×

Адвокаты – о решении КС по норме УК, не дающей признать покинувшего место ДТП водителя пьяным

Конституционный Суд признал ее не соответствующей Конституции и указал, что если в течение года не будут внесены необходимые изменения, то она потеряет силу
Один из экспертов «АГ» посчитал постановление странным, так как состояние опьянения человека – это медицинский диагноз, который может поставить только врач после медосвидетельствования. Второй, напротив, назвал решение правильным и знаковым, так как КС прямо указал, что факт оставления места ДТП нельзя трактовать как доказательство опьянения или отказа от прохождения медосвидетельствования в связи с тем, что законом установлены способы доказывания.

Конституционный Суд опубликовал Постановление от 25 апреля 2018 г. № 17-П, которым признал неконституционными положения п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ. Суд указал, что указанный пункт ставит в преимущественное положение лиц, скрывшихся с места ДТП, по сравнению с теми, кто остался на месте аварии и в отношении которых установлен факт употребления алкоголя либо отказался от прохождения медосвидетельствования. 

Ранее «АГ» писала, что водитель покинул место ДТП, в результате которого погибли двое из пяти его пассажиров. Он почти год скрывался от правоохранительных органов, после чего сам пришел в полицию, где заявил, что в момент аварии был трезв.

Фрунзенский районный суд г. Иваново признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 264 УК РФ, то есть деяния, совершенного в состоянии алкогольного опьянения, повлекшего смерть двух и более лиц. Свое решение суд обосновал тем, что так как водитель скрылся с места преступления и это не позволило медосвидетельствованием установить факт опьянения, то он опирался на собранные по делу доказательства, такие как чеки из бара, где отдыхала вся компания, показания свидетелей и записи видеокамер. 

Ивановский областной суд оставил решение нижестоящей инстанции в силе, указав, что действия водителя по своей сути равнозначны отказу от прохождения освидетельствования.

В передаче кассационной жалобы в тот же суд было отказано, однако судья Верховного Суда направил дело на рассмотрение в президиум Ивановского областного суда. Он счел подлежащими вниманию доводы о неправомерном признании водителя пьяным, так как после аварии освидетельствование не проводилось, а ко времени его задержания возможность установить факт опьянения при управлении автомобилем была утрачена. Ивановский областной суд обратился в КС. 

В обращении заявитель указал, что п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ, подлежащий применению в рассматриваемом деле, противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, не предполагая возможности подтвердить состояние опьянения иными, кроме медосвидетельствования, доказательствами, препятствует привлечению к ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, лиц, скрывшихся с целью уклонения от освидетельствования с места ДТП до прибытия полицейских. По мнению Ивановского областного суда, это, вопреки конституционному принципу равенства, ставит таких лиц в преимущественное положение по сравнению с теми, чья виновность в совершении других уголовно наказуемых деяний в состоянии опьянения может быть установлена на основе иных доказательств.

Конституционный Суд отметил, что в п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ используются два критерия признания лица, управляющего транспортным средством, специальным субъектом, указанным в ч. 2, 4, 6 данной статьи. Первым является установление факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, а вторым – невыполнение им законного требования о прохождении медосвидетельствования на состояние опьянения.

Суд сослался на п. 10.1 Постановления Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 г. № 25, в котором указано, что по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, факт употребления водителем алкоголя должен быть установлен по результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) медосвидетельствования либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Таким образом, КС отметил, что оспариваемое законоположение в части закрепления первого критерия направлено на создание правовой гарантии от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, исключая отнесение вопреки требованиям уголовного закона к числу специальных субъектов лиц, в состоянии опьянения не находившихся, а потому ни сам по себе, ни по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, не может расцениваться как противоречащий Конституции. 

Что касается второго критерия, позволяющего признавать специальным субъектом соответствующих преступлений лицо, оставшееся на месте ДТП, но не выполнившее законного требования о прохождении освидетельствования на состояние опьянения, то Суд пояснил, что конституционность данного законоположения в указанном аспекте не подвергается сомнению и тем самым не является предметом настоящего рассмотрения.

Конституционный Суд подчеркнул, что, хотя оставление места ДТП может быть продиктовано, в частности, стремлением водителя скрыть факт опьянения, чтобы избежать таким образом привлечения к более строгой уголовной ответственности, оно не равнозначно ни установлению факта опьянения, ни отказу от прохождения освидетельствования, предусмотренным п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ.

Как отметил КС, в абз. 2 п. 10.2 упомянутого постановления Пленума ВС разъясняется, что водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медосвидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством. В случае отказа от прохождения медосвидетельствования данное лицо признается управлявшим транспортным средством в состоянии опьянения.

По мнению Суда, из этого следует, что установление состояния опьянения на момент управления транспортным средством исключительно по результатам освидетельствования или судебной экспертизы интерпретируется в правоприменительной практике как относящееся ко всем специальным субъектам преступлений, предусмотренных ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, включая тех, кто покинул место ДТП до прибытия полицейского. В результате водители, оставшиеся на месте ДТП, в отношении которых факт употребления алкоголя надлежащим образом установлен либо которые отказались от медосвидетельствования, оказываются в худшем положении по сравнению с лицами, скрывшимися с места аварии, в отношении которых возможность подтвердить состояние опьянения на момент совершения преступления в соответствии с п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ утрачивается.

Читайте также
КС указал на пробел в УК, который препятствует признанию покинувшего место ДТП водителя пьяным
Конституционный Суд отметил, что такие лица ставятся в преимущественное положение по сравнению с теми, кто остался на месте происшествия
25 Апреля 2018 Новости

Таким образом, Суд признал п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ неконституционным и указал на необходимость внесения в законодательство изменений в течение года после вступления постановления в силу. До внесения поправок действующее правовое регулирование останется в силе. Если же изменения не будут внесены в установленный срок, то п. 2 примечания к ст. 264 УК РФ утратит силу.

Комментируя постановление, адвокат АП г. Москвы Александр Липатников отметил, что, по его мнению, решение КС как минимум «странное», так как состояние опьянения человека – это медицинский диагноз, который может поставить только врач после медосвидетельствования, либо такие результаты могут быть получены после проверки на алкотестере. 

«В моей практике довольно много дел, связанных с оставлением места ДТП, и только в 10% случаев водители были пьяны. Ведь причин может быть множество – не заметил ДТП, посчитал его незначительным, не согласился с доводами другого участника аварии и уехал, просто торопился и т.д. Получается, что сам факт оставления места ДТП без соответствующих медицинских документов хотят приравнять к “пьянке” за рулем. А как же принцип “презумпции невиновности”?» – задается вопросом эксперт.

Что касается показаний свидетелей, чеков из бара и тому подобного, поясняет Александр Липатников, то это все косвенные доказательства, которые в своей совокупности в каждом конкретном случае могут вызвать те или иные подозрения, но не более того. Он указал, что опьянение – это определенное количество алкоголя в организме человека: может быть, человек выпил, но не так много, чтобы достичь состояния опьянения, или весь вечер пил, но безалкогольное пиво. Эксперт объясняет, что таким образом возникает ряд неустранимых сомнений, которые должны трактоваться в пользу обвиняемого.

«Ответственность за ДТП, совершенное в состоянии алкогольного опьянения (при наличии пострадавших), действительно выше, чем за совершенное в трезвом виде, и, действительно, нетрезвые водители, покидая место ДТП, могут попытаться избежать более серьезного наказания. Однако в случае, например, с административными делами можно просто увеличить наказание за оставление места ДТП и приравнять его к наказанию за управление ТС в состоянии опьянения – лишение прав на срок от 1,5 до 2 лет», – предложил Александр Липатников. 

Старший партнер АБ «Яблоков и партнеры» Ярослав Самородов посчитал решение Суда правильным и знаковым, потому что КС прямо указал, что факт оставления места ДТП нельзя трактовать как доказательство опьянения или отказа от прохождения медосвидетельствования, так как законом установлены способы доказывания. «На практике суды обычно толковали именно так – широко. Теперь же признано, что такой подход не был законным, хотя и был целесообразным, но ведь целесообразностью нельзя оправдывать игнорирование законности», – пояснил эксперт. 

Ярослав Самородов считает, что после такого решения стоит ждать пересмотра уголовных дел, по которым виновники осуждены за «пьяное вождение» на основании факта оставления места ДТП, а не обстоятельств, которые указаны в законе, а также того, что пробелом в законе начнут пользоваться недобросовестные лица. 

«Поэтому нашим депутатам стоит поторопиться, чтобы закрыть “лазейку” как можно скорее. Для этого есть смысл сделать оставление места ДТП отягчающим признаком ст. 264 УК РФ, а не отдельным составом, а также установить лишение прав и срок наказания такой же, как для пьяного вождения. Тогда пьяным будет без разницы: уехал или остался – срок будет один, и лишения прав не избежать», – подытожил эксперт. 

Рассказать: