×

Адвокат доказал в Верховном Суде, что «новая кассация» вышла за пределы своей компетенции

ВС согласился, что, ссылаясь на отсутствие вины сотрудников полиции в незаконном привлечении к административной ответственности и отменяя апелляционное определение, кассация вышла за пределы доводов жалобы, однако не указала мотивов, которыми руководствовалась, и норму права, послужившую основанием для этого
В комментарии «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Сослан Бетрозов, представляющий истицу в гражданском судопроизводстве, отметил, что выводы Третьего кассационного суда общей юрисдикции были ошибочными и противоречили нормам материального и процессуального права. Помимо прочего, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные ст. 379.6 ГПК.

Верховный Суд опубликовал Определение № 78-КГ20-30-КЗ, в котором напомнил кассационному суду о пределах его компетенции.

Обстоятельства дела

30 марта 2016 г. в отношении Татьяны Филимоновой был составлен протокол об административном правонарушении. Постановлением, вынесенным начальником отдела полиции, женщина была признана виновной в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 500 руб.

В дальнейшем Московский районный суд Санкт-Петербурга отменил постановление и прекратил производство по делу об административном правонарушении на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием состава правонарушения. Санкт-Петербургский городской суд изменил основание прекращения производства на п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП – в связи с отсутствием события административного правонарушения.

После этого Татьяна Филимонова обратилась в Петроградский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Минфину и МВД РФ о взыскании убытков в размере 50 тыс. руб.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что установленные при рассмотрении административного дела обстоятельства свидетельствуют о недоказанности объективной стороны вмененного Татьяне Филимоновой правонарушения. Суд отметил, что поскольку в результате незаконного привлечения к административной ответственности Татьяне Филимоновой были причинены убытки в размере 50 тыс. руб., состоящие из понесенных расходов на оплату труда адвоката, то у нее возникло право требования их возмещения. Убытки в виде расходов на оплату юридических услуг, указал суд, должны быть возмещены за счет средств казны Российской Федерации. Апелляция согласилась с этими выводами.

Однако Третий кассационный суд общей юрисдикции отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. Он подчеркнул, что вред, причиненный действиями должностных лиц правоохранительных органов, возмещается только при наличии их вины в причинении вреда. По мнению кассации, в данном деле вина должностных лиц – сотрудников отдела полиции установлена не была, поскольку их действия в процессе производства по делу об административном правонарушении в установленном порядке незаконными не признаны. Прекращение производства по делу, заметил суд, само по себе не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 17 марта 2020 г. решение первой инстанции было отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Обращение в Верховный Суд

Не согласившись с такими выводами, Татьяна Филимонова обратилась в Верховный Суд. Ее интересы представлял адвокат АП Санкт-Петербурга Сослан Бетрозов.

В кассационной жалобе (имеется у «АГ») отмечается, что Третий кассационный суд общей юрисдикции в обоснование своего решения указал, что «обязательным условием возмещения вреда на основании ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации является вина должностного лица, ответственного за причинение вреда. В данном случае вина (в форме умысла либо неосторожности) должностных лиц – сотрудников 29-го отдела полиции судом установлена не была. Действия сотрудников органов внутренних дел в процессе производства по делу об административном правонарушении в отношении истца в установленном порядке незаконными не признаны, а прекращение производства по делу об административном правонарушении само по себе не свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица».

По мнению истицы, вывод суда прямо свидетельствует о неправильном применении (толковании) норм материального и нарушении процессуального права, в частности ст. 53 Конституции, ст. 1069. 1070 ГК. Указанное нарушение, приведшее к вынесению неправосудного решения, является фундаментальным и прямо предусмотрено ст. 390.14 ГПК в качестве основания для отмены обжалуемого судебного акта.

В жалобе отмечалось, что ранее судами (в том числе кассационной инстанцией) было установлено и сторонами не оспаривалось, что в результате незаконного привлечения к административной ответственности истице были причинены убытки в размере 50 тыс. руб., которые сложились из понесенных ею расходов на оплату труда лица, оказавшего юридическую помощь.

Также указывалось, что в случаях, когда в отношении лица, привлеченного к ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП, применяются правила, установленные в ст. 1069–1070 ГК, которые устанавливают возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. «Анализ указанных норм ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что расходы на оплату труда адвокатов в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП РФ возмещаются за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, – за счет казны субъекта Российской Федерации», – подчеркивается в жалобе.

Отмечалось, что в части расходов на оплату труда адвокатов в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП РФ они, как следует из комплексного толкования ст. 1069– 1070 ГК и соответствует устойчивой позиции Верховного Суда, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации.

В связи с этим истица просила отменить определение кассации, оставив в силе решение нижестоящей инстанции.

Верховный Суд признал, что кассация допустила нарушения

Изучив материалы дела, ВС заметил, что и в апелляционной, и в кассационной жалобе МВД России ссылалось только на то, что суды нижестоящих инстанций при удовлетворении требований о взыскании убытков не применили ст. 100 ГПК об обязанности суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах, а потому их размер является завышенным. Таким образом, МВД России, не возражая против удовлетворения исковых требований о взыскании убытков, причиненных незаконным привлечением Татьяны Филимоновой к административной ответственности, просило в кассационной жалобе лишь об изменении судебных актов путем снижения размера убытков, подлежащих взысканию.

«Между тем, отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 г. и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, суд кассационной инстанции на приведенные выше доводы кассационной жалобы не ссылался», – заметил Верховный Суд.

Кроме того, подчеркивается в определении, данные доводы, основанные исключительно на оценке размера возмещения судебных расходов применительно к фактическим обстоятельствам дела и не указывающие на какие-либо существенные нарушения норм материального или процессуального права, не могли являться основанием для кассационного пересмотра решений нижестоящих судов, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 390 ГПК кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Верховный Суд отметил, что соответствующие разъяснения содержатся также в абз. 2 п. 1 и в п. 24 Постановления Пленума ВС от 11 декабря 2012 г. № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», устанавливая, что при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства. При рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, т.е. правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права.

Таким образом, подчеркивается в определении, ссылаясь на отсутствие вины сотрудников полиции и отменяя апелляционное определение в полном объеме, суд кассационной инстанции тем самым вышел за пределы доводов кассационной жалобы, однако не указал мотивов, которыми он руководствовался, и норму права, послужившую основанием для соответствующего процессуального действия.

Верховный Суд сослался на ст. 1069 ГК, согласно которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

«Возмещение проигравшей стороной правового спора расходов другой стороны не обусловлено установлением ее виновности в незаконном поведении – критерием наличия оснований для возмещения является итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен», – заметил ВС.

Несмотря на то что КоАП не содержит специальных положений о возмещении расходов лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24.5 либо п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, положения ст. 15, 16, 1069 и 1070 ГК, восполняя данный правовой пробел, не допускают отказа в возмещении расходов на оплату услуг защитника и иных расходов, связанных с производством по делу об административном правонарушении, лицам, в отношении которых дела были прекращены на основании указанных выше пунктов со ссылкой на недоказанность незаконности действий (бездействия) или наличия вины должностных лиц.

«В связи с этим вывод суда кассационной инстанции о том, что для возмещения судебных расходов по делу об административном правонарушении необходимо установить вину должностных лиц государственного органа, нельзя признать правильным», – указал Верховный Суд. Таким образом, он отменил решение кассации от 13 января и апелляционное определение от 17 марта 2020 г.

Представитель истицы оценил выводы Суда

В комментарии «АГ» Сослан Бетрозов отметил, что вопрос обоснованности размера подлежащей взысканию суммы расходов, понесенных на представителя, в ВС не стоял. «Оплаченная лицом стоимость услуг за оказание квалифицированной юридической помощи при рассмотрении дела об административном правонарушении, на мой взгляд, разумная и соответствует как сложности дела, так и объему оказанных представителем услуг. ВС РФ, в свою очередь, последователен в ранее сформулированной позиции о недопустимости произвольного решения вопросов о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек», – указал адвокат.

Читайте также
КС: Обязанность возместить судебные издержки не зависит от вины проигравшей стороны
По мнению Суда, критерием наличия оснований для такого возмещения является лишь итоговое решение, определяющее, в чью пользу данный спор разрешен
21 Июля 2020 Новости

Сослан Бетрозов отметил, что выводы Третьего кассационного суда общей юрисдикции были ошибочными и противоречили как нормам материального, так и процессуального права. Помимо прочего, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные ст. 379.6 ГПК. «В данном случае позиция ответчика для суда значения не имела. Отрадно, что Верховный Суд расставил в этом деле все на свои места», – подчеркнул он.

Адвокат указал, что гражданин, который понес убытки из-за незаконных или ошибочных действий должностных лиц, имеет право на компенсацию расходов, понесенных по делу. Данная позиция была сформулирована в Обзоре судебной практики от 9 февраля 2005 г., в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5, а также в Постановлении КС от 16 июля 2020 г. № 36-П.

Адвокаты посчитали определение ВС заслуживающим внимания

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Марина Сомова указала, что определение заслуживает особого внимания, поскольку ВС не часто так детально разбирает доводы поступающих кассационных жалоб.

Марина Сомова отметила, что в конкретном рассматриваемом случае кассационная инстанция не рассмотрела довод, поставленный кассатором в своей жалобе, но сделала выводы о существенном нарушении материального или процессуального права судом апелляционной инстанции в отсутствие какой-либо мотивировки, что по своей природе является существенным нарушением. Именно поэтому Верховный Суд отменил незаконное определение кассационной инстанции и вынесенное по его указанию определение судебной коллегии апелляционной инстанции.

«Выход за пределы рассмотрения жалобы – это лишь право суда, но не его обязанность. Для выхода за пределы доводов кассационной жалобы ошибки, допущенные судами, должны нарушать в целом законность вынесенного судебного акта, при этом являясь существенными. В связи с этим и состоит трудность доказывания. Такие случаи происходят достаточно редко», – резюмировала Марина Сомова.

Адвокат АП Республики Башкортостан Надежда Крылова заметила, что еще в этом году Верховный Суд, согласно Определению от 17 марта 2020 г. № 83-КГ20-1, утверждал, что основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении явились нарушения, допущенные врачом при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а не противоправный характер действий сотрудника ГИБДД, однако в нарушение требований ст. 67, 198 ГПК суд им оценки не дал и данная ошибка не была исправлена судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда.

Надежда Крылова отметила также, что в Определении ВС от 7 июля 2020 г. № 44-КГ20-6-К7 указано, что «ответчик может быть освобожден от ответственности, если докажет, что вред причинен не по его вине». «Поэтому отрадно, что после 15 июля 2020 г. практика разрешения споров о возмещении расходов на представителя при производстве дел об административных правонарушениях изменилась, соответствует духу и смыслу Конституции и чаяниям граждан», – указала она.

Адвокат посчитала, что данное определение интересно еще и тем, что в нем указывается на нарушение кассационной инстанцией норм процессуального закона о пределах рассмотрения дела. «И действительно, достаточные основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы отсутствовали, как следует из содержания определения, ибо ответчик, фактически частично признавая заявленные исковые требования, просил о снижении размера убытков, подлежащих взысканию», – резюмировала Надежда Крылова.

Рассказать: