×
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»

В рамках VIII Петербургского международного юридического форума Федеральная палата адвокатов РФ совместно с Национальным советом адвокатских палат Франции организовала выставку адвокатских мантий со всего мира. Коллекция включала образцы мантий из более чем сорока стран, в числе которых были экземпляры «рабочей одежды» адвокатов Азербайджана, Великобритании, Бразилии, Канады, Германии, Литвы, Польши, Португалии, Турции и др.

Как отмечено на сайте ФПА, в России уже несколько лет ведутся споры о необходимости узаконить такую же «спецодежду» для адвокатов, какая имеется у коллег ряда зарубежных стран. Сторонниками адвокатской мантии выступают, в частности, первый вице-президент ФПА РФ Евгений Семеняко и президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев. Их поддерживают некоторые президенты региональных адвокатских палат и адвокаты. Противником введения адвокатской мантии является уважаемый мэтр – Генри Резник, который считает, что пока культура судопроизводства далека от достойного уровня, говорить о мантиях рано.

В социальных сетях развернулась дискуссия на эту тему, в ходе которой коллеги высказывали различные суждения и полярные точки зрения.

Вопрос о возможности введения в обиход российской адвокатуры мантий вновь приобрел актуальность
Несколько лет назад, предлагая ввести в качестве обязательного атрибута принадлежности к корпорации нагрудный знак адвоката (см. «АГ» № 12 за 2014 г.), я также обращал внимание на то, что российская адвокатура не приняла решения по поводу единой корпоративной формы одежды. В качестве одного из возможных вариантов предлагалось ввести в обиход мантии из качественного материала зеленого или синего цвета.

Прошло время. Дискуссия периодически возобновлялась. Мое мнение о необходимости введения в официальный обиход адвокатских мантий изменилось: не для российского менталитета все-таки этот западный атрибут. Исторически он не связан с нашей, прежде всего присяжной, адвокатурой. Да и вряд ли поголовное облачение адвокатов в мантии принесет дополнительные имиджевые очки адвокатской корпорации. 

Тем более благодаря поддержке ФПА РФ уже несколько лет мы имеем в качестве неотъемлемого атрибута исторический символ адвокатуры – нагрудный знак. Именно по нему, даже те, кто не является участником судопроизводства, уже узнают нас как специальных субъектов. Многие адвокаты его с гордостью и с удовольствием носят на своем костюме. Это радует. Полагаю, на сегодняшний день его вполне достаточно для самоидентификации среди других участников судопроизводства.

Мантия – это прежде всего элемент западной юридической культуры. Как пояснил президент Национального совета адвокатских палат Франции Паскаль Эйду: «Мантии адвокатов со всего мира – это отражение ценностей и образа нашей профессии. Они одновременно отличают нас и идентифицируют. Отличая нас от других специалистов и партнеров по правосудию, мантия адвоката позволяет общественности признать нас. Она также помогает нам идентифицировать себя, где бы мы ни находились».

Практика введения форменной одежды для адвокатов в историческом контексте
Институт мантии является средневековым анахронизмом, сохранившимся до наших дней в некоторых странах. Там ее ношение является обычаем, корни которого уходят в далекое прошлое. В частности, французские и английские адвокаты носят мантию, так как этот обычай не прерывался у них столетиями. В Германии еще со времен Фридриха Великого адвокатура привязана к судам и фактически является органом правосудия, поэтому и мантии адвокатов там схожи с мантиями судей. Таким образом, участие адвоката в процессе в мантии – традиция, формировавшаяся на протяжении столетий.

На сегодняшний день существует практика введения адвокатской мантии в некоторых постсоветских странах. Например, в Азербайджане органы самоуправления обязали адвокатов носить ее во время участия в судебных процессах. Однако спустя непродолжительное время выяснилось, что адвокаты не желают надевать мантии. Более того, они стали активно выражать свое недовольство этой обязанностью.

Беларусь в свое время озаботилась введением форменной одежды для адвокатов. Постановлением республиканского Минюста в 2007 г. для «повышения престижа адвокатуры и профессии адвоката, авторитета и моральной защищенности адвоката, достижения равноправного статуса адвоката при отправлении правосудия» было принято волевое решение о том, что с 1 марта 2008 г. все адвокаты, участвующие в судебных заседаниях, должны облачаться в специальную форму – мантии. Депутаты Украины также предлагали парламенту принять решение о введении для адвокатов мантии, однако это предложение было отклонено.

Интересно, что в ответ на отказ большинства азербайджанских адвокатов носить мантии руководство их ФПА заявило, что, пока адвокаты не привыкнут ходить на судебные процессы в мантиях, они будут делать это в принудительном порядке, а отказ будет расцениваться как безответственность и лень. 

Представляется, что идея воспитывать российских адвокатов путем введения обязанности носить мантии – сомнительный и бесперспективный проект с прогнозируемым отрицательным результатом. Потому идти по пути западных коллег в этом вопросе не стоит. Такое решение будет даже не столько фактически, сколько «политически» неверным шагом. Являясь независимой корпорацией, мы, адвокаты, прежде всего граждане России и должны оставаться патриотами своей страны и чтить ее многовековую историю.

Облик российского адвоката
Наша отечественная культура, в том числе внешнего вида адвоката, имеет глубокие корни. 

В истории советской адвокатуры уже предпринимались попытки введения адвокатской униформы. В соответствии с Постановлением Совета министров СССР от 2 июня 1945 г. в Министерстве юстиции СССР был разработан проект положения об адвокатуре СССР. Согласно этому положению предусматривалось введение форменной одежды адвокатов. Но даже в то сложное для адвокатуры время идея введения адвокатской униформы не нашла поддержки, и больше к этому вопросу не возвращались.

Если обратиться к истории присяжной адвокатуры, почитать очерки об адвокатах тех времен, посмотреть на их фото, сразу видно одно неоспоримое отличие от «современного собрата»: у всех строгий сюртук, наподобие классического смокинга (фрака), белая рубашка, зачастую надевалась «бабочка». И обязательно – нагрудный знак «со столпом закона и с короной, в обрамлении венка». 

Присяжный поверенный, не облаченный в специальный фрак (сюртук), не допускался к процессу. Митрополит отечественной адвокатуры Федор Плевако, как, впрочем, и остальные присяжные поверенные, пошил себе фрак с первых гонораров и гордился этим. Надо отметить, что по тем временам это стоило недешево. При этом не было случаев, когда присяжные поверенные приходили в суд в «лаптях» и «толстовках». 

Нашего собрата в те времена хоть и не всегда любили, но между тем почитали и уважали большинство судей и «правоохранителей». А публика иной раз боготворила. Облик адвоката (присяжного поверенного) этому, несомненно, способствовал.

Галстук-«бабочка» как элемент адвокатской одежды давно ушел в прошлое. Лишь несколько известных адвокатов продолжают ее носить на публичных мероприятиях. У адвоката Александра Добровинского, например, этот фирменный атрибут органично дополняет образ. Однако все же чаще в суде адвокаты с «бабочкой» вызывают только ухмылки различного свойства. Судьи, прокуроры, следователи, да и наши доверители мне об этом неоднократно рассказывали. Про неудобство ношения я и не говорю: мы же не сидим в отличие от судей на одном месте. 

Вместе с тем вопрос о единой униформе адвокатов, участвующих в судебных заседаниях, продолжает оставаться актуальным.

Статья 8 КПЭА обязывает адвоката придерживаться стиля одежды, соответствующего деловому общению. Уже имеются случаи, когда нарушение адвокатом этих требований приводило к привлечению его к профессиональной ответственности и даже лишению статуса. «Банданный» и иные скандальные случаи, когда адвокаты приходили в суд для участия в процессах одетыми «кто во что горазд», у всех на слуху и не добавляют нам авторитета.

Читайте также
«Дело адвоката в шортах и бандане»
Может ли адвокат быть лишен статуса за срыв процесса после отказа выполнить просьбу суда соблюсти дресс-код?
06 Февраля 2018 Дискуссии

 Фраки и костюмы неоднократно меняли свой покрой, но многие адвокаты, прежде всего мужчины, продолжают считать их своей официальной и парадной формой одежды. Однако повседневной «форменной одеждой» большинства адвокатов по-прежнему остаются джинсы, блузы и разношерстные пиджаки. Сам иной раз грешу этим.

У прокуроров, следователей и приставов есть своя униформа, и без нее в процессах они не участвуют (кроме следователей). Черные мантии уже есть у судей. Многие из них ворчат по поводу неудобства мантий, но смирились с необходимостью их обязательного ношения даже в жаркое время года. Соревноваться с ними в фасонах, цветах, качественности материала нам ни к чему. 

При этом адвокат должен отличаться от других участников процесса. И единый унифицированный костюм сродни тому, что был у наших предшественников-мужчин (до 1917 г. среди адвокатов была только одна женщина), выделял бы нас среди посетителей судов и других участников судопроизводства. Для адвокатов-женщин тоже был бы уместен брючный или юбочный костюм строгого покроя.

Дизайном пусть занимаются специалисты-модельеры. Что касается цвета, думаю, черный и темно-синий подойдут адвокатам обоих полов, зеленый – дополнительно, для женщин. Нагрудный знак шикарно смотрелся бы на этой «униформе». А наши коллеги из других «юридических цехов», полагаю, положительно бы воспринимали новый образ российского адвоката. 

Считаю, что нам стоит еще раз подумать и обсудить эту тему на форумах и конференциях. Необходимо выбрать разумный, устраивающий большинство подход к вопросу об официальной «присутственной» форме одежды, разработать Положение о костюме адвоката и внести соответствующие дополнения в КПЭА и Закон об адвокатуре. Для начала можно ввести рекомендательный режим ношения. А когда коллеги привыкнут к новому образу, можно и обязать носить «униформу» в ходе участия адвоката в качестве защитника и представителя в судебных процессах.

Полагаю, что профессиональному адвокату придется под стать хорошо скроенный и пошитый костюм. И этот обязательный или рекомендованный для ношения в процессах атрибут, как и уже полюбившийся членам корпорации нагрудный знак адвоката, позволит добиваться неоспоримых преимуществ при оказании квалифицированной юридической помощи и оставаться всегда на высоте.  Во всяком случае, надеяться на это – вполне резонно. Время развеет сомнения как возможных сторонников «мантий», так и скептиков в вопросе о необходимости «униформирования» адвокатов. Хуже от этих атрибутных нововведений вряд ли будет.

Рассказать:
Другие мнения
Авакян Елена
Авакян Елена
Исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Содействие развитию корпоративного законодательства»
О назревших поправках в ст. 17 КПЭА
Профессиональная этика
Необходимо прямо разрешить участие адвокатов и адвокатских образований в рейтингах
15 Августа 2018
Журавлев Евгений
Журавлев Евгений
Адвокат АП Белгородской области
Налогообложение адвокатов, учредивших адвокатский кабинет
Методика адвокатской деятельности
Как оптимизировать налогообложение на законных основаниях
08 Августа 2018
Мальфанов Сергей
Мальфанов Сергей
Заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Орловской области
Адвокат обладает своим статусом 24 часа в сутки
Профессиональная этика
О дисциплинарной ответственности вне рамок профессиональной деятельности
07 Августа 2018
Новолодский Юрий
Новолодский Юрий
Вице-президент АП Санкт-Петербурга, президент Балтийской коллегии адвокатов имени А. Собчака
Активизировать деятельность защиты
Участие в судопроизводстве по назначению
Процессуальная трансформация доказательственных сведений о преступлении
06 Августа 2018
Воронович Юрий
Воронович Юрий
Адвокат АП Кемеровской области
Тень за спиной адвоката
Методика адвокатской деятельности
Что может произойти, когда на помощь подзащитному приходит родственник, имеющий юридическую практику
03 Августа 2018
Мамий Алий
Мамий Алий
Президент АП Республики Адыгея
Информирование или реклама: практика зарубежных адвокатов
Профессиональная этика
О дискуссии относительно изменений ст. 17 КПЭА
30 Июля 2018