×

Когда защитник вправе уйти из суда из-за того, что заседание не началось вовремя?

АП г. Москвы не стала привлекать к дисциплинарной ответственности адвоката, который, не добившись от сотрудников суда информации о новом времени начала заседания, подал заявление о его переносе  на другой день
Фотобанк Freepik
В комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант подчеркнул, что это решение Совета ни в коем случае не означает, что адвокат может манкировать явкой в судебное заседание, о котором извещен, и уходить из суда без каких-либо реальных оснований. Один из экспертов «АГ» считает, что при оценке добросовестности действий адвоката в подобных случаях важно учитывать необходимость соблюдения баланса между обеспечением права доверителя на защиту и отсутствием злоупотреблений этим правом. По мнению другого, единственное, что в случае задержки судебного заседания может сделать адвокат без риска возбуждения дисциплинарного производства, – ждать, однако это не всегда возможно из-за занятости.

Совет АП г. Москвы не стал привлекать к дисциплинарной ответственности адвоката, который покинул суд, не дождавшись начала судебного заседания (решение от 23 декабря 2020 г. было опубликовано 19 января). Палата обратила внимание на то, что, не добившись от сотрудников суда информации о новом времени начала заседания, защитник подал заявление о переносе суда на другой день.

Адвоката поддержали и Квалифкомиссия, и Совет палаты

2 июля 2020 г. адвокат АП г. Москвы Ю. приехал в апелляционный суд общей юрисдикции, чтобы по назначению защищать обвиняемого С. при рассмотрении жалобы на постановление о продлении срока содержания под стражей. Судебное заседание, назначенное на 14:30, вовремя не началось, двери зала были заперты. Выяснить, в чем причина задержки и когда все-таки начнется заседание, адвокату не удалось. Поэтому в 16:50 он подал в отдел обеспечения судопроизводства по уголовным делам заявление на имя судьи об отложении заседания на другую дату «в связи с неопределенностью времени начала судебного заседания» и покинул суд.

В конце июля 2020 г. в АП г. Москвы поступило частное определение, из которого следовало, что заседание по делу С. началось 2 июля в 17:30, но было перенесено на другой день из-за отсутствия защитника. Судебная коллегия посчитала, что адвокат, не дождавшись судебного заседания без уважительных причин, фактически отказался от защиты С. Поскольку это повлекло нарушение права обвиняемого «на скорейшее рассмотрение апелляционной жалобы», судьи направили частное определение в адвокатскую палату. По их мнению, Ю. нарушил законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе требования КПЭА.

Адвокат объяснил Квалификационной комиссии, что начиная с 14:30 пытался выяснить у сотрудников аппарата суда информацию о новом времени начала заседания, но те никаких сведений не предоставили, поэтому он и подал заявление об отложении. По словам Ю., его заявление передали в соответствующий состав судебной коллегии по уголовным делам до начала рассмотрения апелляционной жалобы. Более того, заметил адвокат, его телефон был указан и в заявке в АП г. Москвы, и в заявлении. То есть сотрудники суда могли сообщить, что заседание начинается, и попросить защитника вернуться, но не сделали этого.

Изучив материалы, квалификационная комиссия решила, что они подтверждают объяснения адвоката. В заключении от 21 октября 2020 г. она пришла к выводу, что дисциплинарное производство в отношении Ю. необходимо прекратить.

23 декабря ситуацию рассмотрел Совет АП г. Москвы. Прежде всего он напомнил, что в своей практике последовательно исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя – того участника дисциплинарного производства, который требует привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности.

Совет заметил, что в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 231 УПК момент начала судебного заседания идентифицируется датой и временем, а согласно ст. 261 УПК РФ председательствующий открывает судебное заседание «в назначенное время». При этом, добавил он, обвиняемый С. с жалобой на ненадлежащее исполнение адвокатом Ю. профессиональных обязанностей не обращался. Более того, С. сам ходатайствовал об отложении судебного заседания, потому что не успел к нему подготовиться. Поэтому Совет не согласился с тем, что Ю. отказался от защиты С. Палата также обратила внимание на то, что, кроме спорного судебного заседания, по тому же вопросу состоялось еще два заседания – 7 и 9 июля. А значит, то, что 2 июля адвокат покинул суд, не повлияло и на разумные сроки рассмотрения апелляционной жалобы, решил Совет.

«Учитывая изложенное, а также то, что сотрудники аппарата суда в течение более чем двух часов двадцати минут не смогли предоставить адвокату Ю. информацию о времени начала судебного заседания, а сам адвокат подал в суд заявление о переносе даты судебного заседания, Совет соглашается с выводом Квалификационной комиссии о том, что в действиях (бездействии) адвоката Ю. не установлено нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката», – заключил Совет. Отсутствие таких нарушений стало основанием для прекращения дисциплинарного производства.

Главное – добросовестность

В комментарии «АГ» вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант подчеркнул, что это решение Совета ни в коем случае не означает, что адвокат может манкировать явкой в судебное заседание, о котором извещен, и уходить из суда без каких-либо реальных оснований.

«Заседание должно начинаться в назначенное время. Если оно не начинается вовремя, у участников судопроизводства должна быть информация о причине задержки и о том, на какое время заседание переназначено. Адвокату, в свою очередь, следует сделать все от него зависящее, чтобы получить эти сведения. Если адвокат добросовестно предпринял такую попытку, но информацию о переносе заседания ему не сообщили, он должен обозначить и зафиксировать свою позицию, как сделал защитник в данном случае. Это необходимо для того, чтобы не было сомнений, что он явился к назначенному времени и в течение разумного срока ждал начала заседания, – пояснил Вадим Клювгант. – Именно потому, что адвокат Ю. действовал добросовестно, а не просто увидел закрытую дверь и ушел, Совет пришел к выводу, что в действиях Ю. нет дисциплинарного проступка». Добросовестные действия адвоката исключают риски дисциплинарной ответственности – она наступает только за совершение нарушения умышленно или по грубой неосторожности, напомнил вице-президент АП г. Москвы.

Адвокаты о постоянных задержках в суде

«Проблема дезорганизованности судов в части своевременности проведения назначенного судебного заседания давно известна всем адвокатам, практикующим в сфере уголовного судопроизводства», – отметил адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов. По его словам, чаще всего такая недисциплинированность встречается при рассмотрении апелляционных жалоб (представлений) и жалоб по ст. 125 УПК РФ: «Судьи совершенно не учитывают занятость адвокатов по другим делам. Зачастую даже при назначенном в начале рабочего дня заседании адвокатам приходится подолгу ждать своей очереди неопределенное количество времени».

Совет АП. Москвы совершенно обоснованно прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката Ю., уверен Валерий Саркисов. «При этом были учтены такие факты, как отсутствие претензий от подзащитного и отсутствие последствий в виде нарушения разумности сроков судопроизводства по жалобе», – заметил он. При оценке добросовестности действий адвоката в подобных случаях, по мнению эксперта, важно принимать во внимание необходимость соблюдения баланса между обеспечением права на защиту доверителя и отсутствием злоупотреблений этим правом. Кроме того, по сравнению с защитниками по назначению возможности адвокатов по соглашению покинуть суд из-за длительной задержки начала судебного заседания «априори более ограничены», считает Валерий Саркисов.

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк полагает, что предпосылкой возбуждения дисциплинарного производства в данном случае послужил пробел законодательства, регламентирующего случаи, когда возможен отказ адвоката от защиты. «На сегодняшний день, по общему правилу, адвокат не может отказаться от защиты, за исключением случаев, предусмотренных законом, а это весьма ограниченный перечень. В частности, речь идет о ст. 72 УПК, предусматривающей условия для самоотвода, подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, ст. 13 КПЭА, – указал эксперт. – Уважительные причины к таким случаям не относятся, что, однако, не отменяет их возможного возникновения на практике».

Императивность нормы без адекватного перечня исключений приводит к возможности ущемления прав адвоката из-за формальных оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности, считает Алексей Сердюк. «Вместе с тем возможность злоупотреблений при привлечении адвоката к ответственности пресекается за счет оценки палатой фактических обстоятельств применительно к конкретному случаю. Уважительные причины учитываются при оценке добросовестности действий адвоката», – добавил эксперт. Поэтому, по его мнению, нельзя говорить, что отсутствие претензий со стороны подзащитного или нарушения разумного срока судопроизводства – универсальный критерий при оценке действий защитника.

«Хотя, на мой взгляд, сам факт удовлетворенности подзащитного работой адвоката должен быть одним из ключевых при рассмотрении подобных вопросов. При этом каждый отдельный случай должен оцениваться при учете всех фактических обстоятельств», – указал Алексей Сердюк.

К сожалению, добавил он, задержки судебных заседаний не редкость в профессиональной деятельности адвоката: «Связаны они, в первую очередь, с организацией работы суда, структур, обеспечивающих отправление правосудия (ФСИН), вспомогательного аппарата (помощники, секретари и т.д.) и рассогласованностью их действий». Единственное, что может сделать адвокат в таком случае без риска возбуждения дисциплинарного производства, – ждать. «Но это не всегда практически реализуемо, учитывая график загрузки самого адвоката», – заключил эксперт.

Рассказать: