×

Обыск в доме адвоката в связи с уголовным делом в отношении его сына признан незаконным

Президиум Мосгорсуда отменил постановления нижестоящих инстанций, которые санкционировали проведение обыска, не проверив, является ли собственник жилого помещения адвокатом
Фото: «Адвокатская газета»
Заместитель председателя Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Александр Пиховкин, участвовавший в проведении обыска, позитивно оценил решение кассации. При этом он выразил огорчение тем, что Мосгорсуд и его президиум крайне редко, признав нарушение ст. 450.1 УПК, выносят новое решение, предпочитая отправить дело на новое рассмотрение, при котором указания вышестоящей инстанции на судебные ошибки могут быть проигнорированы.

11 мая президиум Московского городского суда рассмотрел кассационную жалобу адвокатов АП г. Москвы Юрия Никитина и Дмитрия Свиридова на вынесенные без учета требований ст. 450.1 УПК РФ постановления судов первой и апелляционной инстанций, удовлетворивших ходатайство следователя о проведении обыска в доме, принадлежащем адвокату, и в квартире, в которой он зарегистрирован. Проведение обыска было обусловлено расследованием уголовного дела, одним из фигурантов которого стал сын адвоката.

5 июля Тверской районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство следователя о производстве обыска в жилищах гражданина М. – в квартире по месту его регистрации, а также в частном доме по месту фактического проживания. Следователь обратился с ходатайством, обосновывая его тем, что в ходе ОРД была выявлена причастность М. к совершению преступления, предусмотренного п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность», и были основания полагать, что в его жилищах находятся предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела.

Суд удовлетворил ходатайство, не приняв во внимание то, что собственником обоих жилых помещения является отец М. – адвокат АП г. Москвы Игорь Вагин, хотя соответствующая информация была указана следователем в ходатайстве. Таким образом, в постановлении не было сделано ссылки на нормы ст. 450.1 УПК РФ, а также не были указаны конкретные предметы, подлежащие отысканию в ходе обыска.

Обыски были проведены 15 августа, при этом при их проведении присутствовали уполномоченные представители АП г. Москвы, поскольку орган следствия попытался соблюсти законность и уведомил палату о проведении ОРМ в жилище адвоката. Тем не менее сама процедура обыска была проведена с нарушениями, так как следственной группой были изъяты предметы и документы, принадлежащие адвокату.

Постановление суда, санкционировавшего обыск, было обжаловано в Мосгорсуд, однако апелляция не нашла нарушений закона. После этого адвокаты Юрий Никитин и Дмитрий Свиридов обратились в президиум Мосгорсуда с кассационной жалобой в защиту интересов Игоря Вагина.

В жалобе они указали, что постановления судов первой и апелляционной инстанций являются незаконными и необоснованными и подлежат отмене в соответствии с требованиями ст. 450.1 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

Так, защитники указали, что частный дом, в котором был произведен обыск, принадлежит на праве собственности адвокату Игорю Вагину, причем никто кроме него там ни постоянно, ни временно не проживает, в том числе и его сын М., который бывает там как гость. Более того, на протяжении нескольких лет Игорь Вагин использует данное жилое помещение для встреч с доверителями и хранит там адвокатскую документацию, что свидетельствует об использовании этого помещения для адвокатской деятельности.

При этом обжалуемое постановление первой инстанции не содержит сведений о том, что собственник этого дома является адвокатом – там вообще не имеется сведений о собственнике. Это, как указано в жалобе, свидетельствует о том, что суд не принимал мер к установлению того, не является ли собственник дома спецсубъектом. Также в постановлении суда не указано, что Игорь Вагин постоянно зарегистрирован в квартире, в которой также проведен обыск.

Таким образом, постановление противоречит разъяснениям Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (ст. 165 УПК РФ)». При этом адвокаты подчеркнули, что ряд документов, имевшихся в материалах дела, содержат сведения о том, что отец М. является адвокатом.

«Как полагает защита и следует из норм УПК РФ, суд должен был оценить относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности (в том числе в отношении жилищ адвоката), а также достоверность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд был обязан отразить в постановлении, в том числе, по какой причине суд не руководствовался нормами ст. 447, 450.1 УПК РФ при разрешении проведения обысков в жилищах адвоката», – указано в кассационной жалобе.

Кроме того, адвокаты указали, что в постановлении районного суда не указано, имеют ли конкретные объекты обыска в жилище адвоката отношение к его имуществу и деятельности, как не указаны и части жилых помещений, которые используются адвокатом для профессиональной деятельности. Это было необходимо, чтобы обыск не привел к получению следователями информации о доверителях адвоката, не имеющих отношения к уголовному делу, фигурантом которого стал сын Игоря Вагина.

Относительно апелляционного постановления Мосгорсуда Юрий Никитин и Дмитрий Свиридов указали, что оно незаконно и необоснованно, поскольку апелляция также не дала оценки вышеуказанным нарушениям и не ответила на доводы защитников.

Рассмотрев жалобу и материалы дела, президиум Мосгорсуда полностью поддержал доводы адвокатов, согласившись, что первая инстанция не исследовала вопрос о том, используются ли жилые помещения, подлежащие обыску, адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, а апелляционная инстанция данные нарушения не устранила.

Тем не менее кассация, вопреки просьбе адвокатов отменить решения нижестоящих инстанций и прекратить производство по делу, предпочла направить его на новое рассмотрение.

Комментируя «АГ» решение президиума Мосгорсуда по данному делу, заместитель председателя Комиссии Совета АП г. Москвы по защите прав адвокатов Александр Пиховкин, который принимал участие в производстве обыска в жилищах Игоря Вагина, отметил, что в большинстве случаев решения судебных инстанций, осуществляющих проверку судебных актов районных судов по жалобам на нарушение требований ст. 450.1 УПК РФ, отличаются взвешенностью позиции и уважением к этой норме закона. При этом, по его словам, в случае с президиумом Мосгорсуда можно говорить о практике признания незаконными нарушений «адвокатской» статьи УПК РФ в 100% случаев, в то время как Мосгорсуд иногда допускает игнорирование упущений первой инстанции.

«В противоположность этому статистика решений районных судов по указанной категории дел является полностью негативной», – отметил Александр Пиховкин, предположив, что это может быть связано с разным пониманием судами различных уровней своей функции и обязанности в правовой системе страны.

Он пояснил, что районные суды, работающие «на земле», вынуждены так или иначе постоянно, непрерывно и непосредственно взаимодействовать с правоохранительными органами. «В отсутствие реальной состязательности сторон в процессе такое положение неизбежно ведет к формированию того, что в социальной психологии охватывается теорией малых групп. В результате мы сталкиваемся с хорошо знакомым явлением так называемого “обвинительного уклона” суда, когда правоприменитель при отправлении правосудия склонен к наделению действий правоохранителя заранее установленной силой», – пояснил адвокат.

Александр Пиховкин добавил, что механизм апелляционного и тем более кассационного рассмотрения в известной степени избавляет правоприменителя от необходимости соизмерять свою деятельность с возможной реакцией на нее со стороны представителя правоохранительного органа на уровне района: «Это резко увеличивает вероятность того, что в судебном акте белое будет названо белым, а черное – черным, по крайней мере, по категории дел, рассматриваемых в порядке ст. 450.1 УПК РФ».

«Единственным огорчением здесь является прочно наметившаяся тенденция к юридическому пинг-понгу. Мосгорсуд или его президиум, признавая незаконность решения районного суда по жалобе в порядке ст. 450.1 УПК РФ, крайне редко выносят новое решение. Вместо этого они стремятся ограничиться направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. А первая инстанция, как в известной песне про собаку и служителя культа, норовит повторить все те судебные ошибки, на необходимость устранения которых указал вышестоящий суд. К сожалению, у нас есть пример, когда замечательное кассационное решение по ст. 450.1 УПК РФ было буквально нуллифицировано при повторном рассмотрении в районном суде. Хотелось бы верить, что в данном случае нам удастся переломить такую практику в пользу закона и здравого смысла», – заключил Александр Пиховкин.

Рассказать: