либо сбережения; получили ли они доход от продажи их квартиры с торгов (разница между стоимостью квартиры и суммой задолженности), и если нет, то почему; позволяет ли доход семьи арендовать жилье; имеют ли заявители альтернативные варианты размещения (социальное жилье или проживание с родственниками).

После получения соответствующих пояснений и документов, подтверждающих реальность риска бездомности заявителей в случае их выселения, КПЧ ООН применил обеспечительную меру в виде запрета на выселение «на период рассмотрения жалобы Комитетом». Следует отметить, что между подачей ходатайства и решением о применении данной обеспечительной меры прошло всего 14 дней (с учетом предоставления дополнительной информации).

Впоследствии удалось добиться (частичного) исполнения обеспечительной меры, принятой КПЧ ООН, на внутригосударственном уровне. Так, определением судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции по делу № 8Г-16150/2023 было удовлетворено мое ходатайство (со ссылкой на обеспечительную меру КПЧ ООН) о приостановлении исполнения решения суда о выселении заявителей – правда, только «на период кассационного производства» (которое еще продолжается)21.

В связи с этим считаю, что изложенную правовую аргументацию стоит использовать во всех делах о выселении граждан из единственного жилья, чтобы предотвратить увеличение количества бездомных лиц. Также по каждому делу о выселении, приводящему к бездомности, на мой взгляд, стоит подавать жалобу в КПЧ ООН, который, как указывалось, вправе принять обеспечительную меру в виде запрета на выселение в такой ситуации22, а также использовать мандат специального докладчика ООН по праву на достаточное жилище, который рассматривает индивидуальные жалобы на предполагаемые нарушения права на достаточное жилище, в том числе если есть вероятность таких нарушений в будущем. Только таким образом мы сможем изменить сложившуюся судебную практику по делам о выселении, приводящему к бездомности!


1 См., например, определение Третьего КСОЮ от 17 февраля 2021 г. № 88-1308/2021.

2 См., например, апелляционные определения Мосгорсуда от 20 августа 2020 г. по делу № 33-30437/2020 и от 12 февраля 2019 г. по делу № 33-6182/2019.

3 См. Определение Конституционного Суда РФ от 30 мая 2023 г. № 1104-О (абз. 1 п. 2.1).

4 См., например, Определение КС от 24 ноября 2016 г. № 2454-О (абз. 2 п. 2).

5 Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о достаточном жилище как компоненте права на достаточный жизненный уровень и о праве на недискриминацию в этом контексте (2015), A/HRC/31/54, п. 22.

6 Там же, п. 88.

7 Там же, п. 21.

8 Там же, п. 4.

9 См., например, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам, «Замечание общего порядка № 7: Право на достаточное жилище» (1997), п. 16.

10 См. Руководящие принципы ООН осуществления права на достаточное жилище (2020), A/HRC/43/43, принцип 6, п. 35.

11 Доклад специального докладчика ООН по вопросу о достаточном жилище как компоненте права на достаточный жизненный уровень и о праве на недискриминацию в этом контексте (2015), A/HRC/31/54, п. 49, подп. «с» и «d».

12 Там же, п. 2.

13 См. Соображения от 13 июля 2017 г. по делу «Петр Гатилов (Petr Gatilov) против РФ», сообщение № 2171/2012, § 9.4.

14 См. Соображения от 11 октября 2019 г. по делу «Лопес Альбан (López Albán) против Испании», сообщение № 37/2018, § 11.7.

15 См., например, Определение КС от 28 июня 2012 г. № 1248-О (абз. 5 п. 4).

16 См. Постановление Пленума ВС от 10 октября 2003 г. № 5 (ред. от 5 марта 2013 г.) «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (п. 10 абз. 2).

17 См., например, Постановление КС от 26 апреля 2021 г. № 15-П (абз. 2 п. 2).

18 См., например, Постановление КС от 24 марта 2015 г. № 5-П (абз. 4 п. 2).

19 Там же, абз. 2 п. 6.2.

20 Там же, п. 3 резолютивной части постановления.

21 Судебное заседание по данному делу в Третьем КСОЮ назначено на 27 сентября 2023 г.

22 См. также Соображения КПЧ ООН от 30 октября 2012 г. по делу «Лиляна Асенова Найденова и др. (Liliana Assenova Naidenova et al.) против Болгарии», сообщение № 2073/2011, § 1.2 и 10.

Рассказать:
Другие мнения
Равич Мария
Равич Мария
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургский филиал Коллегии адвокатов г. Москвы «БГП»
Объекты культурного наследия под арестом: кто отвечает за их сохранность?
Уголовное право и процесс
Неочевидные сложности для участников уголовного процесса
27 сентября 2023
Зиневич Игорь
Зиневич Игорь
Управляющий партнер ООО «Зиневич и партнеры»
В защиту директора должника…
Арбитражный процесс
Основные этапы тактики оспаривания оснований привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности
26 сентября 2023
Соколов Артем
Соколов Артем
Юрист АБ г. Сочи «Присяжный поверенный»
Правовая природа вычета неустойки из оплаты требует уточнения
Арбитражный процесс
Комментарий к определению ВС по вопросу прекращения договорных обязательств
26 сентября 2023
Исмайлов Федор
Исмайлов Федор
Адвокат АП г. Москвы, МКА «АК Барристер»
Нарушенные права удалось восстановить
Уголовное право и процесс
УТ МВД признало необоснованными требования сотрудников полиции, связанные с приемом обращений граждан
22 сентября 2023
Михайлова Елизавета
Михайлова Елизавета
Ведущий эксперт компании Союза Банкротных Юристов
Если условия договора ущемляют права потребителя
Гражданское право и процесс
ВС дал разъяснение о праве заказчика требовать возврата платежа при отказе исполнять опционный договор
21 сентября 2023
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»
«Профессиональные жалобщики» в сфере государственных и корпоративных закупок
Арбитражный процесс
Возможные пути решения давней проблемы
20 сентября 2023
Яндекс.Метрика