×

Необходимо изменить закон

Адвокаты уверены, что порочную практику личного досмотра при посещении ими своих подзащитных в СИЗО можно решить только на законодательном уровне
Напомним, в Федеральную палату адвокатов поступило письмо от заместителя министра юстиции РФ Алу Алханова, касающееся ситуации с участившимися случаями личного досмотра адвокатов перед посещением подзащитных в следственных изоляторах, сообщения о которых приходили в ФПА РФ из регионов.


В частности, жалоба по поводу массовых досмотров адвокатов в СИЗО пришла из Белгородской области, о чем мы уже сообщали на сайтах ФПА РФ и в «АГ». Федеральная палата адвокатов отреагировала на это, подготовив обращение в Минюст о необходимости обеспечить реализацию профессиональных прав адвокатов и не допускать подобных нарушений закона. Из Минюста пришел ответ, в котором сообщалось, что «действующее законодательство РФ, регламентирующее порядок содержания под стражей, не содержит положений, наделяющих администрацию следственных изоляторов полномочиями по досмотру всех без исключения адвокатов при их посещении следственных изоляторов». Однако и после этого нарушения закона не прекратились.

В письме Алу Алханова еще раз подчеркивается что «действующее законодательство Российской Федерации, регламентирующее порядок содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не содержит положений, наделяющих администрацию следственных изоляторов полномочиями по досмотру всех без исключения адвокатов, при их проходе на территорию СИЗО».

Адвокат АП Белгородской области Борис Золотухин, один из первых громко заявивший о «поголовном» досмотре адвокатов при проходе в СИЗО, высказал сомнения в том, что утверждение Минюста РФ о незаконности такой практики будет донесено до сотрудников ФСИН.

«В силу собственного опыта утверждаю, что письма Минюста России, полученные ФПА РФ, и правовая позиция, изложенная в них, не доведены до сведения подчиненных министерства, продолжающих выполнять не закон, а решения, принятые на совещании у своего руководителя и не имеющие ничего общего с законом», отметил адвокат.

Партнер АБ Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Алексей Касаткин рассказал, что в Москве тотальному досмотру подвергаются не только защитники, но и следователи, сотрудники оперативных служб. В качестве причины «поголовного» досмотра сотрудниками ФСИН озвучивается необходимость предотвращения возможных передач как адвокатами, так и следователями запрещенных к обороту предметов и веществ лицам, содержащимся в СИЗО. Адвокат убежден, что единичные случаи таких передач не должны приводить к дополнительной, а для кого-то и унизительной процедуре личного досмотра. «Объяснение подобных “перегибов на местах” нахожу лишь в гипертрофированном желании сотрудников ФСИН максимально обезопасить свою профессиональную деятельность – перестраховаться», считает он.

Советник ФПА РФ Сергей Бородин также заметил, что должностные лица ФСИН России зачастую игнорируют тот факт, что обязательным условием для досмотра адвоката является наличие достаточных оснований подозревать лицо в попытке проноса запрещенных предметов, веществ и продуктов питания. «Считаю, что такими достаточными основаниями могут стать, например, результаты оперативно-розыскной мероприятий, но никак не догадки или фантазии сотрудника следственного изолятора, – указал он. – К тому же должностные лица ФСИН России пренебрегают оформлением своих решений о производстве досмотра, а также составлением протоколов досмотра, что фактически лишает возможности обжаловать их действия».

Кроме того, советник ФПА РФ выделил второй проблемный аспект сложившейся ситуации. Исходя из положений Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ досмотр граждан сотрудниками СИЗО проводится в целях обнаружения и изъятия предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми. При этом подозреваемым и обвиняемым среди прочего разрешается иметь при себе и хранить документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации их прав и законных интересов, а также бланки почтовых отправлений, квитанции на сданные на хранение деньги, ценности, документы. «А каким образом сотрудник СИЗО должен понять, какие документы, планируемые к передаче от адвоката к подозреваемому или обвиняемому, относятся к уголовному делу, а какие нет? – задается вопросом адвокат. – Очевидно, что только путем их изучения, что впрямую нарушает положения ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 №63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”» об адвокатской тайне.

Председатель Совета молодых адвокатов АП Омской области Евгений Забуга выразил убежденность в том, что личный досмотр используется сотрудниками ФСИН для психологического воздействия на адвокатов. Кроме того, подобные «акции» дают возможность отдельным заинтересованным лицам ознакомиться с документами по уголовным делам, представляющим «особый» интерес, отметил адвокат.

Несмотря на очевидную противозаконность действий сотрудников ФСИН, адвокаты не всегда могут позволить себе отстаивать права на пороге следственного изолятора. «Очень важно правильно определить приоритеты – мы либо доказываем свои права и интересы сотрудникам СИЗО, что, скорее всего, приведет к отказу в проходе на его территорию, либо, скрипя зубами, в очередной раз перетряхиваем содержимое портфелей, чтобы как можно скорее получить встречу с доверителем», - объяснил Алексей Касаткин сложность ситуации, в которой оказались защитники.

Адвокаты считают, что проблему в правоприменении можно решить только на законодательном уровне: процедура и основания досмотра в следственных изоляторах должны быть детально регламентированы в законе.


Рассказать: