×

Адвокат добился оправдания двух сестер по делу о пособничестве участнику бандформирования

Суд указал, что признательные показания при отсутствии других доказательств не могут быть признаны достаточными для постановления обвинительного приговора
В комментарии «АГ» адвокат Эльдар Темирханов рассказал, что добиться оправдательного приговора удалось в том числе благодаря тому, что свидетели стороны обвинения не подтвердили в суде ранее данные показания. Так, А. на стадии предварительного следствия сообщал, что видел К., стоящего у дома сестер. В суде он отказался от данных показаний.

6 сентября Унцукульский районный суд Республики Дагестан вынес оправдательный приговор сестрам К.З и К.С., обвинявшимся в пособничестве своему брату К., бывшему активным участником незаконного вооруженного формирования. Ранее «АГ» писала об оправдательном приговоре их брату М., который также обвинялся в совершении данного преступления, при этом показания женщин являлись одним из доказательств стороны обвинения.

Читайте также
Оправдательный приговор по делу о пособничестве участнику бандформирования устоял в апелляции
ВС Республики Дагестан указал, что изначальное признание подсудимым своей вины, не подтвержденное совокупностью иных неопровержимых доказательств, недостаточно для обоснования причастности к инкриминируемому деянию
07 Сентября 2021 Новости

Поводом для возбуждения уголовного дела в отношении сестер К.З. и К.С., как и в случае с ранее оправданным М., послужила версия следствия, что в начале сентября 2017 г. женщины встретились со своим братом К., который являлся активным участником незаконного вооруженного формирования. Женщины якобы знали, что он находился в федеральном розыске, но тем не менее пустили его переночевать, рассказали ему о передвижениях сотрудников полиции, дали продукты. В отношении каждой были возбуждены уголовные дела по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК.

15 марта 2018 г. К.З и К.С. дали показания в качестве обвиняемых, согласно которым с 2015 г. к ним часто приходили полицейские и участковый, в доме проводились обыски. Сестры знакомились с постановлением о производстве обыска, периодически ходили в отдел полиции для дачи показаний по поводу местонахождения К. Женщины указали, что знали о том, что их брат является участником незаконного бандформирования и разыскивается, а также что они придерживались его радикальных взглядов.

Как пояснил «АГ» адвокат АП Республики Дагестан Эльдар Темирханов, защищающий женщин, дела в отношении них неоднократно возвращались прокурором на доследование, а когда началось судебное разбирательство, суд их объединил. Потом адвокат, который был изначально, умер, после чего в дело вступил Эльдар Темирханов. Сразу после этого защитник ходатайствовал о повторном допросе всех лиц, и это ходатайство суд удовлетворил.

В суде сторона обвинения в качестве доказательств представила рапорты и.о. начальника ОУР ОМВД России по Унцукульскому району Т. Саадулаева и участкового уполномоченного М. Джафарова об обнаружении в действиях сестер признаков состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК. Гособвинитель также представил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении К. по ч. 1 ст. 205.1, ч. 2 ст. 208 и ч. 3 ст. 222 УК, постановление о его розыске.

В суде были озвучены показания свидетелей, данные на стадии следствия. Согласно этим показаниям сестры сами рассказали свидетелям о том, что пустили К. в дом.

Между тем сама К.З. пояснила, что не видела К. уже много лет, а связь с ним поддерживала только по телефону. О его деятельности ничего не знала, оружие или других запрещенных предметов не видела. Она также сообщила, что брат был убит в ходе спецоперации, до осуществления которой им правоохранительные органы не интересовались и к ней не приходили. О том, что К. находился в розыске, К.З. узнала только после его смерти. Подсудимая сообщила, что протоколы следственных действий подписывала по настоянию следователя, не ознакомившись с ними. Указала она и то, что адвокат в ходе следственных действий не присутствовал, а переводчик не осуществлял перевод, лишь подписал протоколы (обе женщины не говорят по-русски. – Прим. ред.). К.С. дала идентичные показания.

Сторона защиты представила сведения из ИЦ МВД РД, согласно которым в отношении К. не было возбуждено дело по признакам преступлений террористической направленности, предусмотренных ч. 1 ст. 205.1, ч. 2 ст. 208 УК. Согласно стенду ОМВД России К. разыскивался как пропавший без вести.

Также Эльдар Темирханов отметил, что, исходя из детализации звонков, в момент допросов сестер переводчик и адвокат находились далеко от места проведения следственного действия.

Свидетель стороны защиты М., ранее обвиняемый по аналогичному уголовному делу, пояснил, что ему неизвестно о том, что сестры оказывали помощь К., сам он подписал документы, которые предоставили сотрудники полиции, не ознакомившись. О том, что К. в розыске, не знал. Такие же показания давали другие свидетели. При этом старший брат женщин Н. пояснил, что это он уговорил их подписать документы, поскольку доверился следователю. Протоколы допросов подписал и сам Н., хотя показаний не давал. Адвокат же проставил подписи позже по просьбе Н.

Кроме того, Эльдар Темирханов обратил внимание суда, что оба свидетеля – М. и Н. находились в ИВС, и в момент якобы допроса, согласно журналу регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых, не выводились.

Заслушав стороны, суд заметил, что показания свидетелей являются производными от показаний подсудимых. Он также принял довод защитника о том, что согласно журналу регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых М. и Н. не выводились в то время, которое указано в протоколах их допросов.

Рапорты, представленные стороной обвинения, указал суд, не могут быть взяты за основу обвинительного приговора, поскольку не являются доказательством по смыслу ст. 74 УПК. Не подпадают они и под иные доказательства, предусмотренные п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК. При этом суд заметил, что не доверят показаниям сестер в части того, что они не знали о характере деятельности К., поскольку к ним неоднократно приходили сотрудники полиции с разъяснением цели своего визита.

Суд согласился, что фотография К. висела на стенде ОМВД как без вести пропавшего лица, так как первоначально он был объявлен в федеральный розыск именно в этом статусе, а в последующем – как лицо, причастное к совершению преступлений, и в этом нет противоречий. В то же время он заметил, что свидетели, указывающие, что подписи адвокатом проставлялись позже и в отсутствии подсудимых, не смогли назвать наименование документов, их содержание и в отношении каких конкретно лиц они были. В этой части, посчитал суд, доводы стороны защиты не нашли своего объективного подтверждения.

Первая инстанция отметила, что органом следствия взятые за основу показания К.З. и К.С., данные ими на предварительном следствии, надлежащим образом не проверены; обстоятельства, изложенные в показаниях, не подкреплены другими объективными доказательствами. Таким образом, органы предварительного следствия не представили каких-либо объективных доказательств, подтверждающих факт того, что женщины оказывали какую-либо помощь К.

«Само по себе изначальное признание подсудимыми своей вины в совершении ими преступления, но не подтвержденное совокупностью иных неопровержимых доказательств, недостаточно для обоснования причастности К.З. и К.С. к инкриминируемому деянию и не может служить основанием для постановления обвинительного приговора», – указывается в судебном акте. Суд оправдал сестер в связи с неустановлением события преступления.

В комментарии «АГ» Эльдар Темирханов отметил, что заявлял в суде ходатайство о возвращении дела на доследование в связи с имеющимися процессуальными нарушениями: при проведении всех следственных действий, в том числе во время ознакомления с материалами дела, переводчику и защитнику не были разъяснены права и обязанности. Судья первой инстанции ходатайство удовлетворил, но прокуратура обжаловала решение в Верховный Суд РД, который не усмотрел нарушений и направил дело в первую инстанцию.

По словам Эльдара Темирханова, добиться оправдательного приговора удалось в том числе благодаря тому, что свидетели стороны обвинения не подтвердили в суде ранее данные показания. Так, один из них на стадии предварительного следствия сообщал, что видел К., стоящего у дома сестер, но в суде он отказался от данных показаний.

Рассказать:
Яндекс.Метрика