×

Адвокаты-«кабинетчики» вправе уменьшить НДФЛ на расходы за жилье, используемое под адвокатский кабинет

О такой возможности упомянуто в разъяснении Департамента налоговой политики Минфина России
Фото: «Адвокатская газета»
Все без исключения адвокаты, прокомментировавшие разъяснения Минфина, отметили, что их формулировка все же оставляет вопросы и на практике возможны различные неясности в порядке исчисления НДФЛ адвокатами, учредившими адвокатский кабинет.

Департамент налоговой политики Минфина России опубликовал Письмо № 03-04-05/106356 от 4 декабря о налогообложении доходов адвокатов, учредивших адвокатский кабинет.

В документе отмечено, что при определении налоговой базы по НДФЛ доходы, полученные от адвокатской деятельности, могут уменьшаться на сумму профессиональных расходов, установленных п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре. Исходя из п. 6 ст. 21 такого закона адвокат вправе использовать для размещения адвокатского кабинета жилые помещения, принадлежащие ему либо членам его семьи на праве собственности, с согласия последних. Для размещения адвокатского кабинета также может использоваться жилье, занимаемое адвокатом и членами его семьи по договору найма, с согласия наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих совместно с адвокатом.

Следовательно, в составе профессионального налогового вычета могут учитываться расходы на внесение платежей за жилое помещение, частично используемое под адвокатский кабинет. Соответствующие расходы должны быть документально подтверждены и непосредственно связаны с извлечением соответствующих доходов. В связи с этим такие расходы могут учитываться в составе профессионального налогового вычета в той части, которая непосредственно относится к адвокатской деятельности.

Управляющий партнер компании TAXMANAGER, адвокат Василий Ваюкин полагает, что Минфин изменил сложившийся подход к вопросу о возможности учесть расходы на внесение платежей за жилое помещение, частично используемое адвокатом под адвокатский кабинет. «Нужно отметить, что ранее Минфин по этой тематике не высказывался, но имелось Письмо ФНС России от 1 августа 2012 г. № ЕД-4-3/12780@, в котором со ссылкой на те же самые нормы права, что и в письме Минфина, обосновывалась позиция о неправомерности учета таких расходов», – отметил он.

Эксперт предостерег, что, несмотря на, казалось бы, положительный для адвокатов подход к проблеме, учесть эти расходы будет крайне непросто. «Ведомство предлагает учитывать их в той части, которая непосредственно относится к адвокатской деятельности. И при этом не формулирует, каким же образом определить эту часть. Действительно, налоговое законодательство содержит понятие “раздельный учет”, но критерии, в соответствии с которыми ведется такой раздельный учет, к адвокату, использующему жилое помещение под адвокатский кабинет, абсолютно неприменимы. Как определить такие критерии применительно к адвокату? Пропорционально площади, рабочему времени адвоката или количеству проживающих в жилом помещении? И как бы адвокат ни определял эту пропорцию, это все равно будет поставлено под сомнение налоговиками, ведь соответствующих норм Налоговый кодекс не содержит. Представляется, что было бы справедливым определить твердую сумму такого вычета, но это требует внесения изменений в НК РФ», – считает Василий Ваюкин.

Адвокат, партнер Five Stones Consulting Екатерина Болдинова полагает, что позиция Минфина соответствует уже имеющейся практике. «Так, в марте 2020 г. появилась информация о случае, когда адвокат, учредивший адвокатский кабинет, попытался учесть расходы, связанные с поиском и приобретением квартиры, используемой для осуществления адвокатской деятельности, уплатой процентов, начисленных по кредитному договору на ее приобретение, оплатой коммунальных услуг и услуг по ее уборке, оборудованием помещения для приема пищи. По итогам камеральной налоговой проверки инспекция, администрирующая адвоката, пришла к выводу о невозможности учета таких расходов в составе профессионального налогового вычета, однако ФНС России при рассмотрении жалобы адвоката посчитала его позицию справедливой (Решение ФНС России от 12 февраля 2020 г. № КЧ-3-9/1051@)».

При этом, по словам эксперта, налоговая служба указала, что перевод жилого помещения в нежилое для осуществления адвокатской деятельности не требуется, а все произведенные налогоплательщиком расходы в данном случае непосредственно связаны с деятельностью адвокатского кабинета и документально подтверждены. Соответственно, они должны учитываться при определении налоговой базы по НДФЛ. «Письмо Минфина исходит из этой же логики. Действительно, если адвокат создает адвокатский кабинет, зарегистрированный по адресу его места жительства, логично считать, что расходы, связанные с эксплуатацией этого помещения, должны учитываться в составе его профессионального налогового вычета», – резюмировала адвокат.

Она также предположила, что эта позиция ведомства еще будет изменяться и дополняться, потому что на практике неминуемо будут возникать вопросы. «Например, если в квартире одновременно проживает несколько членов семьи адвоката (в том числе его родители или дети), очевидно, что расходы на эксплуатацию помещения необходимо будет делить между всеми проживающими квартире и адвокат сможет учесть только часть сумм коммунальных платежей. Аналогично, если в квартире одновременно проживают два адвоката и у каждого из них адвокатский кабинет зарегистрирован по этому адресу», – отметила Екатерина Болдинова.

Адвокат добавила, что формулировка в последнем абзаце письма оставляет пространство для размышлений: «При этом, учитывая, что соответствующие расходы должны быть документально подтверждены и непосредственно связаны с извлечением соответствующих доходов, они могут учитываться в составе профессионального налогового вычета в той части, которая непосредственно относится к адвокатской деятельности». «Очевидно, что определять эту “часть” необходимо будет отдельно, в каждом конкретном случае; вопросы, как и с помощью каких инструментов, остаются открытыми», – подытожила Екатерина Болдинова.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина добавила, что в письме акцентируется внимание на нескольких условиях. «На мой взгляд, в основе такого разъяснения лежит вышеупомянутое решение ФНС России. Однако в первом случае было установлено, что помещение полностью используется для осуществления адвокатской деятельности, поскольку не было выявлено каких-либо доказательств использования адвокатом спорного жилого помещения с момента приобретения в личных, семейных и бытовых целях, а не для размещения в нем адвокатского кабинета. Именно поэтому, думается, к вычету были приняты не только расходы в виде платы за жилье, но и иные расходы на содержание квартиры. Во втором же случае, на мой взгляд, департамент Минфина имел в виду только тех адвокатов, которые и работают, и живут в одном и том же жилом помещении, поскольку указанное, предположительно, вытекает из формулировки в письме “частично используемое адвокатом под адвокатский кабинет”. Именно по этой причине ведомство допустило возможность включения в состав профессионального вычета только плату за жилое помещение», – полагает эксперт.

Анна Минушкина предположила, что на практике разъяснение Минфина поставит точку в вопросе, может ли адвокат, учредивший адвокатский кабинет, учитывать в составе своего профессионального вычета часть расходов на содержание жилого помещения, в котором проживает и осуществляет адвокатскую деятельность, однако повлечет ряд других вопросов – например, каким образом обосновать и чем подтвердить то, в какой части помещение используется для работы, а в какой – для личных и семейных нужд.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев позитивно оценил разъяснение: «Такой подход учитывает, что подавляющее большинство российских адвокатов, учредивших адвокатский кабинет, просто не имеют тех возможностей снятия в аренду или выкупа нежилого помещения для осуществления в нем отдельно, обособленно своей адвокатской деятельности, которые имеют адвокаты, учредившие бюро или коллегию».

По мнению эксперта, выводы Минфина справедливы. «Вместе с тем нельзя не отметить, что учет уплаченных коммунальных платежей, платежей за аренду жилого помещения отвечает принципу экономического основания налогообложения (п. 3 ст. 3 НК РФ). Если помещение используется для ведения экономической деятельности и в связи с таким использованием образуется доход, то расходы на эксплуатацию и осуществление прав по этому помещению могут уменьшать налоговую базу по НДФЛ, без этих расходов не могли бы быть получены доходы (или их было бы значительно меньше).

«В письме есть еще один аспект, который заостряет на себе внимание, формально он верный. Адвокат может лишь частично использовать жилое помещение для ведения адвокатской деятельности – другая часть помещения(й) должна быть отведена под само проживание. Но что подразумевается под “частичностью”? Это отдельное изолированное помещение в квартире, или это может быть, условно говоря, рабочее место в жилой комнате? На эти вопросы ответы не даны, и на это следует обратить пристальное внимание. В противном случае, не исключаю риска признания налоговым органом платежей за жилое помещение неучтенными в силу их экономической необоснованности, и указанное письмо Минфина ничем в такой ситуации не поможет», – подчеркнул Вячеслав Голенев.

Рассказать: