×

Когда истечение установленного ст. 4.6 КоАП срока не влечет прекращение уголовного дела по ст. 212.1 УК?

КС РФ напомнил, что окончание такого срока в отношении какого-либо из трех административных правонарушений уже после совершения нового деяния, подпадающего под ст. 212.1 УК, не является основанием прекращения уголовного дела
Адвокаты посчитали, что, хотя Конституционный Суд отказал в удовлетворении ходатайства Уполномоченного по правам человека в РФ о разъяснении постановления по делу Ильдара Дадина, фактически он ответил в определении на все поставленные перед ним вопросы. В то же время один из них полагает, что КС не сказал ничего принципиально нового. Второй подчеркнул, что проблема неверного применения Постановления № 2-П связана не с его неясностью, а с тем, как правоприменители относятся к позициям Суда, особенно если такие разъяснения работают в пользу стороны защиты или если дело имеет политический характер.

Определением от 11 февраля 2020 г. № 264-О-Р Конституционный Суд РФ отказал в удовлетворении ходатайства Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой, которая попросила разъяснить Постановление КС от 10 февраля 2017 г. № 2-П. В то же время фактически Суд ответил на поставленные Уполномоченным вопросы.

Ранее КС определил пересмотреть уголовное дело Константина Котова

Как указано в определении, ходатайство Уполномоченного связано с обращением Константина Котова, который попросил ее посодействовать в отмене своего приговора.

Читайте также
КС определил пересмотреть приговор активисту Константину Котову, не рассматривая его жалобу в заседании
Суд указал, что без объективно подтвержденного и получившего адекватное отражение в приговоре признака существенности причиненного вреда или реальной угрозы его причинения необходимо избегать применения к нарушителю наказания в виде лишения свободы
28 Января 2020 Новости

Напомним, приговором Тверского районного суда г. Москвы от 5 сентября 2019 г. Константин Котов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 212.1 УК РФ. Суд установил, что мужчина, ранее неоднократно привлекавшийся к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП РФ, 10 августа 2019 г. умышленно принял участие в несанкционированном митинге вблизи здания Администрации Президента РФ. Константину Котову было назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии общего режима.

14 октября 2019 г. Московский городской суд оставил приговор без изменения. Вторая инстанция пришла к выводу о соответствии акта требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, в том числе с учетом конституционно-правового смысла ст. 212.1 УК, выявленного КС РФ в Постановлении от 10 февраля 2017 г. № 2-П по делу активиста Ильдара Дадина.

Читайте также
Дело Дадина подлежит пересмотру
КС РФ указал на ошибки толкования статьи УК РФ о неоднократном нарушении порядка проведения митингов
10 Февраля 2017 Новости

Посчитав, что ст. 212.1 УК не соответствует Конституции, Константин Котов обратился с жалобой в Конституционный Суд. Он указал, что в правоприменительной практике содержащимся в ней положениям придается смысл, противоречащий правовым позициям Суда, изложенным в Постановлении № 2-П, и, как следствие, допускающий произвольное привлечение к уголовной ответственности за формальное повторное нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, не повлекшее реальной угрозы причинения вреда конституционно охраняемым ценностям, и позволяющий безосновательно лишать свободы в отсутствие действительной опасности для таких ценностей.

Определением от 27 января 2020 г. № 7-О КС признал жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению. Однако счел возможным проверить, была ли оспариваемая уголовно-правовая норма применена в деле Константина Котова в соответствии с ее ранее выявленным конституционно-правовым смыслом.

Читайте также
КС определил пересмотреть приговор активисту Константину Котову, не рассматривая его жалобу в заседании
Суд указал, что без объективно подтвержденного и получившего адекватное отражение в приговоре признака существенности причиненного вреда или реальной угрозы его причинения необходимо избегать применения к нарушителю наказания в виде лишения свободы
28 Января 2020 Новости

КС указал, что Тверской районный суд, назначив Котову наказание в виде лишения свободы на близкий к максимально возможному срок, исходил из того, что его действия представляли реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности. При этом суд не касался вопросов о том, был ли причиненный вред (реальная угроза вреда) существенным и утратило ли проводимое публичное мероприятие мирный характер вследствие нарушения заявителем порядка его организации либо проведения.

С учетом этого КС пришел к выводу, что судебные решения по делу Константина Котова

приняты на основании ст. 212.1 УК в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в Постановлении от 10 февраля 2017 г. № 2-П, и поэтому подлежат пересмотру.

Вопросы, поставленные Уполномоченным

Татьяна Москалькова попросила Конституционный Суд разъяснить, подпадает ли под действие ст. 212.1 УК нарушение лицом порядка организации либо проведения публичного мероприятия в случае, если это лицо ранее не менее трех раз в течение 180 дней привлекалось к административной ответственности за аналогичные нарушения, все или хотя бы одно из которых не повлекли за собой причинение или реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности или иным конституционно охраняемым ценностям. Еще один связанный с этим вопрос – обязаны ли суды при применении ст. 212.1 УК подтверждать наличие таких последствий административных правонарушений, ранее совершенных привлекаемым к уголовной ответственности лицом?

Читайте также
Наказание за неоднократное нарушение организации публичного мероприятия предлагается смягчить
В Госдуму внесен законопроект, которым предусматривается назначение наказания в виде лишения свободы за данное деяние только в случае, если публичное мероприятие перестало быть мирным или повлекло причинение ущерба здоровью граждан
27 Сентября 2019 Новости

Поскольку законодатель до сих пор не использовал возможности внесения изменений в ст. 212.1 УК, о которых КС РФ говорил в Постановлении № 2-П/2017, Татьяна Москалькова уточнила, является ли применение указанного постановления обязательным на любой стадии административного и уголовного судопроизводства применительно к конкретному делу.

Уполномоченный по правам человека также просила конкретизировать, подлежит ли прекращению возбужденное по ст. 212.1 УК уголовное дело в случае истечения срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение какого-либо из трех ранее совершенных им административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП.

Кроме того, Татьяна Москалькова уточнила, допускается ли повторное исследование в уголовном деле виновности лица в совершении административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП, а также их характера, несмотря на то что они подтверждены вступившими в законную силу и не опровергнутыми в порядке гл. 30 данного Кодекса судебными актами.

Отказав в разъяснении, Суд все же ответил на вопросы Уполномоченного

КС пришел к выводу, что Постановление от 10 февраля 2017 г. № 2-П не содержит неясности, требующей дополнительного разъяснения, и отказал в удовлетворении ходатайства омбудсмена. В то же время Суд, процитировав необходимые положения данного постановления и в отдельных случаях дополнив их комментариями, фактически ответил на вопросы Татьяны Москальковой.

Так, он указал, что из п. 5 мотивировочной части Постановления № 2-П следует, что причинение или реальная угроза причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку и безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям является обязательным признаком противоправного деяния, ответственность за которое предусмотрена ст. 212.1 УК РФ. При осуществлении уголовного судопроизводства суды должны исследовать вопрос о причинении такого вреда или реальной угрозе его причинения именно в отношении указанного деяния, а не административных правонарушений, за которые лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, ранее в течение 180 дней, предшествовавших уголовно наказуемому нарушению установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, привлекалось к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП, подчеркнул КС.

Суд напомнил, что в Определении от 27 января 2020 г. № 7-О, вынесенном по жалобе Константина Котова, отмечалось, что применение ст. 212.1 УК всеми органами публичной власти, в том числе судами, должно осуществляться только в соответствии с выявленным в Постановлении № 2-П/2017 конституционно-правовым смыслом, предполагающим безусловный учет правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом в этом постановлении. Тем более что до настоящего времени федеральный законодатель не внес в нее каких-либо изменений, добавил КС.

По мнению Конституционного Суда, истечение срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение какого-либо из трех административных правонарушений, уже после совершения им нового нарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 212.1 УК, не может служить основанием для прекращения возбужденного уголовного дела. В противном случае применение ст. 212.1 Уголовного кодекса было бы сопряжено с отступлением не только от Постановления от 10 февраля 2017 г. № 2-П, но и от вытекающих из Конституции критериев правомерного использования средств уголовного принуждения, связанных в данном случае в том числе с накопительным эффектом допущенных привлекаемым к уголовной ответственности лицом нарушений установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, определяемым именно на момент его совершения.

В завершение Суд напомнил, что, как указано в п. 5.4 мотивировочной части Постановления от 10 февраля 2017 г. № 2-П, при применении ст. 212.1 УК преюдициальность судебных актов о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП, не может обладать неопровержимым характером, а потому предполагает необходимость проверки судом доказанности всех обстоятельств совершения уголовно наказуемого деяния в рамках уголовного судопроизводства.

КС подчеркнул, что обеспечение защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения по ст. 212.1 УК подразумевает, что фактические обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами по делам об административных правонарушениях, не предопределяют выводы о виновности лица, в отношении которого они были приняты, в совершении предусмотренного данной статьей преступления, которая должна устанавливаться судом в предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах исходя из всей совокупности доказательств, включая не исследованные при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Соответственно, сделал вывод Суд, сторона защиты при рассмотрении судом уголовного дела по ст. 212.1 УК вправе выдвигать любые возражения относительно доказанности обвинения привлекаемого к уголовной ответственности лица в инкриминируемом ему преступлении, в том числе касающиеся совершенных этим лицом административных правонарушений, а на сторону обвинения возложена обязанность опровержения подобных возражений.

«При этом исследование судом в рамках уголовного судопроизводства соответствующих доказательств не может быть направлено на переоценку (отмену, изменение) судебных решений, принятых при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях, а должно отвечать целям установления наличия или отсутствия события преступления, виновности привлекаемого к уголовной ответственности лица в его совершении, а также других обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК», – подчеркнул КС.

Адвокаты считают, что КС ответил на все поставленные вопросы

Адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Передрук полагает, что Уполномоченный по правам человека получила ответы на все поставленные вопросы, несмотря на то что формально КС отказался давать разъяснения. Вместе с тем, подчеркнул эксперт, определение не содержит каких бы то ни было новых правовых позиций.

По его мнению, КС, хотя и не представил принципиально новой позиции, он в то же время подробнее разъяснил ранее высказанную точку зрения о том, что истечение срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию за совершение какого-либо из трех ранее совершенных им административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП РФ, после совершения им нового нарушения установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, ответственность за которое предусмотрена ст. 212.1 УК РФ, не может служить основанием прекращения уголовного дела, возбужденного в его отношении.

«Это означает, что четвертое нарушение порядка организации либо проведения публичного мероприятия является уголовно наказуемым только в случае, если за хотя бы одно из указанных правонарушений гражданин считается подвергнутым наказанию», – пояснил Александр Передрук.

Он напомнил, что срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, истекает через один год со дня окончания исполнения постановления о назначении наказания. «Возьмем для примера гипотетическую ситуацию: гражданина привлекли к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП РФ три раза в течение двух месяцев: 1 января 2020 г., 30 января 2020 г. и 15 февраля 2020 г., назначив наказания в виде штрафа в первом случае и административного ареста сроком 5 суток каждый в остальных. Допустим, гражданин не обжаловал эти судебные акты и отбыл административные аресты, а штраф уплатил спустя 60 дней после вступления постановления от 1 января 2020 г., то есть 10 марта. Следовательно, если гражданин совершит нарушение порядка организации либо проведения публичного мероприятия до 10 марта 2021 г., то в таком случае ему может грозить уголовная ответственность», – объяснил адвокат.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов также полагает, что, отказывая в удовлетворении ходатайства о разъяснении де-юре Постановления от 10 февраля 2017 г. № 2-П, КС РФ в то же время ответил на те вопросы, которые были поставлены в этом ходатайстве.

«При этом Суд привел уже известные и весьма внятно сформулированные правовые позиции из Постановления № 2-П, не давая им дополнительного (углубленного) конституционно-правового толкования. Вряд ли здесь могло быть по-другому: проблема, высвеченная для широкой общественности в деле Константина Котова, но давно известная практикующим юристам, состоит не в том, что КС РФ как-то туманно выразился в Постановлении № 2-П или Определении № 7-О от 27 января 2020 г. по жалобе самого Константина Котова, а в том, как правоприменители “на местах” относятся к применению правовых позиций КС РФ в целом – особенно, когда такие позиции работают в пользу стороны защиты или дело имеет “политический” оттенок. К сожалению, эта проблема не решается ходатайствами о разъяснении», – указал Максим Никонов

«АГ» связалась с пресс-службой Уполномоченного по правам человека в РФ, однако получить комментарий от нее не удалось.

Рассказать: