×

КС рассмотрит еще одну жалобу на поворот исполнения решения суда по выплатам ФСС гражданину

Заявитель просит признать норму ст. 445 ГПК РФ неконституционной, поскольку она позволяет взыскать с гражданина выплаченные ему от соцстраха суммы в счет возмещения вреда здоровью
Фотобанк Лори
Представитель заявителя, адвокат Ирина Фаст отметила, что вопрос, поставленный в жалобе, имеет очень важное социальное значение и вскрывает истинное отношение к незащищенным людям в России со стороны судебной системы. Старший юрист ИППП Ольга Подоплелова, составлявшая экспертное заключение amicus curiae для КС, указала, что в данной ситуации многое зависит от готовности Суда определить такой порядок исполнения своего решения, который позволил бы защитить всех граждан, пострадавших от поворотов исполнения судебных решений.

Конституционный Суд принял к рассмотрению жалобу гражданина, с которого Фонд социального страхования взыскал выплаченные ему по решению суда суммы в счет возмещения вреда здоровью, полученного на производстве, которые были присуждены по регрессному иску. В заявлении он просил признать не соответствующим Конституции абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ в связи с тем, что положение нарушает право на государственную, в том числе судебную, защиту социальных прав.

В 2000 г. Владимир Волосников, работая в шахте, стал инвалидом. Работодатель издал приказ о назначении ему выплаты в возмещение вреда здоровью исходя из заработка за последние 12 месяцев работы, определив размер выплаты в 1,5 тыс. руб. Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования назначило ему аналогичные выплаты.

Впоследствии Волосников выяснил, что у него была законная возможность заявить о необходимости исчислять суммы страховых выплат с учетом устойчивых изменений его зарплаты, улучшающих имущественное положение заявителя. В таком случае ежемесячные выплаты с учетом индексации должны были составить на дату их назначения 2,8 тыс. руб., а на 1 марта 2014 г. – около 50 тыс. руб.

Судебное разбирательство и поворот решений
Владимир Волосников обратился в Таштагольский городской суд с заявлением о назначении ему с 1 марта 2014 г. ежемесячной страховой выплаты в указанном размере бессрочно с последующей индексацией. Также он просил взыскать с ФСС задолженность по страховым выплатам за период с 13 января 2000 г. по 1 марта 2014 г. в размере более 2 млн руб. и их индексации за период с апреля 2000 г. по ноябрь 2013 г. в размере более 1 млн руб.

24 апреля 2014 г. суд удовлетворил иск и выдал исполнительный лист. С доводами первой инстанции согласилась и апелляция. Однако Верховный Суд Определением № 81-КГ15-1 от 23 марта 2015 г. решения нижестоящих судов отменил. Он, в частности, указал, что виновное поведение страховщика не подтверждалось имевшимися в деле доказательствами.

В связи с этим ФСС обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения суда в части взыскания индексации ежемесячных страховых выплат, однако и первая инстанция, и апелляция отказали в удовлетворении требований Фонда. Постановлением президиума Кемеровского областного суда были отменены решения нижестоящих судов и произведен поворот исполнения решения Таштагольского городского суда от 24 апреля 2014 г.

Далее Фонд обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения в части присужденных заявителю сумм недоплаты по ежемесячным выплатам в размере 2,4 млн руб. Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении требований, однако ВС РФ вновь отменил их решения.

Верховный Суд указал, что Фонд и Волосников не являются субъектами обязательств вследствие причинения вреда, поскольку ФСС непосредственным причинителем вреда здоровью гражданина не является и каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершал. ВС отметил, что при рассмотрении дела по иску Волосникова к ФСС судом разрешался спор о недоплате страховых выплат; решение о возмещении вреда, причиненного его здоровью, поворот исполнения решения которого возможен в силу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ, только если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах, судом не принималось.

Также Суд указал, что денежные суммы, выплаченные Фондом Волосникову по исполнительным листам, не являются по своей правовой природе денежной компенсацией в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья и, по смыслу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ, не относятся к видам выплат, в отношении которых установлены ограничения по обратному взысканию.

Обратное взыскание
На основании решения ВС суд первой инстанции взыскал с Волосникова недоплату страховых выплат и ежемесячные страховые выплаты в размере 2,4 млн руб. Апелляция решение поддержала.

Тогда Владимир Волосников обратился в президиум Кемеровского областного суда. В кассационной жалобе он указал, что его требования о взыскании задолженности являлись требованиями о возмещении вреда здоровью по смыслу преамбулы и абз. 3 ч. 1 ст. 1, ст. 3 Закона о страховании от несчастных случаев. Он отмечал, что утверждение ВС о том, что отношения по исполнению решения суда от 24 апреля 2014 г. не являются денежной компенсацией в возмещение вреда и не относятся к видам перечисленных в ст. 445 ГПК РФ выплат, в отношении которых установлены ограничения по обратному взысканию, противоречит Закону о страховании от несчастных случаев и основано на неверном толковании законодательства.

Заявитель подчеркнул, что даже в Определении Верховного Суда РФ от 23 марта 2015 г., которым отменено решение Таштагольского городского суда, указано, что ежемесячные страховые выплаты производятся в счет возмещения вреда здоровью в связи с профессиональным заболеванием. Кроме того, Волосников отмечал, что решение Таштагольского районного суда от 24 апреля 2014 г. не было основано на сообщенных им ложных сведениях или представленных подложных документах, ввиду чего основания для неприменения положения абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ к обстоятельствам его дела отсутствовали.

Тем не менее определением судьи Кемеровского областного суда было отказано в передаче кассационной жалобы в суд. ВС также отказал в передаче жалобы в суд.

Читайте также
Определения ВС РФ не могут быть основанием для пересмотра
Конституционный Суд провозгласил постановление по жалобе на норму ГПК РФ, позволяющую судам, по мнению заявителей, пересматривать вступившие в силу решения судов по новым обстоятельствам и, удовлетворяя их, взыскивать с «регрессников» полученные ими деньги
17 Октября 2017 Новости

Уже после принятия КС РФ Постановления от 17 октября 2017 г. № 24-П, о котором ранее писала «АГ», суд первой инстанции отменил определение о повороте исполнения решения Таштагольского городского суда от 24 апреля 2014 г. по новым обстоятельствам, однако апелляция изменила это решение. Она указала, что постановление КС РФ выводов о его распространении на отношения, связанные с пересмотром правоприменительных решений в отношении Волосникова, не содержит, в связи с чем основанием для пересмотра по новым обстоятельствам определения не является. Кроме того, рассматриваемая КС РФ норма п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в деле Волосникова вообще не применялась.

Жалоба в Конституционный Суд
В своей жалобе в Конституционный Суд (имеется у «АГ») Владимир Волосников указал, что абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ по своему буквальному смыслу содержит два кумулятивных критерия для ограничения поворота исполнения решения суда по делу о взыскании денежной суммы в случае его последующей отмены в кассационном или надзорном порядке.

«Во-первых, денежная сумма должна быть взыскана по одной из указанных в данной норме категорий дел: из трудовых отношений; о взыскании вознаграждения за использование прав на произведения науки, литературы и искусства, исполнения, открытия, изобретения, полезные модели, промышленные образцы; о взыскании алиментов; о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья либо смертью кормильца. Во-вторых, решение суда не должно быть основано на сообщенных истцом ложных сведениях или предоставленных им подложных документах», – отмечается в жалобе.

Как указал заявитель, в то же время в судебной практике в порядке конкретизации положения ч. 3 ст. 445 ГПК РФ был сформулирован еще один критерий, от соблюдения которого зависит возможность поворота или отказа в повороте исполнения судебных решений, – а именно, что выплаты по социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний как таковые не могут являться выплатами в счет возмещения вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, поскольку страхователь – ФСС РФ и застрахованный не являются субъектами обязательств вследствие причинения вреда, ФСС РФ непосредственным причинителем вреда здоровью застрахованному не является, каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершал.

Волосников также сослался на Определение КС РФ от 16 декабря 2010 г. № 1650-О-О, в котором ч. 3 ст. 445 ГПК РФ рассматривается как направленная на защиту прав граждан в свете концепции защиты слабой стороны правоотношений. «Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда, установленное данным положением ограничение обратного взыскания денежных средств, выплаченных работнику на основании решения суда, которое было впоследствии отменено, направлено на соблюдение баланса прав и интересов работодателя и работника и обеспечение реализации конституционного права работников на судебную защиту трудовых прав при том, что работник является слабой стороной в трудовом правоотношении и не имеет, как правило, иных источников дохода кроме заработной платы и выплат, возмещающих ее утрату», – отмечается в жалобе.

Из приведенных правовых позиций, по мнению заявителя, следует, что гражданин, являющийся слабой, подчиненной стороной в отношениях по назначению и перечислению страховых выплат в счет возмещения вреда здоровью, полученного в результате несчастного случая на производстве, может быть лишен таких выплат при повороте исполнения решения суда исключительно в случае, если он своими виновными противоправными действиями способствовал их ошибочному назначению. Кроме того, он отметил, что о прямом законодательном запрете поворота решения по делу о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, было прямо указано в Определении Верховного Суда от 14 октября 2005 г. № 5-В05-117.

В жалобе указано, что судебная практика ЕСПЧ исходит из принципа недопустимости отнесения или устранения риска следственных и судебных ошибок на граждан и принципа отнесения риска любой ошибки, допущенной государственным органом, на государство. (Например, п. 80 Постановления ЕСПЧ по делу «Гладышева против РФ», жалоба № 7097/10.)

Исходя из этого, Волосников попросил Конституционный Суд признать абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ не соответствующим Конституции в той мере, в какой он нарушает его право на государственную, в том числе судебную, защиту социальных прав, «поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет по заявлению государственного органа осуществлять поворот исполнения решения суда о присуждении гражданину ежемесячных страховых выплат в счет возмещения вреда здоровью, причиненного в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, выплаченных ему по исполнительному листу на основании вступившего в законную силу решения суда, отмененного судом кассационной инстанции в отсутствие виновных действий лица, способствовавших назначению таких выплат, на том основании, что право гражданина реализуется в рамках отношений по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а не в рамках отношений по возмещению вреда здоровью».

4 июля Конституционный Суд принял жалобу к рассмотрению.

Экспертное заключение ИППП amicus curiae
В конце августа Институт права и публичной политики подготовил для Конституционного Суда экспертное заключение amicus curiae (имеется в распоряжении «АГ»).

В документе говорится, что обратное взыскание неправомерно постольку, поскольку оно является следствием развившейся с 2015 г. более общей практики Верховного Суда по уменьшению размера страховых выплат. В силу того, что эта практика связана со снижением уровня социальных обязательств государства перед гражданами и с произвольным пересмотром окончательных судебных решений, она уже была ранее отвергнута Конституционным Судом и Комитетом ООН по правам инвалидов. В заключении указывается, что в любом случае само по себе обратное взыскание социальных выплат не соответствует правовым позициям Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека.

Отмечается, что в заключении от 21 сентября 2017 г. по делу о проверке конституционности положений п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ Институт уже обращал внимание на складывавшуюся в тот момент практику взыскания с граждан в порядке абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ сумм, ранее назначенных им по судебному решению в соответствии с Законом об обязательном социальном страховании от несчастных случаев.

Читайте также
КС обязал законодателя установить критерии индексации взысканных судами средств
Как указал Конституционный Суд, до внесения изменений в законодательство таким критерием должен служить индекс потребительских цен Росстата
26 Июля 2018 Новости

Кроме того, указывается, что в Постановлении от 27 июля 2018 г. № 35-П, о котором ранее писала «АГ», КС исходит из того, что суммы индексации страховых выплат неотделимы от суммы взыскиваемого долга и являются производными от него. В связи с этим определение денежных сумм в счет индексации как самостоятельных выплат, не подлежащих защите на основании абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ и п. 3 ст.1109 ГК РФ, и их обратное взыскание нарушают те же конституционные и международно-правовые принципы, что и поворот исполнения решения суда в отношении ежемесячных страховых выплат. То же касается и обратного взыскания судебных расходов.

Мнение представителя заявителя и Института права и публичной политики
Представитель Владимира Волосникова, адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст считает, что КС РФ принял жалобу к рассмотрению, потому что очевидно, что суды общей юрисдикции на всех уровнях совершенно некорректно толкуют обжалуемую норму против слабой стороны в процессе.

«Это очевидно, на мой взгляд, что если человек получает выплаты за травму на производстве, то это выплаты в счет возмещения вреда жизни и здоровью, независимо от того, кто их платит – причинитель вреда или страховая компания. Суды же трактуют это как страховые выплаты, если они получены от Фонда социального страхования, и, более того, как выплаты в порядке исполнительских отношений, если они получены в порядке исполнительного производства», – отметила Ирина Фаст.

Адвокат указала, что это не первая жалоба аналогичного характера в Конституционный Суд. «Видимо, для КС стало очевидным, что кроме него вмешаться в ситуацию уже никто не может и не хочет», – предполагает Ирина Фаст. Она подчеркнула, что вопрос, поставленный в жалобе, имеет большое социальное значение и вскрывает очень важную социальную проблему – истинное отношение к незащищенным людям в России со стороны судебной системы, потому что происходящее – абсурдно с точки зрения права.

Ирина Фаст отметила, что обжалуемая практика применения нормы не соответствует позиции Конституционного Суда о недопустимости придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении.

Читайте также
Конституционный Суд пояснил порядок пересмотра дел «регрессников»
КС указал, что суды независимо от того, в какой стадии находится рассматриваемое ими конкретное дело, не вправе игнорировать постановление КС о его пересмотре
04 Апреля 2018 Новости

Кроме того, адвокат предположила, почему суды отказывали заявителю в удовлетворении требований после вынесения Постановления КС № 24-П/2017: «Полагаю, что суды исходили из буквального прочтения постановления, которое вынесено по вопросу соответствия Конституции РФ положений п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Действительно, поворот исполнения решений суда, вынесенных по делу Волосникова, был произведен не после пересмотра этих решений по новым обстоятельствам на основании определения Судебной коллегии Верховного Суда РФ по аналогичному делу, а потому, что суды посчитали присужденные Волосникову денежные средства страховкой, а не выплатами в счет возмещения вреда здоровью. Правовая позиция Конституционного Суда о недопустимости придания обратной силы нормативному регулированию посредством толкования, ухудшающего положение лица в его отношениях с государством, изложенная в Постановлении № 24-П, к сожалению, не была воспринята судами и не учитывалась при рассмотрении жалоб Волосникова на поворот исполнения решений».

Старший юрист Института права и публичной политики Ольга Подоплелова, которая составляла экспертное заключение amicus curiae для КС по данному делу, указала, что на сегодняшний день все судебные разбирательства о повороте исполнения решений судов о перерасчете страховых выплат уже состоялись в 2016–2017 гг., а сроки на обжалование, в том числе для обращения в Конституционный Суд и Европейский Суд по правам человека, истекли.

«В этой ситуации очень многое зависит от готовности Конституционного Суда определить такой порядок исполнения своего решения, который позволил бы защитить всех граждан, пострадавших от поворотов исполнения судебных решений: как тех, кто уже выплатил весь “долг”, так и тех, кто продолжает его выплачивать», – отметила Ольга Подоплелова.

Юрист полагает, что если бы граждане не были поставлены Фондом социального страхования в безвыходное положение, когда по факту их принуждали заключать соглашения о поэтапной выплате долга, то заявитель в КС нашелся бы и раньше. «Но, к сожалению, обеспокоенность граждан возможными последствиями продолжения борьбы за свои права не позволила им подать конституционные жалобы в массовом порядке и привлечь внимание Конституционного Суда к проблеме на более ранней стадии», – считает Ольга Подоплелова.

Рассказать:
Дискуссии
Юридическая сила позиций коллегий ВС
Юридическая сила позиций коллегий ВС
Гражданское право и процесс
28 Сентября 2018