×

Адвокат добился троекратного оправдания своего доверителя судом присяжных

Судебная коллегия ВС Республики Крым дважды возвращала дело в первую инстанцию в связи с процессуальными нарушениями; в ходе последнего рассмотрения обвинение было изменено прокурором, однако каждый раз защитник добивался оправдательного вердикта
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению адвоката Анатолия Туйсузова, прокуратура не смирится с оправданием и «будет отстреливаться до последнего патрона». Защитник также сообщил о подаче жалобы в ЕСПЧ, на помощь которого он надеется, если российский суд все-таки вынесет обвинительный приговор.

В Республике Крым присяжные заседатели дважды оправдали подсудимого, обвинявшегося в совершении убийства. На третьем круге обвинение было изменено на ч. 4 ст. 111 УК, однако коллегия снова вынесла оправдательный вердикт, а суд – оправдательный приговор.

Позиция обвинения

По версии следствия, 29 октября 2017 г. гражданин Б., узнав, что мать его девушки избили П. и В., вместе со своим знакомым А. пришел в помещение, где находились указанные лица. Там он ударил П. по голове деревянной палкой, а после того, как она сломалась, нанес ему несколько ударов по голове и рукам. Через несколько часов П. скончался в реанимации.

Утверждая обвинительное заключение, заместитель Сакского межрайонного прокурора Республики Крым исходил из того, что смерть П. наступила в результате действий Б., поэтому последнему было предъявлено обвинение в убийстве по ч. 1 ст. 105 УК.

Аргументы стороны защиты

Интересы Б. представлял адвокат АП Республики Крым Анатолий Туйсузов. Он сообщил «АГ», что для обоснования необходимости оправдания своего доверителя использовал три основных аргумента.

Во-первых, следствие исходило из того, что Б. нанес потерпевшему пять ударов. Один – деревянной палкой по голове и еще не менее четырех – кулаком в район головы и рук. При этом, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у потерпевшего были обнаружены телесные повреждения, последовавшие не менее чем от двенадцати травматических воздействий. По мнению адвоката, такие существенные расхождения свидетельствовали о нанесении ударов не только Б., но и еще кем-то.

Во-вторых, защитник обратил внимание на тот факт, что после того, как потерпевший был доставлен в больницу, ему не оказали надлежащую медицинскую помощь. Со слов сотрудников скорой помощи, из карты вызова и иной медицинской документации следовало, что при первых двух осмотрах состояние пострадавшего не вызывало серьезных опасений. Однако, несмотря на это, менее чем через два часа после первого осмотра состояние больного резко ухудшилось, на фоне остановки кровообращения наступила смерть.

По словам Анатолия Туйсузова, в ходе судебного рассмотрения дела не удалось получить ответ на вопрос о причине остановки кровообращения и возможности ее предотвращения. Адвокат также отметил, что медработники не пытались реанимировать П. и даже не сделали ему обезболивающий укол. С учетом этого, по мнению защитника, неясно, была ли причинно-следственная связь между причиненными П. телесными повреждениями и его смертью.

Защитник также указывал, что обвинение не доказало направленность умысла Б. именно на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего либо на убийство последнего.

Анатолий Туйсузов обратил внимание суда на тот факт, что в рапорте дежурного по отделу МВД «Сакский» о регистрации полученного из больницы сообщения указано, что П. поступил, в частности, с переломами ребер. При этом из заключения эксперта следовало, что рентгенснимок груди не делался. Однако в этом же заключении было указано, что при проведении судебно-гистологического исследования у потерпевшего обнаружен в легком участок ушиба в подплевральном отделе с региональной аспирацией крови. Что фактически, по мнению защитника, подтверждало возможный перелом ребер.

Адвокат подчеркнул, что судебно-биологическая экспертиза подтвердила отсутствие следов крови на одежде Б. При освидетельствовании подсудимого на его правом кулаке была обнаружена ссадина у основания второго пальца размером 0,1 см. Защитник указал на то, что повреждение было бы более серьезным, если бы его доверитель действительно «проломил» череп потерпевшему кулаком, как говорило обвинение. Кроме того, в ходе двух осмотров помещения, где был обнаружен П., следы крови также не были найдены.

Анатолий Туйсузов ссылался и на то, что следствие проигнорировало обстоятельства, наводящие на мысль о нанесении ударов потерпевшему третьим лицом. Как сообщил подсудимый, «разбираться» с обидчиками матери своей девушки он отправился вместе со своим знакомым А., более того, по инициативе последнего. При этом Б., мать его девушки и сожительница потерпевшего подтвердили тот факт, что А. заходил в помещение, где находился П., тогда как сам А. это отрицал.

Защитник Б. полагал, что необходимо было надлежащим образом проработать версию о причастности А. к преступлению, поскольку последний вел себя агрессивно в вечер убийства и ранее был неоднократно судим. Более того, после случившегося А. скрылся, его разыскивали и впервые смогли допросить только через полгода после смерти П.

«Уверен, что над его показаниями “поработали” сотрудники полиции, потому что им надо было раскрыть преступление. Поскольку был задержан мой доверитель и, более того, ему уже предъявили обвинение, необходимы были дополнительные доказательства именно его причастности к убийству», – прокомментировал «АГ» Анатолий Туйсузов.

Апелляция отменила первый оправдательный приговор

24 сентября 2018 г. присяжные вынесли вердикт, в котором посчитали недоказанным факт совершения преступления именно подсудимым. На его основе 2 октября 2018 г. Сакский районный суд Республики Крым вынес оправдательный приговор.

Заместитель Сакского межрайонного прокурора обратился в Верховный Суд Республики Крым, посчитав, что нижестоящая инстанция допустила ряд существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов. Он также полагал, что оправдательный приговор постановлен на основании противоречивого вердикта. Исходя из этого, гособвинитель просил отменить приговор и направить уголовное дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В апелляционном определении от 4 декабря 2018 г. по делу № 22-3105/2018 судебная коллегия согласилась с тем, что защитник систематически и целенаправленно нарушал порядок рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, который был ему разъяснен.

ВС Республики Крым указал, что адвокат в присутствии присяжных заседателей выяснял вопросы процессуального характера, а также ставил вопросы относительно исследования фактических обстоятельств дела, доказанность которых не устанавливается присяжными. В определении отмечено, что Анатолий Туйсузов в прениях касался вопросов, не подлежащих разрешению присяжными заседателями, и ссылался на обстоятельства, которые не были предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных. При этом, по мнению апелляции, председательствующий судья не принимал никаких мер, предусмотренных ст. 258 УПК, для ограждения присяжных заседателей от незаконного воздействия.

Коллегия согласилась тем, что защитник в присутствии присяжных, выходя за пределы вопросов, подлежащих разрешению по данному уголовному делу, неоднократно доводил до их сведения версию, согласно которой смерть П. наступила в результате ненадлежащей и несвоевременно оказанной ему медицинской помощи.

ВС РК отметил, что председательствующий прерывал защитника и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать во внимание его высказывания много раз. Однако, по мнению судебной коллегии, многочисленные систематические и целенаправленные сообщения о том, что закон запрещает обсуждать в их присутствии, не могли не повлиять на свободу коллегии в оценке доказательств по делу.

Судебная коллегия ВС РК указала, что, поскольку адвокат нарушил требования закона более 45 раз, председательствующий должен был принять иные достаточные и эффективные меры, предусмотренные ст. 258 УПК РФ, исключающие незаконное воздействие на присяжных. По мнению апелляции, недостаточно просто прервать речь защитника после того, как он уже «довел до сведения присяжных заседателей недозволенную информацию».

Более того, ВС РК посчитал вердикт присяжных заседателей неясным и противоречивым. Суд указал, что присяжные согласились с тем, что Б. нанес удары П., не согласившись с тем, что П. скончался именно от этих ударов. Однако дали отрицательный ответ на второй вопрос о том, совершил ли Б. указанное деяние. ВС РК посчитал, что указанные ответы противоречат друг другу.

Апелляция также обратила внимание на тот факт, что при формировании коллегии присяжных заседателей никто из кандидатов не заявил о привлечении его к административной ответственности. Однако гособвинитель предоставил во вторую инстанцию сведения о том, что присяжная С. была привлечена к такой ответственности, о чем она знала. При этом С. вошла в основной состав коллегии присяжных заседателей и приняла участие в вынесении вердикта. Как указано в определении, сокрытие этих сведений лишило сторону обвинения «в полной мере воспользоваться своим правом на мотивированный или немотивированный отводы и, как следствие, на формирование беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей».

С учетом указанных процессуальных нарушений ВС РК отменил оправдательный приговор и передал уголовное дело на новое судебное рассмотрение иным составом того же суда.

Второй оправдательный приговор также был отменен

При повторном рассмотрении дела в Сакском районном суде 6 февраля 2019 г. коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ на первый вопрос, признав недоказанным наличие деяния, в совершении которого обвинялся подсудимый. Поэтому 11 февраля 2019 г. Б. снова был оправдан.

Гособвинитель вновь подал апелляционное представление в Верховный Суд РК, потребовав отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство со стадии формирования коллегии присяжных заседателей. Он обосновал свои доводы тем, что при формировании прошлой коллегии присяжных два кандидата, включенные затем в основной состав, скрыли факт привлечения их к административной ответственности. Это, по мнению обвинения, свидетельствовало о необъективности указанных лиц.

В апелляционном представлении также было указано на то, что защита снова доводила до присяжных не относящуюся к делу информацию, указывала на необъективность органов следствия, давала негативную характеристику умершему, высказывала предположение о заинтересованности сотрудников правоохранительных органов, а также ставила под сомнение законность и допустимость доказательств и выводы эксперта.

Прокурор подчеркнул, что адвокат снова ссылался в прениях на не исследованные в суде доказательства, и это повлияло на мнение, беспристрастность и ответы присяжных при вынесении вердикта. Обвинение посчитало, что обозначенные нарушения привели к вынесению незаконного вердикта и постановлению на его основании неправосудного приговора.

ВС РК согласился с доказанностью сокрытия двумя присяжными информации о привлечении их к административной ответственности, а также с тем, что сторона обвинения была лишена возможности в полной мере воспользоваться своим правом на отвод указанных кандидатов в присяжные заседатели (апелляционное определение от 11 апреля 2019 г. по делу № 22-886/2019).

Следовательно, сделал вывод суд, включение в состав коллегии присяжных заседателей кандидатов, которые скрыли имеющую значение информацию, ставит под сомнение законность и объективность суда, рассмотревшего дело.

Кроме того, ВС РК указал, что при новом рассмотрении дела снова нарушались требования ч. 7 ст. 335 УПК, согласно которой в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследуются только те обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями.

Судебная коллегия также пришла к выводу о том, что лицо, признанное потерпевшим, не было надлежащим образом извещено о дате и времени рассмотрения дела, в результате чего было ограничено его право на представление доказательств, что в силу ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ также является основанием для отмены приговора.

Руководствуясь этим, апелляционная инстанция отменила второй оправдательный приговор, еще раз возвратив дело в суд первой инстанции.

Подсудимый был оправдан в третий раз

14 июня 2019 г. прокурор вынес постановление об изменении квалификации деяния – Б. теперь вменялась не ч. 1 ст. 105, а ч. 4 ст. 111 УК – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

17 сентября в ходе третьего рассмотрения уголовного дела коллегия присяжных заседателей указала, что деяния, вменяемого Б., не было. 18 сентября в связи с неустановлением события преступления и вынесением оправдательного вердикта присяжных районный суд снова оправдал подсудимого.

Как сообщил «АГ» Анатолий Туйсузов, было непросто объяснить присяжным сугубо юридическую формулировку «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». По его словам, при вынесении вердикта мнения присяжных разделились, однако трое высказались о невиновности Б., что по закону явилось достаточным основанием для вынесения оправдательного вердикта и приговора.

Защитник рассказал о том, что еще 28 мая этого года он подал жалобу в интересах Б. в Европейский Суд по правам человека. Адвокат пояснил, что надеется на помощь ЕСПЧ в том случае, если в конечном итоге не удастся добиться оправдания доверителя. «Уверен, что прокуратура не смирится с оправданием и, что называется, будет отстреливаться “до последнего патрона”. Иначе она уже согласилась бы с незаконным привлечением к уголовной ответственности невиновного лица и подтвердила бы полный непрофессионализм следствия. А мой подзащитный, наконец, смог бы воспользоваться правами на реабилитацию и на получение от государства возмещения морального и материального вреда», – заключил Анатолий Туйсузов.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
30 Октября 2020