×

Минцифры предложило раскрыть геолокацию пользователей смартфонов

Это позволит органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, обращаться к операторам связи без санкции суда
Фотобанк Freepik
Эксперты выразили обеспокоенность содержанием законопроекта, поскольку он не предлагает существенных изменений в понимании тайны связи, раскрывает геолокацию адвоката и его доверителя, является еще одним шагом по контролю за передвижением граждан и предусматривает возможности для злоупотреблений.

Минцифры России доработало законопроект № 546865-7, ранее принятый Госдумой в первом чтении в целях оперативного поиска пропавших без вести людей. Как ранее писала «АГ», в целях комплексного решения указанной проблемы в п. 1 ст. 53 Закона о связи предлагается разделить сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи, что, по мнению авторов документа, позволит более четко структурировать сведения баз данных операторов связи.

Читайте также
Правоохранителям хотят предоставлять доступ к геоданным абонентов без решения суда
Необходимость принятия поправок обосновывается целью оперативного поиска пропавших граждан
14 Сентября 2018 Новости

В законопроекте указывалось, что предоставление третьим лицам сведений об абонентах-физлицах или пользователях услуг связи абонента-юрлица либо ИП и оказываемых им услугах связи может осуществляться только с их согласия. Оно должно быть выражено абонентами «посредством совершения действий, однозначно их идентифицирующих и позволяющих достоверно установить их волеизъявление, в том числе с использованием интернета, а также федеральной государственной информационной системы ЕСИА». Отмечалось, что обязанность представить доказательство получения такого согласия абонента возлагается на оператора связи. При этом в проекте закона указывалось, что оператор связи в соответствии с ч. 3 ст. 6 Закона о персональных данных вправе поручить третьему лицу обработку персональных данных абонента без его согласия.

Кроме того, в документе отмечалось, что сведения о геолокационных данных абонентов предоставляются уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности России, без решения суда в порядке, установленном Правительством РФ. При этом получение сведений предлагалось осуществлять на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД.

В заключении Общественной палаты к принятому законопроекту по итогам проведения общественной экспертизы в октябре 2020 г. было отмечено, что в целом концепция законопроекта поддерживается. При этом обозначен ряд замечаний, касающихся необходимости отражения непосредственно в самом законопроекте условий предоставления данных. Был также предложен ряд мер для увеличения точности определения местоположения абонентов.

Доработанным законопроектом (текст имеется у «АГ») предлагается конкретизировать толкование понятия, определяющего тайну связи, и уточнить порядок передачи третьим лицам сведений, составляющих тайну связи. Статью 63 «Тайна связи» Закона о связи предлагается дополнить новой частью, согласно которой органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, могут получать сведения об объемах, стоимости оказанных услуг связи, а также к геолокации абонента.

В комментарии «АГ» заместитель директора Института права цифровой среды НИУ ВШЭ Михаил Якушев отметил, что регулирование тайны связи как правового института в законодательстве неоднозначное и непоследовательное. По его мнению, частично эта проблема решается законопроектом.

Также он указал, что тайна связи в реальности включает три разных вида информации с разным правовым режимом. Это и «контент», на который тайна связи (переписки) однозначно распространяется, и «сведения об абонентах», чаще всего трактуемые как персональные данные, «сведения о соединениях», к содержанию сообщений не относящиеся, но составляющую основу так называемых больших данных, накапливаемых операторами связи. «Собственно, законопроект как раз и посвящен в основном этой категории информации, но, к сожалению, только применительно к деятельности правоохранительных органов. Он не затрагивает интересы других лиц (абонентов, операторов, адвокатов), которые в этой связи возникают и могут возникнуть в будущем», – отметил Михаил Якушев. Таким образом, заключил он, в части устранения имеющейся неопределенности проект можно оценить положительно, в части «однобокости» предлагаемого регулирования – скорее отрицательно.

Адвокат, заместитель председателя АА МГКА «Власова и партнеры» Людмила Космовская назвала инициативу исключения информации о местоположении мобильного устройства из-под тайны связи противоречивой. «В пояснительной записке указано, что такое изменение придаст услугам связи в Российской Федерации большую прозрачность, однако не совсем понятно, за счет чего это произойдет. Каким образом инициатива повлияет на прозрачность работы операторов связи?» – задалась вопросом эксперт.

Людмила Космовская отметила, что возможность получения сведений о местонахождении абонента без получения судебного решения может стать поводом к злоупотреблению. Кроме того, количество запросов может значительно возрасти, что станет дополнительной нагрузкой для операторов связи. Также, указала она, непонятно, сведения о местоположении абонента будут передаваться в какой-либо определенный момент времени или же можно будет проследить все его передвижения. «После ознакомления с инициативой возникает достаточно большое количество вопросов, ответов на которые пока нет», – подчеркнула адвокат.

Старший юрист Eversheds Sutherland Алексей Дарков заметил, что законопроект направлен на корректировку самого понятия тайны связи, однако существенных изменений в законодательном понимании этого института не предлагает. «Так, если ранее тайна связи понималась через перечисление тайн переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений и т.д., то Минцифры предлагает определить ее через сами переговоры, отправления и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. В таком подходе содержится логическая неточность, поскольку тайна связи представляет собой правовой режим и не может определяться через способы связи», – указал юрист.

Алексей Дарков обратил внимание, что предлагается предоставить органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, право запрашивать у операторов связи данные, указывающие положение пользовательского оборудования абонента (геолокацию). При этом из текста проекта четко не следует, что такая информация не относится к тайне связи, более того, предлагаемое понятие тайны связи оставлено открытым и включает в себя любые «сообщения, передаваемые по сетям электросвязи и сетям почтовой связи». По его мнению, предлагая такая поправки, Минцифре следовало все же прямо указать, что к данной информации не применяется режим тайны связи.

«Органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность, смогут получать сведения о геолокации адвокатов и их доверителей, а значит, и количестве их встреч. На основании этой информации легко можно сделать как минимум вывод о доверителях адвоката. Такие нововведения могут негативно отразиться на уровне защиты адвокатской тайны, к которой относятся любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи», – подчеркнул он.

Партнер юридической фирмы «Гареев, Махно и Касьян» Марсель Гареев назвал инициативу странной, так как в текущих российских реалиях получение санкции суда для правоохранительных органов не является большой проблемой. «В любом случае, теперь эта процедура согласно законопроекту становится менее формальной и облегчает работу органов», – заметил он.

«Многие эксперты указывают на то, что в случае одобрения законопроекта резко вырастет черный рынок по продаже подобных данных. На мой взгляд, это преувеличение, так как и сейчас данные на любого абонента можно легко купить в даркнете. Достаточно знать номер телефона, и у вас появится полная карта передвижения абонента, построенная на основе базовых станций (телефонных вышек). Это в целом проблема регулирования оборота данных в России», – указал Марсель Гареев.

Дополнительно эксперт отметил противоречивость в регулировании вопроса оборота данных о местоположении. «Сегодня многие компании с помощью интернет-сайтов и мобильных приложений постоянно собирают геолокацию (интернет-магазины, службы доставки, такси, мессенджеры и прочие сервисы). Люди уже перестали обращать на это внимание. Такие данные анализируются компаниями в коммерческих целях, чего не могут делать операторы связи, так как в их случае данные о местоположении являются тайной связи. Это глупо, поскольку на практике данные о местоположении пользователей перестали быть какой-либо тайной (из-за повсеместного использования). В этой части законопроект выступает на стороне операторов связи», – указал он.

По мнению Марселя Гареева, данный законопроект – это следующий шаг государства по контролю за передвижением граждан. Уже не первый год развивается система городского наблюдения с ее автоматической идентификацией граждан. Теперь, отметил он, в эту копилку добавится информация о местоположении.

Рассказать:
Яндекс.Метрика