×

Как определение стоимости юрпомощи может привести к дисциплинарной ответственности

Как указано в Решении Совета АП МО, никто не вправе оценивать разумность и обоснованность согласованных сторонами условий, включая размер и порядок выплаты вознаграждения за оказание профессиональной юридической помощи
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению вице-президента ФПА, первого вице-президента АП Московской области Михаила Толчеева, основой правоприменения при обосновании размера адвокатского вознаграждения должны стать научно обоснованные исследования, определяющие не столько среднестатистические размеры оплаты квалифицированной юридической помощи, сколько то, какие параметры и особенности влияют на разумность гонорара.

Адвокатская палата Московской области опубликовала Решение Совета № 6/23-1 от 24 марта, в котором разъяснила вопрос допустимости предоставления адвокатскими образованиями информации о гипотетической стоимости правовой помощи по запросам суда и правоохранительных органов.

Совет указал, что размер гонорара адвоката зависит от разных факторов, которые в том числе могут иметь личностный характер, не подлежащий оценке по объективным критериям. «Уверенность доверителя в надежности, преданности, добросовестности, способности обеспечить требующийся уровень конфиденциальности или, напротив, публичности – эти и другие не поддающиеся формализации обстоятельства влияют на выбор представителя или защитника и размер оплаты оказываемой им юридической помощи», – отмечается в документе.

По мнению Совета АП МО, сбор следствием или судом информации о гипотетической оценке другими адвокатами размеров своих гонораров за совершение тех или иных юридически значимых действий – юридически и статистически недопустимое обобщение. Оно ведет к искажению существа адвокатской деятельности, приравнивая квалифицированную юридическую помощь к продаже идентичных товаров или оказанию однотипных услуг, что недопустимо.

В соответствии со ст. 25 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом на оказание юридической помощи доверителю или назначенному им лицу. В силу п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Таким образом, указано в Решении Совета АП МО, адвокат и доверитель вправе свободно определить в соглашении условия, по которым ими достигнута договоренность, исходя из любых имеющих для них значение обстоятельств. Кроме того, должна быть учтена уникальность каждой конкретной правовой ситуации, требующей оказания квалифицированной правовой помощи. Из этого следует, что никто не вправе давать оценку разумности и обоснованности согласованных сторонами условий, включая размер и порядок выплаты адвокатского вознаграждения.

Совет АП МО отметил, что в соответствии с п. 2 ст. 5 КПЭА адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных на подрыв доверия к нему или адвокатуре. Согласно п. 1 ст. 15 Кодекса, адвокат строит отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения профессиональных прав. В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 15 КПЭА адвокат не должен обсуждать с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, а также с доверителями обоснованность гонорара, взимаемого другими адвокатами.

Системное толкование указанных норм КПЭА не позволяет ограничить только доверителями и лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, вывод о несоответствии нравственным основам профессии обсуждения в какой бы то ни было форме гонорара другого адвоката, посчитал Совет палаты. В связи с этим гипотетическое определение стоимости юридической помощи для оценки обоснованности размера гонорара другого адвоката может быть квалифицировано как поведение, не соответствующее требованиям профессиональной этики, ведущее к подрыву авторитета адвокатуры, и как проявление неуважения к коллегам и несоблюдение их профессиональных прав.

Вице-президент ФПА, первый вице-президент АП МО Михаил Толчеев в комментарии пресс-службе ФПА заметил, что в определении стоимостных ориентиров адвокатской помощи (для целей судопроизводства и не только) нет ничего страшного. Однако развитие правоприменительной практики привело к совершенно недопустимому применению этих механизмов – суды и следствие исключительно формально «подкрепляются» справками адвокатов о том, сколько они бы взяли за ту или иную правовую помощь, совершенно не заботясь о релевантности и относимости полученной информации к обстоятельствам конкретного кейса. Более того, добавил он, суд практически никогда не слышит доводы адвоката о том, почему полученные данные неприменимы. Это мероприятие, указал вице-президент ФПА, все больше превращается в «декорацию доводов оппонента адвоката».

Читайте также
ФПА выступает против определения среднерыночной стоимости юридической помощи адвоката
По ее мнению, такая обобщенная величина не имеет правового значения, поскольку размер вознаграждения адвоката зависит от обстоятельств конкретного дела и других индивидуальных факторов
31 Января 2020 Новости

«Полагаю, сообщество не должно участвовать в этой примитивизации серьезных и в действительности весьма непростых механизмов обоснования размера гонорара. Основой же правоприменения в этой области, на мой взгляд, должны стать научно обоснованные исследования, определяющие не столько среднестатистические размеры оплаты квалифицированной юридической помощи, сколько то, какие параметры и особенности влияют на разумность гонорара», – заключил Михаил Толчеев.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Светлана Мальцева в комментарии «АГ» указала, что данное решение логично следует из ст. 15 КПЭА, в соответствии с которой запрещено обсуждать с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованность гонорара, взимаемого другими адвокатами. «Логично это прежде всего потому, что адвокат, устанавливая размер вознаграждения, исходит не только из своего профессионального опыта, но также учитывает потенциальную длительность процесса, необходимость привлечения других специалистов, в том числе PR-поддержку, и прочие издержки. Комментировать чей-либо гонорар исходя лишь из собственных представлений о деле, в котором не участвуешь, все равно что рассуждать о стоимости услуг любого другого специалиста, в профессии которого не разбираешься», – посчитала она.

По мнению адвоката юридической фирмы ART DE LEX Богдана Немого, в Решении АП МО не просто так упоминается о развивающейся практике сбора информации о стоимости услуг адвокатов именно со стороны следствия или суда, поскольку адвокатское сообщество в последнее время сталкивается с фактами уголовного преследования адвокатов, обвиняемых в совершении преступлений из-за завышения стоимости оказания правовой помощи. «В связи с этим предпринимаемые попытки стандартизации и усреднения стоимости профессиональной юридической помощи могут в конечном итоге вылиться для адвокатов в перманентный риск привлечения к юридической ответственности», – указал он.

Его коллега, адвокат юридической фирмы ART DE LEX Анастасия Василенко, назвала Решение предсказуемым и отметила, что оно соответствует общей практике ФПА. «Речь идет о том, чтобы не давать повода (или дать возможную защиту) адвокатам при ответах на запросы правоохранительных органов при проведении проверок в отношении выплат адвокатских гонораров как завышенных. Это актуально для дел, рассматриваемых в судах общей юрисдикции, однако может негативно повлиять на формирующуюся практику справедливой и экономически обоснованной компенсации судебных расходов в арбитражных судах», – подчеркнула она.

Рассказать:
Дискуссии
Оспаривание «гонорара успеха»
Оспаривание «гонорара успеха»
Защита прав адвокатов
28 Июня 2021
Яндекс.Метрика