×

О позициях по гражданским делам, содержащихся в Обзоре ВС № 1 за 2019 г.

Большинство правовых позиций Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда посвящено спорам, возникающим из обязательственных отношений
По мнению одного из экспертов «АГ», большинство содержащихся в обзоре гражданских дел сложно назвать важными для судебной практики, они лишь свидетельствуют, что суды все чаще допускают существенные ошибки, неверно толкуя даже однозначные нормы права. Другой эксперт в свою очередь отметила, что правовая позиция ВС РФ о ничтожности заключенного в результате мошеннических действий кредитного договора не только не облегчит рассмотрение аналогичных дел нижестоящим судам, но и породит множество вопросов на практике.

Как писала ранее «АГ», 24 апреля Президиум Верховного Суда утвердил Обзор судебной практики ВС РФ № 1 за 2019 г. Документ содержит 52 правовые позиции судебных коллегий ВС по различным делам и два разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике. Большая часть обзора посвящена экономическим спорам.

Читайте также
Утвержден первый Обзор судебной практики ВС РФ за 2019 год
Больше всего правовых позиций опубликовала Судебная коллегия по экономическим спорам
26 Апреля 2019 Новости

В документ вошли 10 споров, рассмотренных Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ. Адвокат АП г. Москвы Илья Прокофьев отметил, что большинство содержащихся в обзоре гражданских дел сложно назвать имеющими значение для судебной практики, поскольку они согласуются как с действующими нормативно-правовыми актами, так и более ранними разъяснениями Верховного Суда. «Тот факт, что данные вопросы вошли в обзор, свидетельствует исключительно о том, что суды нижестоящих инстанций при вынесении решений все чаще допускают существенные и очевидные ошибки, неверно толкуя даже простые и однозначные нормы права», – полагает эксперт.

Относительно споров по защите прав собственности и других вещных прав ВС отметил, что иск о признании зарегистрированного права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, применимым только если нарушенное право истца не может быть защищено путем подачи специальных исков. 

В отношении разрешения споров, возникающих из обязательственных отношений, Суд пояснил, что, в отличие от новации, при отступном первоначальное обязательство прекращается с момента предоставления отступного, а не с момента заключения соглашения о нем. В случае неисполнения соглашения об отступном кредитор вправе требовать исполнения первоначального обязательства, а не соглашения об отступном.

По словам адвоката АП г. Москвы Алины Емельяновой, ВС РФ в очередной раз напомнил судам о том, что заключение соглашения об отступном без фактической его передачи кредитору не прекращает первоначального обязательства должника. «Ранее такая позиция была изложена в Информационном письме ВАС РФ № 102 от 21 декабря 2005 г., в Постановлении Президиума ВАС РФ № 2826/14 от 17 июня 2014 г. Хотелось бы отметить, что во всяком случае суды должны исследовать действительную волю сторон, заключивших соглашение, ведь в некоторых случаях под “соглашением об отступном” стороны могут подразумевать новацию или трансформацию первоначального простого обязательства в альтернативное, что влечет иные правовые последствия», – пояснила эксперт.

В свою очередь юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и партнеры» Алексей Елисеенко считает, что в рассматриваемом деле Верховный Суд РФ фактически сделал вывод о том, что кредитор в случае неисполнения соглашения об отступном не вправе обращаться с требованием о государственной регистрации за ним права собственности на объекты недвижимого имущества, которые должник обязался передать в качестве отступного.

По мнению эксперта, такая позиция не является новой для судебной практики, так как ранее аналогичную занял ВАС РФ. «Хотя в арбитражных судах была выработана единая позиция относительно вышеуказанного вопроса, в судах общей юрисдикции судебная практика оставалась разнородной. Таким образом, правовая позиция Верховного Суда РФ должна способствовать установлению единообразия судебной практики по вопросу о возможности предъявления кредитором требования о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости, которые должник обязался передать кредитору по соглашению об отступном», – заключил Алексей Елисеенко.

Также в обзоре указано, что денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственностью заемщика, установленными специальным законом. Илья Прокофьев отметил важное значение этого пояснения. «В настоящее время суды зачастую взыскивают с должника всю сумму, указанную в исковом заявлении, и опираются исключительно на расчет процентов, предоставленный истцом. Это происходит в том числе еще и потому, что ответчики по данным спорам часто не являются в судебные заседания, поскольку считают, что им будет нечего возразить. Разъяснения Верховного Суда позволят изменить судебную практику в лучшую для должников сторону и исключить попадание граждан в кабальные условия микрозаймов», – полагает эксперт. 

В обзоре указано, что заключенный в результате мошеннических действий кредитный договор является недействительной (ничтожной) сделкой. Алина Емельянова отметила актуальность проблемы, связанной с оспариванием кредитных договоров, заключенных от имени граждан по подложным документам, но, по ее мнению, приведенная правовая позиция Суда не только не облегчит рассмотрение аналогичных дел нижестоящим судам, но и породит множество новых вопросов. «Суд квалифицирует сделку в качестве ничтожной на основании п. 2 ст. 168 ГК РФ как нарушающую требования закона и при этом посягающую на права и охраняемые законом интересы третьего лица. При этом вызывает сомнения аргументация Суда о заключении договора “в результате мошеннических действий”, – пояснила эксперт. – Исходя из фабулы дела под такими действиями ВС РФ признает установленный судом в гражданском судопроизводстве факт фальсификации подписи истца в ряде документов, подписанных от его имени неустановленным лицом, на основании которых был предоставлен кредит».

По мнению Алины Емельяновой, с таким подходом нельзя согласиться, так как факт совершения преступления («совершения мошеннических действий») может быть установлен только вступившим в законную силу приговором суда в рамках уголовного судопроизводства. «ВС РФ обоснованно пришел к выводу о нарушении сделкой требований закона и защитил права истца, однако для аргументации Суду достаточно было обратить внимание на отсутствие волеизъявления истца на совершение сделки ввиду установленного факта фальсификации его подписи», – считает адвокат. 

Касательно разрешения споров, возникающих вследствие причинения вреда, в обзоре указано, что право на получение страхового возмещения и соответствующих компенсационных выплат в случае смерти потерпевшего в результате ДТП имеют его родители, супруг и дети независимо от того, находился ли потерпевший у них на иждивении. 

Судебная коллегия по гражданским делам представила правовую позицию по жилищному спору, согласно которой акты жилищного законодательства не имеют обратной силы и применяются к жилищным отношениям, возникшим после введения их в действие, если иное прямо не предусмотрено этими актами (ч. 1 и 2 ст. 6 ЖК РФ). 

По спорам, связанным с семейными отношениями, судебная коллегия отметила, что доходы каждого из супругов, полученные ими во время брака от трудовой и предпринимательской деятельности, относятся к совместному имуществу, подлежащему разделу между ними. 

Говоря о спорах, связанных с трудовыми отношениями, коллегия указала, что денежное довольствие, полученное сотрудником уголовно-исполнительной системы в период обучения в вузе, не входит в состав затрат на обучение, возмещаемых работодателю при досрочном расторжении контракта о прохождении службы в органе УИС. 

Кроме того, разъяснены два процессуальных вопроса относительно возмещения судебных расходов. Так, истцы, обращающиеся в суд по трудовым спорам (в том числе с требованием об установлении факта трудовых отношений), освобождаются от обязанности по возмещению судебных расходов работодателя, в пользу которого состоялось решение суда, включая расходы на проведение экспертизы. Также отмечена необходимость мотивированности решений судов об определении размера возмещаемых судебных расходов в виде транспортных и иных издержек, связанных с рассмотрением дела.

Илья Прокофьев считает, что несмотря на неоднократные разъяснения ВС по аналогичным вопросам текущая правоприменительная практика складывается по пути постоянного «урезания» судебных расходов (зачастую в десятки раз), даже если сторона спора представила доказала размер и обоснованность понесенных расходов. По его мнению, данное разъяснение Верховного Суда положительно повлияет на сложившуюся практику, однако для этого Суд должен дополнительно раскрыть такие понятия, как «чрезмерность», «разумность» и «обоснованность» судебных расходов.

Рассказать: