×

На госзащиту потратят 212 миллионов

Стал известен размер финансирования госпрограммы по обеспечению безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2018 г.
Эксперты «АГ» указали на необходимость реализации выделенных средств по назначению, отметив, что это происходит далеко не всегда. В остальном же их мнения разошлись: двое считают, что наличие института мер государственной защиты является важной гарантией безопасности, в то время как третий убежден, что сейчас меры в тех случаях, когда это по-настоящему необходимо, не работают или применяются самые бесполезные, не обеспечивающие надлежащей безопасности.

2 марта был опубликован проект постановления Правительства «О внесении изменений в Государственную программу “Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014 – 2018 годы”». Как следует из документа, на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства в 2018 г. заложено более 212 млн руб., при этом ранее предполагалось, что на это будет заложено на 4 млн больше.

Как следует из пояснительной записки, изменения связаны с необходимостью приведения параметров финансового обеспечения госпрограммы в соответствие с Законом о федеральном бюджете на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 годов.

Обнародование изменения финансирования госпрограммы на текущий год дало повод обратиться к экспертам с вопросом об эффективности как ее самой, так и института мер государственной защиты в целом.

Член квалификационной комиссии АП Омской области Евгений Забуга напомнил, что меры безопасности в отношении защищаемых лиц перечислены в ст. 6 Закона о государственной защите. «Таких мер всего девять, они могут применяться как в совокупности (одновременно), так и по отдельности. По своим материальным затратам предусмотренные законом меры не равнозначны. Так, например, изменение места работы или учебы гораздо менее затратно, чем личная охрана (охрана жилища и имущества), требующая постоянных трудозатрат сотрудников полиции», – рассказал адвокат.

Евгений Забуга отметил, что согласно имеющимся в открытом доступе данным статистики и мнениям исследователей меры безопасности в уголовном судопроизводстве применяются достаточно редко. «С учетом специфики деятельности уполномоченных на осуществление мер безопасности подразделений, носящей закрытый характер, отсутствия точных данных по количеству лиц, задействованных в этот процессе, невозможно объективно высказаться по поводу достаточности либо недостаточности финансирования», – констатировал эксперт.

В связи с этим он добавил, что само наличие института мер государственной защиты является важной гарантией безопасности участников уголовного судопроизводства. Однако в отдельных случаях следователи, с помощью получения от участников судопроизводства заявлений о применении к ним мер безопасности под надуманным предлогом, преследуют одну цель – заключение под стражу подозреваемого (обвиняемого) для облегчения «работы» с ним. Евгений Забуга пояснил, что в таком случае нарушаются нормы уголовно-процессуального законодательства, а также это приводит к необоснованному расходованию бюджетных средств, и бороться с такими злоупотреблениями защитникам достаточно сложно.

В то же время заместитель управляющего партнера АБ «ФОРТиС» Вячеслав Земчихин дополнил мысль коллеги, рассказав об опыте Самарской области: «Платить за меры защиты в любом случае выгоднее, нежели содержать дополнительный аппарат правоохранителей, которые будут заниматься раскрытием данных преступлений. Если брать в масштабах всей страны, то применение мер безопасности в основном сконцентрировано в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге, где количество резонансных дел с высокопоставленными фигурантами значительно выше, чем в регионах. В Самарской области применение мер безопасности – это больше исключение. Уголовные дела, где реализуются подобные меры, можно сосчитать по пальцам».

Также эксперт сообщил, что вместе с введением в российское уголовно-процессуальное законодательство института досудебного соглашения о сотрудничестве возникла необходимость защищать тех, кто изобличает в своих показаниях иных фигурантов уголовного дела. «Количество досудебных соглашений растет из года в год. Спокойствие за себя и свою семью при сделке со следствием играет основополагающую роль, это же касается потерпевших, свидетелей, адвокатов и представителей расследующих органов. Тем самым государство пытается повысить раскрываемость преступлений, выявить латентную преступность», – пояснил адвокат.

Вячеслав Земчихин считает важными выделение средств и их расход по назначению. «Хочется надеяться, что вскоре мы будем наблюдать применение мер защиты по большинству уголовных дел с досудебными соглашениями о сотрудничестве либо в делах, где просто присутствует подобная необходимость», – подытожил он.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов считает, что с мерами по обеспечению безопасности участников уголовного судопроизводства происходит парадоксальная ситуация. «Очевидно, что в свое время это было полезным и нужным законодательным изменением, как и, кстати, досудебное соглашение о сотрудничестве. Однако практика, как это часто бывает в России, пошла не по тому пути. Вместо мер защиты для всех, они стали способом обеспечения личной охраны только для избранных: некоторых судей, силовиков и обеспеченных бизнесменов», – пояснил он.

«О применении таких мер безопасности, как изменение внешности или переселение на другое место жительства, я лично не слышал вовсе. С чем это связано, я сказать не могу. Не исключаю, что банально у государства не хватает финансирования на то, чтобы обеспечить защитой всех тех, кому это действительно необходимо», – предположил эксперт.

Говоря о размерах финансирования госпрограммы, Андрей Гривцов сообщил, что, скорее всего, выделением больших средств проблему не решить: «Вопрос может быть разрешен лишь путем смены должностных лиц, ответственных за обеспечение мер безопасности и не заинтересованных в их реализации в отношении широкого круга реально нуждающихся». Адвокат высказал убеждение, что сейчас эти меры в тех случаях, когда это по-настоящему необходимо, не работают или применяются самые бесполезные, не обеспечивающие надлежащей безопасности. 

Рассказать: