×

О предельных сроках

МВД России планирует изменить норму, определяющую сроки содержания под стражей
Адвокаты отметили актуальность обозначенной министерством проблемы неоднократного продления сроков содержания под стражей в период ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и выразили надежду на создание механизма, не позволяющего вольно трактовать закон по принципу «нельзя, но иногда можно».


МВД России приступило к разработке законопроекта о внесении изменений в ст. 109 УПК РФ «Сроки содержания под стражей», который направлен на решение проблемы, связанной с неоднократным продлением сроков содержания под стражей в период ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела после истечения предельного срока применения соответствующей меры пресечения.

На данный момент текст разрабатываемого законопроекта не опубликован, однако адвокаты высказали свое видение обозначенной проблемы.

По мнению партнера АБ «ЗКС» Дениса Саушкина, проблема продления сроков содержания под стражей в ходе ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела в настоящее время стоит довольно остро. Он напомнил, что по тяжким преступлениям предельный срок ареста составляет 12 месяцев. По особо тяжким срок не может превышать 18 месяцев.

Адвокат пояснил, что следователь по сложным, многоэпизодным делам не успевает в пределах одного года провести весь необходимый комплекс следственных действий. Зачастую это связано с большим количеством различных экспертиз, производство которых затягивается на многие месяцы, а также исполнением различных запросов и поручений, особенно международных. И в таких случаях он должен либо изменить меру пресечения на более мягкую, либо окончить следствие, так как указанная статья УПК РФ дает возможность ареста лишь в ходе расследования.

Правоприменителями придуман механизм, отметил Денис Саушкин, когда следователь уведомляет об окончании расследования, обвиняемый приступает к ознакомлению с делом, но параллельно продолжают производиться следственные действия, а арестованный продолжает находиться в СИЗО. Несмотря на то что с законностью это не имеет ничего общего, суды встают на сторону следователя и отклоняют все жалобы адвокатов. Предложение регламентации порядка неоднократного продления ареста на данной стадии должно быть только одним – прямой запрет, четко прописанный в законе и не позволяющий вольно его трактовать по принципу «нельзя, но иногда можно».

«Пора задуматься над тем, что отведенный следователю срок в виде одного года (в исключительных случаях – полутора лет) является достаточным для расследования. При правильной организации и тайм-менеджменте за год возможно собрать все необходимые доказательства для направления дела в суд. Подобные примеры нередки и в нашей практике часто встречались», – утверждает эксперт.

Адвокат Адмиралтейской коллегии адвокатов г. Санкт-Петербурга Константин Кузьминых также подчеркнул, что проблема многократного продления срока содержания под стражей после окончания предварительного следствия сохраняется годами, потому законопроект актуален, в том числе в смысле коррекции законодательства с учетом практики ЕСПЧ о нарушении разумности срока содержания под стражей.

В качестве примера он привел два дела из своей практики. В первом случае подзащитный содержится под стражей фактически для завершения ознакомления с делом с августа 2015 г. по настоящее время, и, несмотря на то что протокол об окончании ознакомления подписан всеми обвиняемыми еще в начале января 2017 г., суд все равно продлил срок содержания под стражей до конца мая, а уголовное дело с обвинительным заключением пока еще не передано прокурору. Другая его подзащитная содержится под стражей свыше 35 месяцев из-за того, что суды несколько раз возвращали уголовное дело прокурору, а потом прокурор вернул его на доследование, и было еще одно ознакомление с материалами дела.

«На мой взгляд, в основе проблемы лежит “негодная” судебная практика. Суды уклоняются от оценки доказательственной базы по делу, а по существу – от оценки заявленных оснований для содержания под стражей. Фактически суды поясняют, что на досудебной стадии ставить под сомнение выводы субъекта производства по делу – следователя – они не могут», – считает Константин Кузьминых.

В итоге, поясняет адвокат, судебные процедуры в порядке указанной статьи давно превратились в формалистику. Обвиняемые иной раз обоснованно задают адвокату или даже суду простой вопрос: зачем вы нас в суд привезли? Причем в апелляционной инстанции от участия в судебной процедуре при обжаловании очередного продления срока содержания под стражей вообще отказываются – прямо называя их пустой формалистикой. «Возможно, институт следственных судей мог бы в дальнейшем решить данную проблему ограниченности суда в пределах оценки доказательств в досудебной стадии. Предмет же доказывания по делам ст. 109 УПК РФ не общий, а локальный вполне мог бы быть делегирован судам без всяких ограничений», – заключил эксперт.

В то же время адвокат Евгений Москаленко обратил внимание и на иную проблему. Он указал, что на практике, после того как дело предъявлено для ознакомления обвиняемому и его защитнику в порядке ст. 216 и 217 УПК РФ, следователи теряют контроль над сроками и становятся зависимыми от скорости работы стороны защиты или ее порядочности. «Именно этот период используется некоторыми адвокатами как способ затягивания уголовного дела до превышения максимального срока с целью освобождения своего подзащитного или манипуляций следствием», – пояснил адвокат.

Это приводит к тому, что суды вынуждены выносить абсурдные решения, ограничивающие защиту в ознакомлении с материалами уголовного дела, для того чтобы соблюсти процессуальные сроки. Именно для того чтобы изменить такую практику, законодатель предложит продлить сроки после предъявления уголовного дела для ознакомления, и теперь уже обвиняемый может самостоятельно принимать решение, знакомиться ему три месяца, сидя в СИЗО, или ускорить этот процесс и выйти в суд.

«Рискну высказать непопулярное мнение: объективно данное решение назрело и приведет к соблюдению права обвиняемых, поскольку исключит случаи необоснованных ограничений в ознакомлении с делами стороны защиты», – заключил адвокат.



Рассказать: