×

КС дал возможность конкурсным кредиторам эффективнее защищать свои права

Суд подтвердил возможность восстановления кредитором срока кассационного обжалования решения суда, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, если кассатор узнал о нем более чем через год со дня вступления его в силу
По мнению одного из экспертов «АГ», позиция КС позволит более эффективно защищать интересы кредиторов в делах о банкротстве. Другая отметила, что выводы Суда фактически устраняют правовую неопределенность, которая сложилась в правоприменительной практике.

Конституционный Суд вынес Постановление № 25-П по делу о проверке конституционности абз. 2 ч. 6 ст. 112 ГПК РФ о восстановлении пропущенных процессуальных сроков подачи кассационных или надзорных жалоб, представлений. Согласно этой норме такие сроки восстанавливаются только в исключительных случаях, если суд признает уважительными причины их пропуска по обстоятельствам, объективно исключающим возможность подачи соответствующих жалоб в установленный срок, которые случились в период не позднее одного года со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу.

Кредитору не позволили восстановить срок кассационного обжалования

В апреле 2019 г. в отношении гражданина Ч. было возбуждено дело о банкротстве по заявлению его кредитора А. Спустя несколько месяцев в отношении должника ввели процедуру реструктуризации долгов.

13 ноября 2019 г. другой кредитор Ч. Сергей Глазов обратился в арбитражный суд для включения его требования на сумму свыше 2,1 млн руб. в реестр требований кредиторов. Тогда же он узнал, что 18 октября 2018 г. апелляционный суд вынес постановление, которым взыскал с Ч. в пользу А. около 3,7 млн руб. задолженности по договорам займа. Сразу после этого Сергей Глазов обратился в апелляционный суд с заявлением о восстановлении срока подачи кассационной жалобы на судебные акты по данному делу, сославшись на п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Тогда ВАС РФ разъяснил: если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока его обжалования суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов.

Тем не менее в удовлетворении требования Сергея Глазова было отказано, с чем согласились вышестоящие инстанции. Суды ссылались на то, что с момента вступления в законную силу обжалуемого апелляционного определения до момента подачи кассационной жалобы прошло более одного года.

В январе 2020 г. суд включил требование Сергея Глазова на сумму свыше 2,1 млн руб. в третью очередь реестра требований, а в июне в эту же очередь было включено и требование А., основанное на судебном решении 2018 г. При этом возражения Сергея Глазова были отклонены, суд указал, что апелляционное определение, на котором основано требование А., в установленном законом порядке не отменено и не содержит выводов о ничтожности договоров займа.

В жалобе в Конституционный Суд Сергей Глазов указал, что абз. 2 ч. 6 ст. 112 ГПК в контексте правоприменительной практики позволяет суду общей юрисдикции отказать конкурсному кредитору в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы лишь по причине истечения годичного срока после вступления в силу обжалуемого судебного постановления, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, без выяснения момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным постановлением.

Конституционный Суд пришел к выводу о неверном толковании судами норм права

Рассмотрев дело, КС напомнил, что институт восстановления процессуальных сроков служит гарантией для лиц, не имеющих возможности реализовать свое право на совершение процессуальных действий в установленный срок по уважительным причинам.

Ранее, подчеркнул Суд, он рассматривал схожий по своей правовой природе вопрос применительно к арбитражному процессу в части возможности преодоления установленного законодателем пресекательного срока подачи кассационных жалоб. В Определении от 16 января 2007 г. № 234-О-П он пришел к выводу, что взаимосвязанные положения ч. 2 ст. 117 и ч. 2 ст. 276 АПК не предполагают отказа в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы лишь по причине истечения предусмотренного ими предельно допустимого срока лицам, не привлеченным к участию в деле и узнавшим о решении арбитражного суда по истечении 6 месяцев с момента его вступления в силу.

Во исполнение этого определения в ч. 2 ст. 276 АПК были внесены изменения, и в настоящее время она предусматривает, что срок подачи кассационной жалобы, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с ней, в том числе в связи с отсутствием у него сведений об обжалуемом судебном акте, может быть восстановлен кассацией по ходатайству кассатора, если оно подано не позднее чем через 6 месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного акта или если ходатайство подано лицом, не участвовавшим в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным актом.

Как пояснил Суд, возможность применения этой нормы подразумевается и при рассмотрении арбитражными судами кассационных жалоб, поскольку вероятна ситуация, что с момента вступления в законную силу судебного акта, затрагивающего права и законные интересы конкурсных кредиторов, истекло более 6 месяцев.

Читайте также
Адвокаты прокомментировали наиболее интересные позиции по экономическим спорам из Обзора ВС № 1
При этом наибольшее внимание было уделено делам о банкротстве и налоговым спорам, имеющим важное значение для практики
16 Июня 2020 Обзоры и аналитика

КС заметил, что применимость такого механизма защиты прав кредиторов в современных процедурах банкротства подтверждена в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 1 (2020). В обзоре отмечено, что таким образом кредиторы получают возможность участвовать в том судебном процессе, где разрешались правопритязания конкурирующего кредитора, и представить свои доводы и доказательства при проверке судебного акта о взыскании задолженности. При этом статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права (в том числе право на обжалование судебного акта, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование) возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.

Как подчеркнул Конституционный Суд, если такого рода судебные акты выносились судами общей юрисдикции, то при подаче заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы применяется ст. 112 ГПК. В этом законоположении не содержится указание на возможность восстановления срока подачи соответствующей жалобы, если истек годичный срок со дня вступления обжалуемого судебного постановления в законную силу, что произошло и в деле заявителя. Положения оспариваемой нормы, не выделяя порядка реализации права восстановления пропущенного срока для лиц, чьи права нарушаются или затрагиваются оспариваемым судебным постановлением, которые с большой долей вероятности не знали о принятии такого судебного акта, по буквальному смыслу определяют общий для всех пресекательный годичный срок со дня вступления обжалуемого судебного постановления в силу для восстановления сроков подачи кассационной или надзорной жалобы. Таким образом, спорная норма является, в частности, основанием для отказа в удовлетворении ходатайства конкурсного кредитора о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы по причине истечения одного года со дня вступления обжалуемого постановления в законную силу в тех случаях, когда он узнал об оспариваемом постановлении позже, как и в деле заявителя.

«Из приведенных же положений ст. 276 АПК РФ о восстановлении срока подачи кассационной жалобы в их истолковании сложившейся судебной практикой следует, что ими в делах о банкротстве предоставляется более высокий уровень гарантий судебной защиты лиц, права которых нарушаются (затрагиваются) оспариваемым судебным актом, по сравнению с положениями абз. 2 ч. 6 ст. 112 ГПК РФ, не предусматривающими возможности восстановления за пределами одного года пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы на судебное постановление, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование. Отсутствие такой возможности может приводить к нарушению закрепленных в ст. 17 (ч. 3), 18 и 19 (ч. 1) Конституции РФ принципов равенства и справедливости при защите конкурсными кредиторами своих прав и законных интересов в делах о банкротстве», – отмечено в постановлении.

Конституционный Суд добавил, что судебный акт, подтверждающий обоснованность требований кредиторов к должнику, является основанием для их включения арбитражным управляющим в реестр, т.е. непосредственно затрагивает права других кредиторов согласно Закону о банкротстве. Следовательно, отсутствие у конкурсного кредитора, полагающего свои права нарушенными оспариваемым судебным постановлением и узнавшего о нем по прошествии одного года после его вступления в законную силу, возможности восстановления процессуального срока подачи кассационной жалобы существенно снижало бы уровень реализации им конституционного права на судебную защиту.

Таким образом, КС признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции РФ, поскольку она не препятствует удовлетворению ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы на судебное постановление, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, когда подавший соответствующее ходатайство конкурсный кредитор узнал об обжалуемом судебном постановлении по истечении одного года с момента его вступления в силу. Подчеркивается, что выявленный им конституционно-правовой смысл положений абз. 2 ч. 6 ст. 112 ГПК является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Решения по заявлению Сергей Глазова подлежат пересмотру, постановил Суд.

Защита прав кредиторов упростится

Партнер практики разрешения споров Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов полагает, что постановление КС продолжает тенденцию развития правоприменительной практики, введенной ВАС РФ в п. 24 Постановления Пленума № 35 и продолженной в п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1 (2020).

Он посчитал странным то, что суды общей юрисдикции и Верховный Суд неправильно применили ч. 6 ст. 112 ГПК, по сути, проигнорировав соответствующую практику и разъяснения ВАС и самого ВС. «Какой-либо разницы в целях норм АПК и ГПК РФ (в частности, применительно к обжалованию судебных актов кредитором либо управляющим должника-банкрота) не усматривается. Очевидно, что подобное различие в применении норм ГПК РФ и АПК РФ в идентичных случаях существенно нарушает имущественные права кредиторов должника, что не было учтено судами общей юрисдикции при толковании ч. 6 ст. 112 ГПК РФ. По указанной причине позиция КС РФ представляется правильной и позволит более эффективно защищать интересы кредиторов в делах о банкротстве», – резюмировал Иван Веселов.

Арбитражный управляющий, партнер юридической фирмы INTELLECT Ольга Жданова отметила, что постановление фактически устраняет правовую неопределенность, которая сложилась в правоприменительной практике. «Ни для кого не секрет, что зачастую юристам приходится сталкиваться с разницей в подходах судов общей юрисдикции и арбитражных судов при рассмотрении дел (я не говорю о разнице в Арбитражном и Гражданском процессуальных кодексах). В целом подход судов и глубина погружения, к сожалению, отличаются. Осложняет ситуацию и то, что информация о рассмотрении дел в судах общей юрисдикции куда менее прозрачна, чем в арбитражных судах, поэтому мне знакома проблема кредиторов, которые порой узнают о решениях, принятых в отношении должника, слишком поздно, когда эти решения всплывают в деле о банкротстве», – пояснила она.

По словам эксперта, недобросовестные должники пользуются этим сознательно. «Конституционный Суд верно указывает на принцип равенства и универсальности, благодаря чему в делах о банкротстве, в ситуации повышенной сложности оспаривания и непрозрачности для других кредиторов, суды должны расширительно подходить к толкованию норм права. Хотя, по моему мнению, если бы гражданский и арбитражный процессы совпадали в подходах хотя бы по части применения сроков, заявителю не приходилось бы обращаться в КС РФ», – подчеркнула Ольга Жданова.

Рассказать:
Яндекс.Метрика